Экономика

Принуждал меня буржуй: «Колу пей и жвачку жуй»

Популярный текст-манифест в интернете утверждает: мы все современные рабы. Неужели правда?
Рис.: Валентин ДРУЖИНИН

Рис.: Валентин ДРУЖИНИН

Следы ведут в госдеп

Гуляет по мировой Сети провокационная статья. Дескать, вы, граждане планеты, считаете себя свободными? А на самом деле вы рабы! Вас не хлещут розгами, как в Древнем Риме, не ставят коленками на горох, как при крепостном праве, но от этого ваше рабство не становится менее страшным. Скорее наоборот: те невольники понимали тяжесть своей участи и боролись за свободу. А вы мните себя свободными и оттого обречены на вечное рабство.

Кто написал текст, уже не понять. В России авторство приписывают то ирландскому актеру Майклу Фассбендеру (видимо, потому, что он снялся в картине «12 лет рабства»), то банкиру Олегу Тинькову, который любит порассуждать о «рабах капитализма»... Но и на Западе очень похожие статьи гуляют по Сети без авторства, а на сайте госдепа США в декларации, осуждающей современное рабство, есть целые куски, совпадающие с этим текстом.

Поэтому давайте считать манифест народным творчеством. Попробуем разобраться, есть ли в нем здравое зерно.

Зарплатный сговор

«Тот, кто постоянно работает, не имеет времени, чтобы зарабатывать», - якобы сказал миллиардер Джон Рокфеллер. Вот он, главный способ сделать из человека раба, - давать ему денег, чтобы хватало ровно на один месяц.

- Конечно, работодатель вовсе не занят такими подсчетами, - смеется политолог Павел Пряников. - Ведь зарплату определяет не капиталист, а бездушный рынок и государство. Рынок заставляет искать специалистов, перекупать их, и в этом случае он работает на рост зарплаты. Он же позволяет зарплату снижать, если речь идет о неквалифицированном труде. Потому-то рынок и «бездушный», что ему на тебя, конкретного тебя, наплевать.

Другое дело - государство. Оно по идее должно о нас заботиться и задавать планку оплаты труда.

- В России минимальный размер оплаты труда крайне низок, - говорит Пряников. - Хотя считается, что минимальная оплата должна быть хотя бы в 1,5 раза выше прожиточного минимума. Думаю, все разговоры о рабстве призваны маскировать провалы социальной политики той или иной страны: мол, это не власти виноваты, а капиталисты.

Нелюбимая работа - путь к холодильнику

Но автор манифеста идет дальше. Чтобы объяснить, почему менеджеры высокого полета, хотя и зарабатывают много, все равно «рабы», он говорит: капиталисты формируют ложные потребности с помощью рекламы. Люди покупают ненужные вещи. Чем выше социальный статус, тем больше ложных потребностей, а потому и у топ-менеджера, и у работяги по итогам месяца в кармане все равно остаются копейки.

- Проблема есть, но она не в заговоре капиталистов, а в умах, - считает экономист Василий Колташов. - Люди занимаются нелюбимой работой, чтобы покупать ненужные вещи, - вот стержень современной экономики.

Почему работа нелюбимая? Да потому, что выбирали профессию когда-то из-за денег. А то, что нравилось, отбрасывали: мол, дело, конечно, увлекательное, но неденежное... От нелюбимой работы - стресс, который глушат покупками - точно так же человек заедает тревогу сладостями или на автомате поглощает еду из холодильника. Не капиталистов злых надо искать, а мозги чистить, советует Колташов.

Впрочем, до свободы недалеко. Машинное производство, рассуждает Колташов, обесценило вещи, они стандартные и уже не радуют. Если раньше все гонялись за «теми самыми джинсами», теперь что те, что эти шьют в Китае, и что надевать - все равно.

- В этом и есть путь к свободе, - уверяет Василий Колташов. - Думаю, уже следующее поколение разочаруется в вещах, у него пропадет столь острый интерес к деньгам и оно будет выбирать работу по душе.

