2016-08-24T03:03:12+03:00

Тимур Бекмамбетов: «Люди превращаются в киборгов, и Анджелина Джоли относится к своему телу очень современно»

Известный режиссер прокомментировал историю с операцией голливудской актрисы, объяснил, почему снимает ремейки, и раскрыл секрет коммерческой успешности своих фильмов
Поделиться:
Комментарии: comments11
Я с ужасом осознаю, что провожу в виртуальном мире больше времени, чем в реальном.Я с ужасом осознаю, что провожу в виртуальном мире больше времени, чем в реальном.
Изменить размер текста:

Тимур Бекмамбетов - это человек, который во многом сформировал облик нашего современного кинематографа. Сначала он перевернул представление об искусстве рекламных роликов, сделав «Всемирную историю» для банка «Империал». Затем произвел революцию в отечественном кино и снял «Ночной» и «Дневной Дозор», которые впервые составили конкуренцию голливудским шедеврам. И, наконец, стал первым режиссером и продюсером, завоевавшим сам Голливуд. В его фильмах снимались Анджелина Джоли и Морган Фриман. А блокбастер Бекмамбетова «Особо опасен» собрал в США кассу в 134 миллиона долларов! Сегодня Тимур пошел на очередной оригинальный шаг и выступил в роли продюсера... анимационного сериала «Алиса знает, что делать!» о приключениях Алисы Селезневой - героини, которую придумал писатель-фантаст Кир Булычев.

- Тимур, в одном интервью, отвечая на вопрос, о какой женщине вы хотели бы снять фильм, вы ответили: Софья Перовская и Екатерина Великая. Но сняли анимационый фильм об Алисе Селезневой. Вам она показалась фигурой сопоставимого масштаба в плане зрительского интереса?

- Алиса - культовый персонаж для поколения 35+. Воздействие этой книги и этой героини на нас всех трудно переоценить. Благодаря ей несколько поколений выросло с мечтой о космических путешествиях, открытиях, с верой в дружбу. Может быть, поэтому мы оптимисты, несмотря ни на что. Не только «Гостья из будущего», но и другие подобные фильмы сформировали наше позитивное мироощущение: «Москва - Кассиопея», «Большое космическое путешествие». Мы надеемся, что и наших детей эти темы будут волновать, и они станут похожи на нас в чем-то. Поэтому, когда Елена Маленкина, продюсер проекта, пришла ко мне с этой идеей, - я немедленно откликнулся.

- Но будет ли интересна история советской девочки для нынешних детишек? Насколько кардинально вы модернизировали историю Алисы?

- Знаете, в нашей жизни по большому счету мало что меняется. Это только вещи стремительно устаревают. А когда ты читаешь старые книги и смотришь старые фильмы, то понимаешь: нас волнуют те же проблемы, что и наших предшественников. Только оформлены они теперь по-другому. Наша Алиса Селезнева одета иначе и летает на космическом корабле другого дизайна. И Москва выглядит совсем не так, как мы себе могли представить 40 лет тому назад. Но, по сути, это та же самая ситуация, когда родители вечно заняты, а дети предоставлены сами себе. Они скучают по родителям, но пока мамы и папы нет, дети находят себе приключения в команде своих друзей. Так было и с нами, когда мы были маленькими. Теперь это происходит с нашими детьми. По большому счету «Алиса» - это история про детей, на которых у родителей не хватает времени.

Тимур считает, что на «Дозорах» с Хабенским его свела сама судьба.

Тимур считает, что на «Дозорах» с Хабенским его свела сама судьба.

ГАДЖЕТЫ СПАСУТ МИР

- В мультфильме «Алиса знает, что делать!» одним из главных действующих лиц является мир гаджетов. А вы в каких отношениях с этим миром? Насколько быстро новинки появляются у вас на рабочем столе или в кармане?

- Я нахожусь в трагической зависимости от виртуального мира. Потому что я любопытный человек, и когда появляется что-то новое, я хочу это попробовать. А поскольку нового выходит очень много - и самих гаджетов, и контента для них, - я с ужасом осознаю, что провожу в виртуальном мире больше времени, чем в реальном. Я засыпаю с включенным компьютером, а когда просыпаюсь, первое, что делаю, немедленно пытаюсь снова погрузиться в интернет-пространство через смартфон или ноутбук. Плохо ли это? Я считаю, наоборот, это спасительно для нашего мира. Потому что таким образом люди могут «путешествовать» по всему миру, не сжигая топливо, могут читать, не переводя на бумагу деревья, могут творить, сохраняя природные ресурсы. Чем больше мы находимся в виртуальном мире, тем меньше вредим природе.

