Политика20 января 2014 2:00

Пять шагов до ада

Российские блогеры применили теорию «окна возможностей» к процессу борьбы за права геев
Сергей ПОЛОСАТОВ
Рис.: Валентин ДРУЖИНИН

Рис.: Валентин ДРУЖИНИН

Еще несколько лет назад о гей-параде в России мечтали единицы из так называемого гей-сообщества. А сейчас его требуют не только сотни активистов этого движения, но и официальные власти зарубежных стран, во многих из которых узаконили не только гомосексуальную любовь, но и однополые браки. А США, например, вообще строят свою внешнюю политику исходя из перефразированного и популярного в СССР лозунга: «За геев во всем мире!» Кто не помнит, подскажу, что в оригинале вместо геев было слово «мир».

БЫЛ ТАКОЙ ПРОФЕССОР...

Что происходит и чего ждать дальше? Этот вопрос наверняка прояснится, если к истории ситуации и ее развитию применить теорию, разработанную американским социологом, профессором Джозефом Овертоном, трагически погибшим в 2003 году в авиакатастрофе. Этим и занялся российский блогер zuhel. Кстати, теорию американского профессора, или, если точнее выражаться, эту технологию еще упрощенно называют «окно Овертона». Применяется она исключительно в политике и социальных сферах жизни общества.

Ее суть, если выразить коротко, сводится к формулировке - для любого явления существует определенное «окно» возможностей, которое за пять технологических шагов способно перевести его из состояния табу в обществе, о котором даже упоминать на людях неприлично, до легального и даже нормального.

Вот как в сокращении представлена эта модель на абстрактном примере каннибализма у zuhel:

«КАК ЭТО СМЕЛО!

Тема каннибализма пока еще отвратительна и совершенно неприемлема в обществе... Пока это немыслимое, абсурдное, запретное явление. Соответственно первое движение окна Овертона - перевести тему каннибализма из области немыслимого в область радикального.

У нас ведь есть свобода слова. Ну так почему бы не поговорить о каннибализме?

Ученым вообще положено говорить обо всем подряд - для ученых нет запретных тем, им положено все изучать. А раз такое дело, соберем этнологический симпозиум по теме «Экзотические обряды племен Полинезии»... О людоедстве, оказывается, можно предметно поговорить и как бы остаться в пределах научной респектабельности.

Одновременно с околонаучной дискуссией непременно должно появиться какое-нибудь «Общество радикальных каннибалов»...Эпатирующие отморозки... нужны для создания образа радикального пугала. Это будут «плохие каннибалы» в противовес другому пугалу - «фашистам, призывающим сжигать на кострах не таких, как они»... Результат первого движения окна Овертона: неприемлемая тема введена в оборот, табу десакрализовано, произошло разрушение однозначности проблемы.

ПОЧЕМУ БЫ И НЕТ?

Следующим шагом окно... переводит тему каннибализма из радикальной области в область возможного (приемлемого. - Авт.).

На этой стадии продолжаем цитировать «ученых». Ведь нельзя же отворачиваться от знания? Про каннибализм. Любой, кто откажется это обсуждать, должен быть заклеймен как ханжа и лицемер... Осуждая ханжество, обязательно нужно придумать каннибализму элегантное название. Чтобы не смели всякие фашисты навешивать на инакомыслящих ярлыки со словом на букву «К»... Каннибализм превращается в антропофагию, а затем в антропофилию, подобно тому, как преступник меняет фамилии и паспорта.

Параллельно... происходит создание опорного прецедента - исторического, мифологического, актуального или просто выдуманного, но главное - легитимированного.

«Помните легенду о самоотверженной матери, напоившей своей кровью умирающих от жажды детей?»

«А истории античных богов, поедавших вообще всех подряд, - у римлян это было в порядке вещей!»

«Ну а у... христиан тем более с антропофилией все в полном порядке! Они до сих пор ритуально пьют кровь и едят плоть своего бога. Вы же не обвиняете в чем-то христианскую церковь?»

Главная задача вакханалии этого этапа - хотя бы частично вывести поедание людей из-под уголовного преследования. Хоть раз.

ТАК И НАДО

...Появляется возможность двигать окно Овертона с территории возможного в область рационального.

«Иногда съесть человека необходимо, существуют непреодолимые обстоятельства».

