Интересное21 мая 2013 22:55

Час Делягина. Кто хочет сделать из России страну Адольфов, не помнящих родства?

Под крики об антисемитизме и фашизме идет планомерное промывание мозгов
Михаил Делягин в эфире радио и телеканала "Комсомольская правда"

Михаил Делягин в эфире радио и телеканала "Комсомольская правда"

Фото: Михаил ФРОЛОВ

В эфире радио «Комсомольская правда» доктор наук Михаил Делягин вместе с нашим редактором Нигиной Бероевой разбираются, почему борьба с фашизмом приобрела в России такой извращенный характер и какой вклад в это вносят Минкин и Гозман.

Бероева:

- Михаил Геннадьевич, здравствуйте. Ну что, 9 мая мы вроде бы отпраздновали … А говорить о Дне Победы и о фашизме, и о победителях, и о ролях, и об истории мы не перестаем и каждый день, мне кажется, все это накручивается и накручивается. То есть, градус разговоров все растет и растет.

Делягин:

- Вы знаете, у всех свой праздник. Люди по-разному встречают новый год, так что уж говорить о Дне Победы. В России и в Германии День Победы празднуют совершенно по-разному. В Германии, насколько понимаю, его не празднуют. Или отмечают так весьма скорбя. Ну и в России тоже празднуют разные люди по-разному. Несколько лет назад журналист Минкин поздравил ветеранов ВОВ на День Победы соответствующим материалом, в котором рассказал о том, что, если бы вот эти непонятные люди не боролись бы с фашизмом и не победили бы его, и если бы победили фашисты, то все было бы в порядке.

Бероева:

- Ну да, типа, мы жили бы сейчас в Европе.

Делягин:

- Да, и баварское бы пили. Это особенно забавно было слышать из уст господина Минкина, потому что его предки уж точно в случае победы гитлеровцев не имели бы никакого шанса дать потомство. Просто по историческим фактам. Но с настоящим Минкиным ничего не случилось – ни за хулиганство с особым цинизмом, ни за оправдание нацизма и его пропаганду, ни за оскорбление миллионов людей он к ответственности привлечен не был. И его эстафету подхватил другой либерал… Господин Гозман не просто руководитель одной из либеральных партий – это человек многолетний и, насколько можно судить, исключительно близкий советник Анатолия Борисовича Чубайса. И сегодня господин Гозман является советником руководителя Роснано.

Бероева:

- Он госчиновник?

Делягин:

