2016-08-24T02:42:52+03:00

Пробку на Керченской переправе прорвало

Теперь отдыхающие на машинах могут въехать и выехать из Крыма совершенно свободно
Поделиться:
Комментарии: comments50
Ровно в восемь вечера мы отчалили от крымского берегаРовно в восемь вечера мы отчалили от крымского берегаФото: Дмитрий СТЕШИН
Изменить размер текста:

Ровно две недели назад, корреспондент КП на машине и с семьей, попытался попасть в Крым вместе со всем отдыхающим народом. После 32-часового ожидания в очереди на паром, отдых на полуострове показался нам слаще перезрелых бананов, забытых на две недели под пляжным лежаком. Настало время возвращаться домой, но по поводу обратной дороги волнений особых не было. Было немного обидно. Разумеется, через два дня после наших мучений на переправе, в Керченский порт, за выгодным фрахтом, прибежал греческий паром повышенной вместительности «Дориус». И уже через сутки, шестнадцати километровой пробки на косе Чушка не стало. Она исчезла. Была еще одна причина – туристы, прослышавшие о мучениях предшественников, спешно меняли маршруты, сворачивая на Азов, Анапу, Сочи.

Правда, после исчезновений заторов, народ начал миграцию в Крым – на полуострове все значительно дешевле. Для сравнения, однокомнатный номер с дополнительной раскладушкой, но зато без балкона и завтрака, стоит в гостинице под Темрюком 3500 рублей в сутки. В то же время, в Крыму 3500 рублей – ценовой потолок и за эти деньги турист получает двухэтажный коттедж с камином, евроремонтом, кухней-стиралкой и своим личным двориком в винограде и фиговых деревьях. Конечно, народ опять поехал в Крым – круговорот туристов не иссякал. А мы, наоборот, отправились домой.

В час дня мы выехали из Симферополя в Керчь. Расстояние в 200 километров мы покрыли без особой спешки, закупившись сувенирами и не совладав с собой в Феодосии. Там дорога проходит по границам прекрасных муниципальных пляжей: «Сан райз», «Пляж 117» и «Алые паруса». Поэтому была сделана короткая оздоровительная остановка для прощального омовения. Помню, мне еще не понравилось, что ветер развел волну, и сердце нехорошо екнуло в предчувствии очередных испытаний. Около пяти часов вечера мы выкатились на керченские холмы. Асфальтовое море оказалось покрыто белыми барашками волн. Казалось, их тщательно прописали самой тонкой кисточкой из одного беличьего волоска. - Приехали, подумал печально корреспондент КП: «не отпускает полуостров».

Никакой очереди в порту и в помине не было. Мы сразу же заехали на площадку - накопитель. Купили билеты, и полюбовались духоподъемным плакатом: «В связи с погодными условиями движение паромов затруднено». Деваться было некуда и мы протестировали местную кухню, представленную кафе-стекляшками. Выбор остановили на караимском заведении, где девушки в монисто прямо при тебе выпекали плюшки в сумасшедшем ассортименте. В соседних ларьках самсу и беляши откуда-то привозили, к вечеру этой выпечке было уже нехорошо: жена сломала ноготь, украдкой тестируя слойку с творогом, которую нам пытались продать как «наисвежайшую».

Мы сразу же заехали на площадку - накопитель. Купили билеты, и  полюбовались духоподъемным плакатом Фото: Дмитрий СТЕШИН

Мы сразу же заехали на площадку - накопитель. Купили билеты, и полюбовались духоподъемным плакатомФото: Дмитрий СТЕШИН

Прошло три часа, упругий ветерок сменился ласковым вечерним бризом и прибежавший паром «Ионис» начал исторгать из своего чрева машины. Ровно в восемь вечера мы отчалили от крымского берега. Погрузкой машин на палубы зажигательно и артистично руководил грек, представившийся, как «Гера, секонд офицер» - то есть, второй помощник капитана. Жена у него оказалась из понтийских греков, издавна живших в Грузии, поэтому мы без труда с помощником объяснились. Хотя, многое было ясно и без слов. Я сообщил моряку про санкции Евросоюза, которые то ли наложили, то ли собираются наложить на европейских грузоперевозчиков работающих с Крымом. Секонда Геру, словосочетание Евросоюз привело в бешенство. Санкции он прокомментировал международным жестом – ребром левой ладони по сгибу правой руки. Тут, на потеху пассажирам дико взревел пароходный гудок: «Ионис» разошелся с сестрой «Олимпией» правыми бортами. Крымский воробей, ехавший на спасательном плотике в Краснодарский край, передумал путешествовать и упорхнул домой. Через двадцать пять минут мы причалили в порту «Кавказ», и поехали по местам «боевой славы».

Очередь в порт сократилась до 500 метров, по одометру нашей машины. Все ларьки на Чушской косе позакрывались, остались только палатки МЧС. Мало ли что, вдруг случится затяжной шторм? Мы ехали по непривычно-пустому шоссе, и дочка вслух вспоминала:

- Здесь мы обедали в кафе! Здесь мелом на асфальте рисовали! Тут по бутылкам камнями кидались! А здесь я купалась в заливе! А здесь мне мальчик из Уренгоя руку вывихнул, когда мы дрались… А все таки здорово было и ни чуть не жалею. Я бы в следующем году еще постояла!

Взрослые слушали детский щебет, глядели по сторонам и тоже вздыхали умиленно-ностальгически. Все-таки, российский турист, существо неистребимое. Что-то среднее между Финистом ясным-соколом и танком с динамической защитой брони. Ни что его не берет, ничего не боится и во всем находит хорошее.

Дорогие читатели!

Вы отдыхаете в Крыму? Расскажите, как там! Можно присылать письма на адрес krymnash@kp.ru

ИСТОЧНИК KP.RU

Еще больше материалов по теме: «#Крымнаш: Передает Дмитрий Стешин»

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также