Кредиты: кругом одни раскольниковы

Еще один способ закабалить человека - кредиты, просвещает нас автор манифеста. Казалось бы, логично. Сколько раз приходилось слышать: «Да бросил бы я эту проклятую работу, но кредит надо отдавать».

Но посмотрим с другой стороны. Вот нет у человека жилья, снимает. А ведь зависимость от хозяина квартиры - это самое что ни на есть рабство. Причем безграничное по времени. А пошел в ипотеку: конечно, тяжело, зато ты знаешь, что через сколько-то лет будешь свободен.

- Люди вроде автора этого манифеста, когда видят производителя топоров, думают, что он только на раскольниковых работает, - иронизирует финансовый омбудсмен Павел Медведев.

Как топором можно и избу построить, и старуху-процентщицу убить, так и кредитом можно пользоваться во благо, а можно во вред себе. Медведев приводит простой пример: в Англии Джеймс Уатт, в России Иван Ползунов придумали паровую машину, с нее началась промышленная революция. Но началась она в Англии, а не в России. Потому что Уатт взял кредит и построил свою машину. А Ползунов не мог кредита взять, в России не было такой возможности. Изобретатель всю жизнь искал финансирование и умер в нищете.

И как паровая машина освободила человека от тяжелого труда, так и кредит, если его брать с умом, освобождает человека, а вовсе не рабом его делает, резюмирует Медведев.

Итог - манифест провальный по всем аргументам. Ура, мы не рабы!

ВОПРОС НА ЗАСЫПКУ

А как же инфляция?

Коронный аргумент автора манифеста. Дескать, инфляция - не естественное состояние экономики, а придуманная вещь. И экономические кризисы подготовлены. Цель все та же - разорить трудягу.

- Да вся экономика состоит из придуманных вещей! - спорит Василий Колташов. - Деньги люди придумали, заводы люди построили, и дороги не сами из земли показались. Но это не значит, что экономика не подчинена естественным законам.

Взять инфляцию. Ее источник - поведение правительства. Чем мощнее экономика той или иной страны, тем влияние правительства серьезнее. Скажем, США, поддерживая у себя низкую инфляцию, провоцируют высокую инфляцию в странах второго эшелона. Но у Штатов нет цели разорить кого-то в Колумбии, у них есть цель вылечить собственную экономику, а остальное - побочные эффекты.

- Правительство может разгонять инфляцию, чтобы подстегнуть финансовый сектор, - говорит Колташов. - Или снижать ее, если хочет, чтобы население больше покупало дешевых товаров. Но нет никакого «глобального инфляционного заговора».

ВМЕСТО ПОСЛЕСЛОВИЯ

Жалоба слабаков

Можно понять, отчего именно сейчас у этого сочинения столько поклонников. Снова меняются поколения. В 1990-е одни вписались в рынок, большинство не вписалось, последние ругали «демократию» и тосковали по СССР. Затем на сцену вышли их дети, которые сказали:

- Отцы, идите на пенсию, мы молоды и эффективны, весь мир у наших ног.

Но вот и им пришлось почувствовать, почем фунт лиха. Ведь эти «хозяева новой России» - люди слабо образованные. Но им платили хорошие деньги, и они к этому привыкли. Девушка с броской внешностью и зачаточным английским могла получать тысячи долларов, работая секретарем, просто потому что с такой же внешностью, но с хорошим английским и с профильным образованием на рынке никого не было. Эти люди постепенно породили субкультуру хваткого офисного планктона, утверждая, что образование и не нужно, что главное - креативный ум.

Но, во-первых, случился кризис, и платить стали куда менее охотно. Во-вторых, пришло уже третье поколение, действительно хорошо образованное, и оно вытесняет второе. Вторые не готовы стать тридцать вторыми, они сидят по ипотечным квартирам, продают взятые в кредит машины, проедают сбережения, презирают тех, кто горбатится за маленькую зарплату, но не теряют надежды, что все наладится и им снова будут отваливать тысячи за хаха-хихи. А не будут.

И как быть? Можно признать свое поражение, для того чтобы собраться и победить. А можно обвинить капиталистов, монархистов, всемирное тяготение и Большой взрыв заодно.