- Ну, не госчиновник, потому что он не на госслужбе, но он работник государственной корпорации. Господин Гозман официально и открыто написал и защищает буквально эту позицию с пеной у рта, что организация СМЕРШ равноценна организации под названием СС. Организация СС, напомню, это даже не гестапо. Гестапо занималось государственной безопасностью – убивало кого-то или пытало кого-то, если считало, что этот человек создает угрозу для государственной безопасности. А СС осуществляло массовое уничтожение людей. СС самая преступная организация из всех преступных организаций, которые существовали в третьем рейхе. А СМЕРШ – это организация, которая занималась борьбой со шпионами и диверсантами. Это сейчас либералы очень любят рассказывать о том, что дезорганизация тыла красной армии 22 июня в результате нападения немцев была вызвана массовым восстанием народа против проклятой советской власти. Но историки знают и описывают, что огромное количество диверсантов было заслано в ближний тыл. Они были одеты в форму бойцов красной армии, они высоко профессионально – чего нельзя было сказать о бойцах первой линии фронта – совершали диверсии в тылу. Вот с этими самыми диверсантами и шпионами боролся СМЕРШ. Безусловно, это была организация не зайчиков пушистых, я думаю, что с позиции сегодняшнего дня она совершила преступление, безусловно… Но, представьте себе, вы сидите в окопе и перед вами поле, которое во много-много слоев покрыто людьми, которые перед вами погибли. И сейчас вы здесь погибните… Заградотряды были в фашистской армии тоже, но приравнивать СМЕРШ к СС – это даже не приравнивать одну госбезопасность к другой. Это приравнивать террористов и фашистов, уничтожавших людей по национальному признаку, в том числе, но отнюдь и не только по национальному признаку, приравнивать их к контрразведке. Пусть даже полевой, пусть даже действующей в жестоких условиях и т.д. То есть, это ложь, с моей точки зрения, - откровенная, наглая и Гозман не может не понимать, что он лжет. И это не просто так вот человеку в голову пришло и он написал – это осознанное поздравление ветеранов и всего российского народа именно к 9 мая. То есть, это не хулиганство или там что-нибудь еще, а, выражаясь языком уголовного кодекса, это преступление, совершенно с особым цинизмом. При этом уравнивание фашистов и их победителей – это очень модная и очень популярная сегодня в Европе тема, потому что Европе нужно, с одной стороны, отмыться от фашизма, так как свой маленький фашизм был во многих европейских странах, а фашистские партии были очень сильны во всех развитых странах мира, кроме Советского Союза. У нас эту нечисть выжгли вместе с миллионами невинных людей, но, тем не менее. Но это не просто мода, это еще и способ подавления нашей страны и нашего народа. Потому что если они не победители фашизма и не спасители мира от коричневой чумы, а такие же, как сама эта коричневая чума, отлично, в 45-м выжгли коричневую чуму, а теперь пора выжигать этих. И когда господин Гозман становится на этой позиции, ну, во-первых, он оправдывает нацизм. Потому что он ставит нацизм на одну планку с теми, кто с ним боролся и его победил. А у нас нет, в отличие от Германии, уголовной статьи за оправдание нацизма – у нас в этом отношении есть свобода слова, чем господа Гозманы и пользуются виртуозно. Если вы про начальство скажете что-нибудь неаккуратное, вы сядете в тюрьму до 4 лет и вас будут мурыжить вдоль и поперек. А если вы оскорбите свой народ, то у вас будет все очень хорошо. Так что господин Гозман пользуется тем, что в нашей стране разрешено оправдание нацизма де-факто. Ну и понятна его ненависть, как сотрудника Чубайса, к борьбе со шпионажем как таковым. Мы прекрасно помним, что в начале 90-х годов – это уже признано и зафиксировано, что в окружении Чубайса было огромное количество людей, которые (как бы это помягче сказать) работали в разведывательных структурах враждебных государств, то есть, грубо говоря, шпионы. Безусловно, он не имел юридических документов об этом, но не догадываться умному человеку сложно кто есть кто и что он здесь делает. И люди, подобные Гозману, когда они сейчас начинают высказываться против структур, которые занимаются борьбой со шпионажем, я подозреваю, что для них это не просто способ нападения, но