Общество27 марта 2014 2:00

Юмор вождей: Сталин сочинял матерные частушки, а Брежнев любил анекдоты про себя

Накануне Дня смеха «Комсомолка» выяснила, как шутили и забавлялись высшие лица государства
Юмор вождей: Сталин сочинял матерные частушки, а Брежнев любил анекдоты про себя

Юмор вождей: Сталин сочинял матерные частушки, а Брежнев любил анекдоты про себя

После арий - нецензурщина

Шутки Сталина едва ли назовешь тонкими и изящными. Но, может, он полагал, что так и надо шутить со своими соратниками, чтобы держать их в тонусе?

Григорий Марьямов, работавший помощником министра кинематографии СССР Ивана Большакова и принимавший участие в демонстрации фильмов Сталину и его соратникам в Кремле, писал в своих воспоминаниях:

«Из кинематографистов приглашался к «сталинскому застолью» Чиаурели, обладавший недюжинными музыкальными способностями. Когда хозяин и гости были уже в подпитии, репертуар менялся: классические арии и народные песни сменялись частушками на «актуальные темы», весьма непристойного содержания. Подбрасывал их сам Хозяин. За пианино резвился Жданов. Вот образец подобного фольклора:

Юмор Сталина вполне подпадал под определение «Кошке - игрушки, мышке - слезки».

Юмор Сталина вполне подпадал под определение «Кошке - игрушки, мышке - слезки».

Слушай, ты, Калинин, детка, За...а нас пятилетка...

Марьямов рассказывал и о других забавах сталинского политбюро: «Ворошилов пел дуэтом с Михайловым. От голоса знаменитого баса звенела на столе посуда. Если присутствовали Хрущев или Буденный, на их долю оставался гопак. Микоян развлекался по-своему: на сиденье стула поднявшегося произнести тост он незаметно подкладывал торт. Это вызывало всеобщее веселье. Сталин пробавлялся обычными издевками. Шверника (Николай Шверник - главный руководитель советских проф-союзов. - Авт.) он называл не иначе как «Шкверник», над Вышинским издевался за его польское происхождение, от которого тот решительно отрекался, приводя в свидетельство всю свою родословную».

Нарком Вячеслав Молотов рассказал о таком эпизоде: «Сталин отправился на Кавказ. Его сопровождали соратники. Поезд остановился в Ростове-на-Дону. Было это в начале 30-х, и с охраной не очень усердствовали. Из вагона вышел Ворошилов. Народ на перроне не ожидал появления наркома обороны и охнул от изумления: «Ворошилов!!!» За ним вышел глава правительства, и еще более опешивший народ воскликнул: «Молотов!!!» Ну а когда на перроне появился Сталин, тут уж люди как бы сами собой выстроились и зааплодировали. Сталин, как обычно, поднял руку, приветствуя и в то же время останавливая овацию. И когда шум утих, из тамбура внезапно показался замешкавшийся Буденный. И на перроне какой-то казачок воскликнул: «И Буденный, е... т... м...!» Казалось, что после выхода Сталина уже ничего не могло случиться - ан нет! И все дружно захохотали, в том числе и сам Сталин. С тех пор, когда сталинское руководство собиралось вместе и появлялся Семен Михайлович, Сталин неизменно говорил: «И Буденный, е… т... м...!»

Вообще «отец народов» частенько задевал уже немолодого маршала. Алексей Рыбин, отвечавший за правительственную ложу в Большом театре, вспоминал: как-то вождь слушал музыку, «после чего вместе с Ворошиловым и Буденным стал петь революционные песни. Семен Михайлович лихо играл на гармошке и наконец даже пустился в пляс. Это озаботило Сталина: «Как бы наш маршал того... не рассыпался».