- Грань между анимацией и кино стирается, взять тот же «Аватар». Мультики, компьютерные игры отнимают у кино все больше зрителей. Есть шанс, что со временем анимационные персонажи оставят кинозвезд без работы? Ведь рисованные герои не откажутся от съемок и не запросят бешеные гонорары...

- Людей всегда будут интересовать только люди. Форма не важна. Кукла может стать для тебя живым существом, близким и понятным, но за ширмой анимационной истории всегда стоят реальные актеры, которые озвучивают, наделяют куклу душой. А еще есть аниматор, который придумал и оживил события этой истории. Я думаю, актеры всегда будут сутью кино, театра и анимации. Разница только в том, что они могут надеть на себя маски мультипликационных персонажей. Мы не видим их лица, но чувствуем их душу.

Герои истории про Алису Селезневу выглядят сейчас очень современно. Кадр из мультфильма «Алиса знает, что делать!».

Герои истории про Алису Селезневу выглядят сейчас очень современно. Кадр из мультфильма «Алиса знает, что делать!».

- У любого режиссера есть круг своих актеров. Кто у вас входит в этот круг и почему?

- Не хочу себе льстить, далеко не всегда я сам определяю круг актеров. Иногда эти решения принимает судьба. Так было с Костей Хабенским, актером, с которым я много чего делал и делаю. Наверное, это судьба в образе Анатолия Максимова, который был продюсером «Ночного Дозора», а может быть, в образе кастинг-директора, который мне его предложил. То же самое касается и актеров в Америке. Джеймс МакЭвой появился просто потому, что моя американская кастинг-директор показала фильм «А в душе я танцую», где он сыграл роль парализованного парня на коляске. Джеймс мне страшно понравился. Я тогда планировал снимать «Особо опасен» и предложил студии «Юниверсал» пригласить его на роль Уэсли Гибсона. Но продюсеры отказались: «Он же неизвестен никому». Прошел год, вышел фильм «Искупление» с участием МакЭвойа, Джеймс получил кучу призов и стал желанным актером для студии. Они согласились снимать его в «Особо опасен», и фильм состоялся.

- По какому принципу вы решаете, подходит этот актер на данную роль или нет?

- Меня в актере интересует прежде всего его личность, возможность общаться с этим человеком. Наверное, дело в том, что я не режиссер по образованию. Я не умею манипулировать актером как инструментом для воплощения собственных образов, меня этому просто не учили. Для меня актер - некое загадочное существо, партнер, которому я доверяю. Поэтому важно, чтобы это были мои друзья и единомышленники. Пока мне очень сильно везет. Возьмем мой первый режиссерский опыт - рекламную кампанию банка «Империал», в которой у меня участвовали два диктора. Один - Володя Машков, тогда еще молодой актер и режиссер. А второй - Иннокентий Смоктуновский! Мне посчастливилось работать с легендарными артистами, при встрече с которыми физически ощущаешь дрожь в коленках. Это Юрий Яковлев и Андрей Мягков в фильме «Ирония судьбы. Продолжение» и Морган Фриман в названной уже картине «Особо опасен». Мне везет, что тут еще сказать?!

Варвара Авдюшко уже больше десяти лет является женой и музой режиссера.

Варвара Авдюшко уже больше десяти лет является женой и музой режиссера.

ПРИВЫК, ЧТО МЕНЯ РУГАЮТ ЗА СВЯТОТАТСТВО

- Вопрос к вам как к человеку, который разбирается в феномене Анджелины Джоли. По-вашему, эта история с операциями - двойной вазэктомией - насколько отразится на ее имидже секс-символа и, соответственно, на ее востребованности как актрисы?

- Наш мир стоит на грани слома многих понятий: откуда берутся дети, что такое человеческое тело, что такое человеческий разум? Сейчас люди уже могут видеть без глаз, при помощи специальных оптических устройств. Существуют роботы, которые могут выполнять функции человека. Ученые говорят, что через 5 - 10 лет все открытия будут уже совершены, и человек станет биомеханическим организмом. Продление рода будет осуществляться другим способом... И Анджелина просто движется впереди планеты всей. Она относится к себе и к своему телу очень современно и функционально. Анджелина Джоли - очень искренний, прямой и свободный человек. То, как она повела себя в этой ситуации, красноречиво об этом говорит. Думаю, она была предельно прагматична. Человек с такой харизмой будет востребован всегда.

- Вы неоднократно брались за ремейки. Одни говорят, нет ничего проще, чем перекроить удачную историю на новый лад. Другие утверждают, что это очень сложно, поскольку в старых рамках надо создать совершенно новую историю. Для вас ремейки - это легкий жанр?