и способ самозащиты в определенной степени. Потому что, а вдруг вспомнят, как я там какое-то время назад что-то делал и что-то крутил… Может, чего-то пообещал, чего-то сделал… А вот ничего, вот я обвиню, скажу, что те, кто борется со шпионажем и с диверсантами - это фашисты и эсэсовцы и все будет нормально. Да, кстати говоря, это не случайно, когда тот самый Гозман, который был ключевой фигурой в обвинении Квачкова в якобы совершенном покушении на Чубайса, когда много-много составов присяжных подряд говорили, что никаких доказательств этого нет – вот вы поймали людей, которые вам не нравятся, навесили на них всех собак и держите их в СИЗО и обвиняете их во всех смертных грехах. И Квачкова оправдывали, оправдывали, а Гозман вылезал и кричал: виновен, виновен, виновен! И поскольку советник Чубайса это не тот человек, у которого можно выиграть суд в нашей стране, я в этом убедился, он обвинил меня в создании фашистской организации. На основании того, что я призывал людей к реализации конституционных прав и законных прав по самозащите. И это было создание фашистской организации. Но суд в итоге я проиграл, потому что в нашей стране выигрывать суды у советников господина Чубайса все еще нельзя, судя по всему. Суд не признал, что моя организация фашистская, но он признал, что, когда меня называли создателем фашистской организации, это не причинило мне никаких моральных неудобств – утрись, тебя никто не обижал… Но помимо бытовых вещей мы должны понимать, что, когда слово «русский» используют в качестве синонима слова «фашизм», когда Гозман и Минкин оскорбляют страну, в которой они живут и частью которой они себя считают, вероятно… Ну, вообще говоря, это подпадает под еще одну статью УК – разжигание розни по национальному признаку. Потому что когда нормальный человек слышит, что при фашистах мы бы жили хорошо, то он, естественно, задастся нормальным вопросом – простите, пожалуйста, ну, насчет нас это вопрос очень-очень спорный, но теоретически можно предположить, что мои родители бы выжили… А ваши родители бы точно не выжили – что вы здесь несете? И в этой ситуации это сразу подпадает под антисемитизм. То есть, господа Гозман и компания своим поведением занимаются разжиганием антисемитизма в нашей стране… У нас феноменальная ситуация, когда огромная часть нашего общества искренне считает, что их происхождение дает им пожизненную индульгенцию от всех возможных грехов и любое указание на грехи, которые они совершили, является антисемитизмом. Причем, это свойственно именно либералам. Именно либералы стоят на этой позиции с непоколебимым упорством, они совершенно не задумываются, что тем самым они берут индульгенцию из рук Гитлера… Но ненависть к РФ, которую проявляет Гозман, желание растоптать нашу страну, лишить нас исторической памяти, потому что народ формирует не телевизор, народ формирует история и совместные переживания этой истории. А нашу историю растаптывают не потому, что кто-то хочет до чего-то докопаться, нашу историю растаптывают, чтобы уничтожить нас, как народ. Чтобы превратить нас не в Иванов, не помнящих родства, а в Адольфов, не помнящих родства. Я напомню, что цитадель германского империализма названа по имени славянского племени, которое там когда-то жило. Но об этих славянах уже никто не вспомнит, потому что те из них, кто выжил, их потомки, они уже немцы. Точно такую же операцию сейчас производят с нами. Причем, если бы это был один Гозман, говорить об этом было бы бессмысленно… Но здесь случай не тот. Гозман написал это не в личном блоге, Гозман написал это в блоге на «Эхе Москвы». «Эхо Москвы», как всякая демократичная структура, она демократична безупречно. Вы не можете просто поставить там свой блог, из-за чего много людей оттуда ушло. Ваш блог сначала читают, а потом думают – ставить его или не ставить. Если бы не ставили только блоги, которые противоречат какой-то фиксированной позиции, это было бы понятно. Но в интернете описываются случаи, когда не ставились вполне безобидные посты и модераторы просто объясняли, что нам этот пост не нравится, он не соответствует нашей политике, которую мы сформулировать не можем и мы решили без объяснения причин его не ставить. То есть, пост господина Гозмана не противоречит политике «Эха Москвы». А это уже серьезно.