Личный секретарь вождя Борис Бажанов, бежавший в свое время на Запад, писал в мемуарах: «Ничего остроумного Сталин никогда не говорил. За все годы работы с ним я только один раз слышал, как он пытался сострить. Это было так. Товстуха и я, мы стоим и разговариваем в кабинете Мехлиса - Каннера. Выходит из своего кабинета Сталин. Вид у него чрезвычайно важный и торжественный; к тому же он подымает палец правой руки. Мы умолкаем в ожидании чего-то очень важного. «Товстуха, - говорит Сталин, - у моей матери козел был - точь-в-точь как ты; только без пенсне ходил». После чего он поворачивается и уходит к себе в кабинет. Товстуха слегка подобострастно хихикает».

Семен Буденный нередко становился объектом насмешек «отца народов».

Семен Буденный нередко становился объектом насмешек «отца народов».

Хлебом - в декольте

Большую часть времени Сталин проводил на Ближней даче в Кунцеве. Туда он перебрался после самоубийства жены, Надежды Аллилуевой. На самом деле самоубийство могло быть спровоцировано не очень удачными шутками генсека.

Вячеслав Молотов принимал участие в застолье, после которого жена Сталина застрелилась. Вот что он вспоминал: «У нас была большая компания после 7 ноября 1932 года на квартире у Ворошилова. Сталин скатал комочек хлеба и на глазах у всех бросил этот шарик в жену Егорова (Александр Егоров - в то время начштаба Красной Армии, а потом и маршал, был расстрелян в 1939 году. Жену его расстреляли чуть позже. - Авт.). Я это видел, но не обратил внимания. Будто бы это сыграло роль. Аллилуева была, по-моему, немножко психопаткой в это время. На нее все это действовало так, что она не могла уж себя держать в руках... А было просто так, немножко выпил, шутка».

Вот так и развлекался генсек, пытаясь попасть хлебным катышком в вырез платья чужой жены в присутствии своей собственной...

Не угадал температуру - пей

Николай Петрович Новик, заместитель начальника Управления охраны МГБ СССР, последний начальник охраны Сталина, вспоминал о некоторых «чудачествах» вождя:

«Сталин - очевидно, чтобы немного отвлечься от сложных государственных дел, нередко общался с охранниками, находя для этого самые различные предлоги. Утром Сталин обычно совершал прогулку по дачному участку. Зимним морозным утром он часто спрашивал первого попавшегося ему на глаза охранника: «Как вы думаете, сколько сейчас градусов мороза?» Сотрудник называл какую-то цифру. Другой сотрудник, отвечая на тот же вопрос, называл иную цифру. Затем Сталин называл свою цифру и просил проверить, кто из них ближе к истине. Термометр висел на стене дачи, и сотрудник шел туда, смотрел показания градусника, возвращался и называл точную цифру. В результате термометры были развешаны и в других местах, и сотрудники, чтобы не попасть впросак, ежедневно следили за температурой».

Эту забаву Сталин практиковал и при застольях с членами политбюро и их гостями. Но условия тут были более жесткими. Милован Джилас, будущий вице-президент Югославии, вспоминал, что Сталин придумывал самые фантастические предлоги для того, чтобы вынуждать своих сотрапезников напиваться. Например, каждый из присутствующих за столом должен был назвать температуру воздуха на улице, а затем в виде штрафа выпить столько стопок, на сколько градусов он ошибся. Вспоминал об этом и Хрущев, упоминая, кстати, что Берия намеренно называл температуру, которая сильно отличалась от реальной, и пил больше всех, чтобы развлечь Хозяина.

В воспоминаниях Молотова есть рассказ о том, как на одной из южных дач после серьезной дозы водки Хрущев рухнул на диван и мгновенно уснул, а сам Молотов вместе со Сталиным в апреле 1941 года так сильно напоили японского министра иностранных дел Мацуоку, что они вдвоем чуть ли не на руках и с песней «Шумел камыш, деревья гнулись...» внесли его в вагон поезда. Это, кстати, был единственный случай, когда Сталин ездил провожать кого-либо из гостей на вокзал...