- В фигурном катании есть такое понятие, как обязательная программа. Ту же роль в кинематографии выполняют ремейки. Каждое поколение должно заново ставить «Гамлета», «Иронию судьбы», того же «Кинг-Конга». Это нормальный процесс переосмысления самого себя. Конечно, если ничего, кроме этого, не делать - это плохо, это называется застой. Но когда новое поколение перестает сверяться с предшественниками, не пытается заново переосмысливать классические произведения - это потеря культуры, потеря традиций.

В проектах Бекмамбетова активно участвуют звезды новой волны (слева направо): Семен Слепаков, Иван Ургант, сам Тимур и Сергей Светлаков.

В проектах Бекмамбетова активно участвуют звезды новой волны (слева направо): Семен Слепаков, Иван Ургант, сам Тимур и Сергей Светлаков.

- После ваших версий «Иронии судьбы» и «Джентльменов» поклонники старины метали в вас громы и молнии. Не отбили охоту упражняться в этом жанре?

- Когда мы экранизировали «Ночной Дозор», в нас тоже метали громы и молнии - на том основании, что мы испортили книжку Лукьяненко. Но ругань - абсолютно нормальная реакция. Для каждого поколения есть святые вещи, и всякий раз, когда к ним кто-то другой обращается, это выглядит как святотатство. Поэтому у меня нет обид. Но ведь вырастает новое поколение, которое ничего не может понять в старых шедеврах.

- Потому что люди глупеют?

- Да нет же! Просто потому что форма подачи старая. Например, диалоги произносятся на языке, на котором люди у нас уже давно не разговаривают. Произведения устаревают, это объективный процесс. Но когда к ним обращается новое поколение творцов, оно начинает жить заново. И этим надо заниматься. Сейчас я, например, делаю новую версию «Бен-Гура», большого американского фильма 50-х годов. Конечно, бывают неудачные ремейки, но это никак не вредит оригиналу.

«МОЖЕТ, В КИТАЙ ПЕРЕЕХАТЬ?»

- Говорят, в Голливуде у вас репутация человека, который снимает не менее качественные фильмы, чем американские режиссеры, но за качественно меньшие деньги. Рекорд «Дозоров» по соотношению бюджета и кассовых сборов удалось в Голливуде превзойти?

- Думаю, что удалось. Но успех «Дозоров» не в математическом расчете, а в самой идее: попытаться сделать российский блокбастер. Это был первый проект в России, который замахнулся на конкуренцию с американскими фильмами. Но по содержанию он сделан абсолютно не по голливудским стандартам. «Дозоры» - это артхаусное кино, рефлексирующее по поводу конфликта между американским кинематографом, который ворвался тогда на наши экраны, и старым советским, который волновал наши души. В этом конфликте и есть суть «Дозоров». Большую роль сыграл Константин Эрнст, который сумел сделать противостояние этих двух полярных групп самой популярной темой обсуждения на несколько лет вперед. Должны ли мы ориентироваться на голливудские стандарты или продолжать в духе советских традиций? Ведь киноманов в России очень мало, это узкая аудитория. Основная часть людей ходит не на фильмы, а на события - то, о чем говорят телеканалы, пишут газеты и интернет. И люди тоже хотят посмотреть это и обсудить. Тогда-то поднимаются с диванов и те, кто ходит в кино раз в год, и фильм становится успешным.

- Вас приглашали в Голливуд, чтобы сделать нечто в духе «Дозоров» для американского рынка?

- Я считаю фильм «Особо опасен» в каком-то смысле продолжением «Дозоров». В нем просто другая мифология, но все основные компоненты, которые были в «Дозорах», присутствуют. И буйство визуального мира: в «Дозоре» машины ездят по стенам домов, а в «Особо опасен» пули летали под нереальным углом. И там и там представлены удивительные актерские работы. В обоих фильмах - провокационная острота. И это сработало.

Знаменитый Тим Бертон был  продюсером нескольких голливудских проектов Бекмамбетова. Фото: Мила СТРИЖ

Знаменитый Тим Бертон был продюсером нескольких голливудских проектов Бекмамбетова.Фото: Мила СТРИЖ

- Вы дважды завоевывали крупные территории: когда перебрались из Ташкента в Москву, а также когда отправились в Голливуд. Что было сложнее и почему?