Бероева:

- Хотелось бы получить комментарий как от руководства «Эха Москвы», так и от Анатолия Чубайса.

Делягин:

- Ну, это их право. Я думаю, что Венедиктов скажет – у нас свобода слова, он легко жонглирует фактами, с моей точки зрения, с феерической ловкостью. Достаточно сказать, что, когда меня очень жестко оскорбили его сотрудники, посмеялись надо мной, я об этом написал в ЖЖ, то выяснилось, что я, оказывается, оскорбил сам этих сотрудников и господин Венедиктов не собирается извиняться за то, что без уведомления снял меня с эфира. Ну, ладно, Чубайс тоже либерал – это один клан, одна тусовка, у них одна задача – это штурмовая пехота глобального бизнеса. Они могут в этом не признаваться, но это, с моей точки зрения, сила абсолютно враждебна России не потому, что здесь коммунисты или Путин, или авторитаризм, или антисемитизм, а потому что это Россия как таковая. Но более интересна другая вещь. Весь наш истэблишмент молчит, умывается и вполне согласен. Какие-то депутаты там что-то пропищали на мелком уровне… Господин Жириновский, когда я назвал взбесившихся принтеров взбесившимися принтерами, человек вышел на трибуну Госдумы и побуждал несчастных депутатов других фракций подставиться и попытаться оспорить то, что дважды два четыре и подать на меня в суд. Причем, он очень художественно говорил. И вот господина Жириновского не слышно, он не защищает лозунг «мы за бедных, мы за русских»… Простите, но какие же вы русские, если вы не защищаете День Победы, да еще в таких наглых ситуациях… «Единая Россия» - мы прекрасно знаем, что происходит с людьми, которые нападают на «Единую Россию». Господин Кашин там что-то сказал про наших или про какого-то единороса-мэра и понятно что с ним стало – как его избили. А люди, которые критикуют «Единую Россию», у них потом начинаются проверки счетов, у них начинается изгнание из Госдумы, нахождение бизнеса и т.д., вплоть до уголовных преследований… 282-я статья, говорят, что это антирусская статья, но, по-моему, это статья за «Единую Россию». Простите, пожалуйста, выпустили непонятно кого против Соловьева, чтобы из него показательно сделали котлету. Там все эти Железняки, все эти Воробьевы… Сурков в конце концов… Он сейчас частное лицо, он может вступиться за свое государство… Или он тоже принадлежит к оффшорной аристократии? И получается, что вся правящая тусовка, за исключением отдельных неумех или отморозков поддерживает господина Гозмана, она молчаливо, не желая солидаризироваться публично, она не возражает против того, что сталинизм и фашизм это одно и то же. Они согласны с тем, что бороться со шпионажем и диверсантами в тылу красной армии и на передовой – бороться с трусостью, с моральным разложением, бегством, паникой – а паника это страшная вещь, тут только пулей можно бороться, это заразно, это психологический вирус – бороться с этим это значит быть эсэсовцем. Наша тусовка, оказывается, настолько враждебна нашей стране, настолько чужда нашей стране! Попробуйте покритиковать с цифрами и фактами воровство в Сочи… Сразу выяснится, что вы бандит, что вы уголовник и вам придется бежать из страны из-под уголовного дела. Как только дело заходит о борьбе с воровством, сразу разверзаются хляби небесные. А оскорблять народ можно, судя по всему, потому что наша правящая тусовка не с народом. Судя по всему тому, что она с Гозманом. И это не зависит от деления на партии. У нас есть псевдопатриотические партии. Ну так коммунисты вообще стоят на позиции уже так сказать не интернационализма, а пропаганды всего русского, в том числе, такой пропаганды, что иногда перекреститься хочется. А где серьезный протест? Вы парламентская партия – вы можете запрос внести. Вы можете подать документы в прокуратуру. Где все? «Справедливая Россия», ау, где ваша справедливость, вы согласны с господином Гозманом? Наверное, вы согласны, раз вы молчите. Это когда ваши депутаты что-то неудачливо говорят про начальство, их нужно побыстрее вычистить, как там Гудковых, вот сейчас у Пономарева начинается история за действительно некорректно оформленные документы, судя по всему. Но здесь-то на вас наехали! Или это не на вас? Или вы полностью солидарны с тем, что бороться с нацизмом и быть фашистом это одно и то же? Что спасать евреев и убивать евреев по факту их национальной принадлежности это одно и то же? Вы с этим согласны, господа? Вы молчите, значит, вы с этим согласны. А тогда действительно возникает вопрос, к которому вас подводит Гозман и все остальные – а правда, что мы победили фашизм в 45-м? В 45-м, наверное, победили. Но если такие заявления, которые делает Гозман и все остальные, если у нас сейчас цветет либерализм пышным цветом в гозмановском и в минкиновском, и в исполнении всех других, простите, пожалуйста, а вы уверены, что фашизм не победил сейчас? Вот возникает такое ощущение. Я надеюсь, что это ощущение неправильное, но абсолютное толерастие, проявленное всей правящей тусовкой к оскорблениям не просто памяти там нескольких десятков тысяч человек, которые доживают последние годы своей жизни, которые действительно спасли мир от фашизма, но и всех остальных, которые там пишут «спасибо, дед, за победу»… А самая главная победа над фашизмом – это краеугольный камень, на котором стоит все самосознание нашего народа. И разрушая этот камень, вы уничтожаете народ. То есть, получается, что задача правящей тусовки, насколько можно судить, одинакова с задачей гитлеровского фашизма. Те хотели уничтожить этот народ и эти хотят уничтожить наш народ. Но просто по-другому.

