2015-02-04T08:45:47+03:00

Максим Шостакович: Зачем в «Леди Макбет...» объявились энкавэдэшники?

Как наследники великих композиторов распоряжаются их творческим богатством
Поделиться:
Комментарии: comments1
Изменить размер текста:

ТРУП СПРЯТАЛ В «ЖИГУЛИ»

В Большом театре началась подготовка к мировой премьере - балету «Гамлет». Авторы - британский режиссер Деклан Доннеллан и хореограф Раду Поклитару (постановщик церемонии открытия Сочинской Олимпиады) - предложили театру использовать музыку Дмитрия Шостаковича.

- Сейчас с наследниками ведутся переговоры. Надеюсь, что препятствий не возникнет, но контракт еще не подписан, - аккуратно сообщил журналистам генеральный директор Большого театра Владимир Урин.

Наследников у Дмитрия Шостаковича трое: вдова и двое детей от предыдущего брака. Сын, дирижер Максим Дмитриевич, живет сейчас во французском городе Ментоне на Лазурном Берегу.

- К сожалению, я не знаю подробностей постановки «Гамлета», - признался «КП» Максим Дмитриевич. - Отец - автор музыки к одноименному фильму Григория Козинцева. Во Франции работает наш семейный адвокат - Андре Шмидт. Все вопросы авторского права мы доверили ему. Он читает либретто, спрашивает наше мнение и регулирует возникающие вопросы между наследниками.

- Существуют критерии, по которым вы даете добро на постановку?

- Главное, чтобы спектакль был в рамках приличия. В нью-йоркском Линкольн-центре поставили оперу отца «Леди Макбет Мценского уезда». И вот в том месте, где Катерина поет, что труп тестя спрятан в погребе, режиссер зачем-то вытащил на сцену автомобиль «Жигули». А в багажнике - актер, который играл тестя. Я спросил его, зачем. Он, не моргнув глазом, ответил, что по старинке ставить не принято.

А когда эту же оперу ставили в Ковент-Гарден, в сцене, где батраки крупу ссыпают, полицейских нарядили в форму НКВД, а на крестьян надели строительные каски. Все ради кассы!

Впрочем, если балет «Гамлет» решили поставить в Большом театре, думаю, все будет в порядке. Это бренд, которому можно доверять.

- Были случаи, когда вас не устраивал результат?

- На днях мне позвонили члены нашей семьи и рассказали, что возмущены фильмом Ларса фон Триера «Нимфоманка», где есть почти порнографические сцены. А в этом фильме звучит музыка моего отца. Я его еще не видел, но, если там все так, как говорят, будем подавать в суд.

ЦЕНА ВОПРОСА

«Я получаю 23 рубля за песню отца»

- В разных городах постоянно ставят оперы Тихона Хренникова «Золотой теленок», «Дуэнья», «Гусарская баллада», «Голый король»... Я радуюсь, что звучит музыка отца, что его помнят, - рассказала «КП» дочка композитора Наталья Тихоновна. - А что там ставят - мне все равно, хотя прекрасно понимаю: в том же «Фроле Скобееве» (комическая опера Тихона Хренникова. - Ред.) можно какую угодно ахинею накрутить под маркой «осовременим классику».

- При всем этом наследники композиторов заинтересованы в постановках, они получают авторские отчисления.

- Поверьте, это не такие большие деньги: 5 - 7 процентов от общего сбора, если речь о балете или опере. Допустим, город Железнодорожный решил поставить оперу «Дуэнья». Я понимаю, что у них небольшой зал, маленькие сборы, что с этого проекта я получу рублей 300 в год в качестве авторских. Но я радуюсь, что популяризируют творчество отца. Приличные авторские можно получить, если постановка идет в Большом театре лет двадцать подряд по 2 - 3 спектакля в месяц.

- Иными словами, за счет авторских отчислений не проживешь?

- У всех по-разному. Например, композиторы Марк Фрадкин или Оскар Фельцман были миллионерами в советское время. Фельцман сочинял прелестные оперетты, которые в свое время с аншлагом шли по всей стране. А сейчас, насколько я знаю, его оперетты не идут. Песни звучат, но это же мелочи.

Я получаю 23 рубля, а иногда и того меньше - 4, 5 за исполнение песни отца в каком-то сборном концерте. Правда, если эту же песню споет, например, Дмитрий Хворостовский, да еще в Кремлевском дворце, я получу больше тысячи рублей. Все зависит от статуса концерта...

Композитор Дмитрий Шостакович дает уроки музыки своему 16-летнему сыну Максиму. 1954 год. Фото: РИА Новости

Композитор Дмитрий Шостакович дает уроки музыки своему 16-летнему сыну Максиму. 1954 год.Фото: РИА Новости

МНЕНИЕ СПЕЦИАЛИСТА

Адвокат семьи Шостковича Андре Шмидт занимается защитой авторских прав больше полувека. Среди его клиентов - наследники Равеля, Хачатуряна, Прокофьева, Рахманинова...

- Бывало, что наследники великих композиторов запрещали ставить тот или иной спектакль?

- Такое случается, но редко. Иногда не разрешают использовать музыку в рекламных кампаниях. Или наследники одержимы манией величия. Но и здесь существует конкуренция. Если постановщики знают, что потомки требуют большой процент или часто отказываются от постановок, они начинают работать с другими. Несколько лет назад директор французской оперы написал книгу о наследниках, которые мешали ему осуществлять творческие замыслы. Был грандиозный скандал.

- А каковы суммы этих авторских отчислений?

- В советские времена 89% от всех отчислений, которые приходили из-за границы, шли в карман государства. Авторам или их наследникам доставалось всего 11%. Сейчас ситуация лучше. Но гениев, подобных Шостковичу, единицы. Он, Прокофьев и Рахманинов - одни из самых исполняемых композиторов ХХ века. Понятно, что и авторские у них немаленькие. Правда, с прошлого года стали меньше платить за исполнение музыки Рахманинова: Сергей Васильевич умер больше 70 лет назад. И это временной предел согласно Международной конвенции об охране авторских прав.

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также