- У меня никогда не было цели что-то завоевывать. Это получалось само собой. И каждый раз происходила одна и та же история. В Москву я приехал в начале 90-х после учебы в Ташкентском театральном институте, и тут случился рекламный бум. Мне посчастливилось делать кампанию банка «Империал», которая открыла мне все возможные двери. А потом закончилась эра рекламы, и для меня в нулевые годы началась эра кино. Я снял «Дозоры», и меня позвали в Голливуд. Что делать дальше, я, честно говоря, не очень знаю. Может, в игорный бизнес пойти? (Смеется.) Хоть какая-то новая цель. Или в Китай поехать?

- Почему в Китай?

- Ну если двигаться дальше на запад по маршруту Ташкент - Москва - Голливуд, то остается только Китай. Там все по-другому. Там интересно.

ВО «ВСЕМИРНОЙ ИСТОРИИ» НАШЛОСЬ БЫ МЕСТО ДЛЯ СТАЛИНА

- Многие до сих пор считают ваши ролики «Всемирной истории» непревзойденными образцами рекламного искусства. Если надо было сделать сюжет на тему послереволюционной истории России, какого исторического деятеля вы бы выбрали?

- Трудно сказать. Возможно, Юрий Гагарин. А из политиков... Понимаете, в основе рекламных роликов банка «Империал» всегда были люди, которые сильно меняли мир. Не знаю, хорошо это или плохо, но человек, который определил лицо России в ХХ веке, это Сталин. Правда, было еще одно условие: мы экранизировали анекдот из жизни исторического персонажа. Тут анекдотическую историю было бы сложно найти. Но, наверное, можно.

Экс-«виагра» и одна из самых красивых женщин страны Вера Брежнева украсила собой фильм Бекмамбетова «Елки». Фото: Мила СТРИЖ

Экс-«виагра» и одна из самых красивых женщин страны Вера Брежнева украсила собой фильм Бекмамбетова «Елки».Фото: Мила СТРИЖ

- Раньше страна встречала Новый год под «Иронию судьбы» Рязанова. Потом был период господства «Старых песен о главном». В последнее время страна встречает Новый год с вашими фильмами. Каждая новогодняя история создавала свое мироощущение. Рязанов давал маленькому человеку шанс пережить большое приключение и шекспировские страсти. «Старые песни» - это ностальжи. Что нового вы внесли в жанр рождественской истории?

- Если говорить про наши «Елки», которые каждый год заполняют весь эфир с утра до вечера, то в основе их была идея, которая не могла появиться у Рязанова. Потому что тогда этой проблемы просто не было. Важная для нас идея заключалась в том, чтобы осознать, что в Новый год население 1/6 части Земли в едином порыве думает об одном и том же и ощущает себя одной страной, одним народом. И радуется этому! Ведь 90-е годы очень сильно повлияли на децентрализацию всего: идей, привычек, менталитетов. Сибирь активно заселяется выходцами из Китая. Москва - выходцами из Азии. Билеты стоят дорого, поэтому за 20 лет после распада СССР люди оказались настолько оторваны друг от друга, что Новосибирск и Москва ощущают себя как два разных государства. Почему «Елки» смотрят? Не только потому что там остроумные истории или известные актеры. Ведь эти же актеры играют в других фильмах, и истории смешные есть в других лентах. Но эта картина стала любимой для зрителя, потому что в ней заложена простая идея: города связаны вместе, мы живем в одной стране и нас всех волнует одно и то же.

- Ну «Елки»-то не ремейк?

- Нет, но у фильма есть референс, то есть пример, по которому сделан проект. Это кино абсолютно другого жанра. В 80-е годы был снят детектив «Противостояние» с Андреем Болтневым в главной роли. Он играл преступника, которого по всей стране ловил герой Олега Басилашвили и его помощники. Я очень любил этот фильм, потому что его сюжет позволил мне увидеть всю страну. Обалдеть! Басилашвили идет по пляжу в Сочи, звонит на другой конец страны в Норильск, где метет пурга. А человек из Норильска связывается с оперативниками в Калининграде! И вся страна выполняла одно дело, была единым организмом. Тогда для меня это было огромным потрясением. Неосознанным, конечно, я этого не понимал в молодости. Но лет пять назад я вспомнил «Противостояние» и на основе этого эффекта задумал сделать фильм «Елки».

- Сами что обычно включаете на Новый год? Ведь свои фильмы, наверное, скучно смотреть?

- Свои фильмы я вообще боюсь смотреть. На Новый год переключаю телевизор на «Иронию судьбы». Потому что ничего другого не бывает, а привычка есть, и от всего вместе тут же возникает ощущение комфорта и праздника!

СТС, «Алиса знает, что делать!», по субботам/10.00

Еще больше материалов по теме: «Тимур Бекмамбетов: досье KP.RU»

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также