Бероева:

- Михаил, вы не думаете, что как бы не только Гозман раскачивает этот камень, а и уничтожает этот камень, на котором, как вы сказали, держится наша страна… Наверное, в этом году это особо остро ощущается, когда вот с этими бесконечными плакатами, с ошибками, с немецкими танками, с американскими флагами – это те факты, когда подростки просто не знают, когда началась Великая Отечественная война… Вот мы недавно на радио обсуждали эту тему и позвонил мужчина и с глубочайшей скорбью в голосе сказал – что вы хотите, я спросил у своего сына, когда началась война и он сказал: 9 мая. И мужчина плакал практически в трубку… Я сейчас ни в коем случае не оправдываю Гозмана…

Делягин:

- Понимаете, ситуация с Гозманом – это квинтэссенция, это капля, в которой отражается все. Если бы это был отдельно взятый человек, ничего не выражающий, ну, кому это было бы интересно? Ну вот госпожа Новодворская – она говорит все, что угодно, и это даже забавно, но она не является проявлением серьезной общественной силы. А господин Гозман является. Эта сила совсем недавно была преобладающей и вот-вот может стать опять преобладающей, когда снесут нелюбимую нами правящую бюрократию. Вот сделают с Путиным то же самое, что с Каддафи и будет Гозман, к сожалению. Очень к большому сожалению. Хотя я не являюсь сторонником нынешней системы. И реформа образования – это либеральная реформа образования, она нацелена на то, чтобы превратить наш народ в Адольфов, не помнящих родства. Не в Иванов, а в Адольфов. Это осознанная задача. Лишить людей способности мыслить. Лишить людей способности искать информацию. Лишить людей возможности получать удовольствие от узнавания нового. Это нацеленная реформа образования. Реально. И она приносит свои плоды. И не только в отношении Великой Отечественной войны. Социологические опросы – уже около десяти лет треть опрошенных говорят, что солнце вращается вокруг земли, как в средние века. А выпускники московских вузов, не самых плохих, с красными дипломами, под камеру не знают, что такое корень квадратный из ста. Не то что они ошибаются, они просто не знают, что это такое… И так далее. Это комплексная дебилизация населения Российской Федерации. Вы знаете, в интернете появилась шуточка. «А что было бы, если бы немцы победили?» И то, что там описывается, естественно, это вырвано из контекста, это не все, что было бы, а некоторые элементы. И они до ужаса напоминают то, что происходит сейчас. Реформа образования, когда были выданы первые стандарты нового школьного образования, было ощущение, что они списаны с гитлеровского плана «Ост». Что славянин – раб и он должен знать сложение и вычитание, умножение и деление, язык хозяина понимать, чтобы выполнять команды, и Закон божий, чтобы быть послушным. Все. Да, и еще он должен быть физически здоров, чтобы выполнять тяжелую работу. И это действительно было очень близко к стандарту образования, которое нам навязывают. И сейчас уже выкидывается астрономия, у нас скоро будут преподавать физику, химию и биологию факультативно по желанию… Человек должен обладать определенным кругозором, чтобы уметь сопоставлять разные вещи, а если его этого лишают, это уничтожение народа. Если бы оно велось только путем уничтожения исторической памяти, это было бы одно дело, но ведется комплекс. И поздравления господина Гозмана ветеранам Великой Отечественной войны – это не случайно. Это часть, с моей точки зрения, сознательной и довольно эффективной политики. Ну и с другой стороны, с моей точки зрения, это проявление животной ненависти, которую испытывают многие либералы в нашей стране. Я хочу просто сказать, что я говорю именно о либералах не потому, что я не хочу попасть под статью. Есть такой Ножевой переулок в центре Москвы, рядом с церковью, где венчался Пушкин, вот у нас очень популярно, даже Слуцкий про это стихи написал: «Евреев на войне не убивало, все возвратились живыми». Там стоит школа и на стене списочек десятиклассников, которые ушли на фронт и там погибли… Вот пойдите и почитайте, сколько там еврейских фамилий… Мы это знаем плохо, потому что неженатых офицеров-евреев, огромную их часть, после войны сразу отправили создавать государство Израиль. Поэтому просто в процентном отношении их было сильно меньше… Но у нас есть евреи-патриоты и нормальный еврей, который живет в России, он больший патриот, чем многие остальные. Так же, как и немец, который живет в России, больший патриот, чем я, скажем. Потому что ему есть куда уезжать, в случае чего. И его выбор страны – это выбор абсолютно сознательный. А я просто здесь живу – где родился, там и пригодился. Но вместе с тем мы имеем либералов. Это извращение с моей точки зрения. И это извращение не сексуальное, но политическое. И когда оно проявляет себя в циничных, омерзительных формах, ну, ребята, если вы не хотите бороться за свои права, обтекайте.

Бероева:

- Михаил, вы опять-таки говорите об извращенном либерализме…

Делягин:

- Нет, есть либерализм это любовь к свободе, права личности. И это святое. Но, простите, пожалуйста, наши либералы с 1991 года прошли очень длительный путь и они начинали с защиты прав личности и свободы, а потом выяснилось, что самая свободная часть общества – это бизнес. И они стали служить бизнесу против всех остальных.

Бероева:

- Поэтому давайте разделять. Есть либералы, а есть извращенные либералы…

Делягин:

- Когда я говорю слово либерал, нужно понимать либеральный фундаменталист или, как говорит Михаил Хазин, либераст (сокращение от либерального фундаменталиста), просто звучит не очень хорошо. Так вот, господин Гозман это либеральный фундаменталист. Вот есть люди, которые просто любят свободу – там Андрей Андреевич Пионтковский, например, Владимир Рыжков и много-много других. Но люди, которые хотят лишить нас нашей исторической памяти, лишить нас истории и превратить нас в Адольфов, не помнящих родства, они не любят свободу, они любят рабство и хотят, насколько я могу судить, чтобы в рабстве были мы.

Бероева:

- Знаете, в битье можно найти какой-то, хоть маленький, но плюсик, и я думаю, что в этой ситуации он тоже есть. С чего мы начали программу, уже много дней прошло с 9 мая, но мы все еще говорим и вот в этих разговорах, а они ведутся почти на всех каналах, я думаю, что это хорошо – мы обсуждаем и говорим об этом – и это замечательно!

Делягин:

- Я могу сказать еще одну замечательную вещь. Я двух человек отговорил от применения физического насилия господину Гозману. Потому что это не выход.

Бероева:

- Вы гуманист, Михаил. Это был «Час Делягина» на радио «Комсомольская правда».