«Есть люди, желающие, чтобы их съели».

...«Не скрывайте информацию, и пусть каждый поймет, кто он...».

«А есть ли в антропофилии вред? Неизбежность его не доказана».

В общественном сознании искусственно создается «поле боя» за проблему.

...Нормальных людей... стараются упаковать вместе с пугалами и записать в радикальные ненавистники. Роль этих пугал - активно создавать образ сумасшедших психопатов - агрессивные, фашиствующие ненавистники антропофилии, призывающие жечь заживо людоедов... При таком раскладе сами т. н. антропофилы остаются как бы посередине между пугалами...

В ХОРОШЕМ СМЫСЛЕ

Антропофилия массово проникает в новости и ток-шоу. Людей едят в кино широкого проката, в текстах песен и видеоклипах.

Один из приемов популяризации называется «Оглянитесь по сторонам!».

«Разве вы не знали, что один известный композитор - того?.. антропофил».

«А один всем известный польский сценарист всю жизнь был антропофилом»...

«Как вам новый клип Леди Гаги Eat me, baby?»

На этом этапе разрабатываемую тему выводят в топ, и она начинает автономно самовоспроизводиться в массмедиа, шоу-бизнесе и политике... Для оправдания сторонников легализации используют очеловечивание преступников через создание им положительного образа...

«Мы расскажем вам трагическую историю любви! Он хотел ее съесть! А она лишь хотела быть съеденной! Кто мы, чтобы судить их? Быть может, это любовь? Кто вы такие, чтобы вставать у любви на пути?!»

МЫ ЗДЕСЬ ВЛАСТЬ

К пятому этапу движения окна Овертона переходят, когда тема разогрета до возможности перевести ее из категории популярного в сферу актуальной политики.

Начинается подготовка законодательной базы... Публикуются социологические опросы, якобы подтверждающие высокий процент сторонников легализации каннибализма. Политики начинают катать пробные шары публичных высказываний на тему законодательного закрепления этой темы. В общественное сознание вводят новую догму - «запрещение поедания людей запрещено».

Это фирменное блюдо либерализма - толерантность как запрет на табу, запрет на исправление и предупреждение губительных для общества отклонений.

...Общество уже сломлено. Самая живая его часть еще как-то будет сопротивляться законодательному закреплению не так давно еще немыслимых вещей. Но в целом уже общество сломлено. Оно уже согласилось со своим поражением.

Приняты законы, изменены (разрушены) нормы человеческого существования, далее отголосками эта тема неизбежно докатится до школ и детских садов, а значит, следующее поколение вырастет вообще без шанса на выживание».

А теперь замените каннибализм на гомосексуализм и определите, на каком этапе находится «цивилизованный» Запад, а на каком мы, Россия. И подумайте, что будет следующим, если не ломать эти окна: зоофилия, педофилия, инцест? До этого ада всего несколько шагов. Но точка невозврата еще нами не пройдена.

А В ЭТО ВРЕМЯ

Инцест становится нормой?

Максим ВОЛОДИН

В Европе потихоньку начали обсуждать вопрос: а не узаконить ли инцест? Да-да, раздаются уже предложения разрешить половые отношения между близкими родственниками: матерью и сыном, отцом и дочерью, братом и сестрой... По примеру гомофобии предлагается ввести понятие «инцестофобия», за которую будут наказывать: ах, вам не нравится, что сосед спит со своей дочкой? Добро пожаловать в суд, платите штраф. Особо нетерпимых может ждать тюрьма...

Некоторые политики в скандинавских странах уже называют инцест гендерной нормой. В Норвегии и Исландии инцест фактически уже легализован! Например, в Норвегии инцестофобов регистрируют в специальном центре. Из десяти дел об инцесте, попадающих в полицию, восемь так и не доходят до суда. Жертв инцеста лечат как имеющих ложные воспоминания. В Швейцарии статья, предусматривающая наказание за инцест, в 2010 году странным образом незаметно исчезла из уголовного кодекса. И только после протестов граждан статью вернули. Но вполне официальные, на уровне парламента, дебаты о легализации продолжаются и даже набирают силу.

Что же наши европейские соседи легализуют вслед за инцестом? Педофилию?

Вы считаете иначе? Поделитесь своим мнением!