Брежнев был не прочь пошутить, особенно в кругу «своих». На снимке Леонид Ильич с Фиделем Кастро.

Брежнев был не прочь пошутить, особенно в кругу «своих». На снимке Леонид Ильич с Фиделем Кастро.

Но не градусами едиными забавлялся «вождь народов». Со временем он придумал у себя на даче новую игру. Николай Петрович Новик вспоминал: «Можно привести еще один пример - измерение расстояния «на глазок». Сталин как-то спросил сотрудников охраны: «Как вы думаете, сколько метров вот до того дерева, до той березы?» Один сотрудник назвал одну цифру, другой иную. Сталин назвал свою цифру и предложил измерить расстояние. Начали искать рулетку, ни у кого ее не было. Наконец нашли рулетку и определили, кто был ближе к истине. После этого каждый сотрудник охраны на постах вблизи дачи носил в кармане по рулетке».

«Заразительно смеялся», над чем - секрет

Грубоватые сталинские забавы включали и анекдоты. Иногда - политические. Их рассказывал вождю Лазарь Каганович. Через много лет он приводил пример. Анекдот был сочинен секретарем исполкома Коминтерна Дмитрием Мануильским: «Лектор делает доклад о том, что революции будут вспыхивать повсеместно и коммунизм победит. В первом ряду сидит дед и время от времени говорит: «Ни, цёго не будэ!» Лектор обратился к нему: «Почему?» «Жидив нэ хватэ», - ответил дед».

По понятным причинам анекдоты о Сталине при его жизни не рассказывали. А вот о Хрущеве их ходило множество. Например, такой: «Во время встречи с народом Хрущев спрашивает маленькую девочку: «А что говорит обо мне твой папа?» Она отвечает: «Он говорит, что вы запустили не только спутник, но и сельское хозяйство». Хрущев отвечает: «Передай своему папе, что я сажаю не только кукурузу!» Анекдотов про себя Хрущев, как мне признался офицер 9-го управления КГБ СССР Алексей Сальников, не переносил. Поэтому даже близкие старались вообще о них не упоминать.

Брежнев, как мне рассказывал его зять Юрий Чурбанов, слушал анекдоты о себе с удовольствием. Говорил: «Если рассказывают про меня анекдоты, значит, помнят!» Болезненно Леонид Ильич относился только к тем, которые высмеивали его физические недостатки, например невнятную речь.

Андропов и Черненко были людьми без особого чувства юмора. Андропов, правда, грешил стишками с вкраплениями ненормативной лексики, а вот Черненко с шутками и веселыми забавами не дружил вообще.

Рассуждая о забавах советских вождей, мы как-то забыли самого Ленина. И ничего странного в этом нет. Просто уже во второй половине 20-х годов все воспоминания о нем тщательно цензурировались. Из них убиралось все человеческое, все, что можно было истолковать как какую-то слабость, которая не могла быть присуща вождю мирового пролетариата. Помню, как в детстве читал о том, что «Владимир Ильич заразительно смеялся». Но вот над чем он смеялся, почему-то не говорилось...

Если взять новейшую историю, то тут стали классикой выражения Виктора Степановича Черномырдина. Я лично слышал как-то раз на заседании Совета Федерации, где обсуждался черномырдинский отчет о работе, как он отвечал на предложение самарского губернатора Константина Титова «еще подумать над вопросом». «Константин, - сказал Черномырдин, наклонив голову и похлопывая себя по лысине, - ты видишь, как у меня лысина блестит? А знаешь, отчего? Оттого что ты так сильно ее лизал!» И, довольный, сошел с трибуны.

Правильно сказал в свое время Президент России Владимир Путин, отвечая во время одного из давних визитов в Киев на вопрос о том, собирается ли Виктор Степанович, посол России на Украине, выучить украинский язык: «Знаете, языкознание у Виктора Степановича - не самое сильное место...»

Впрочем, юмор современных правителей - тема для отдельной публикации.