Звезды25 октября 2014 2:00

Виктор Вержбицкий: У меня всего один порок. И побороть его нет желания

Журнал «Телепрограмма» поговорил с известным актером и ведущим канала ТВ-3 о мистике, суевериях и знакомствах в Голливуде

Совсем скоро на канале ТВ-3 выйдет новый сезон популярной программы «Мистические истории», которую ведет Виктор Вержбицкий. В кино актеру также часто достаются роли таинственных персонажей - чего стоит только предводитель темных сил Завулон в «Ночном Дозоре».

- Вы ведете программу «Мистические истории» на ТВ-3. А в вашей жизни есть место сверхъестественному?

- То, что я работаю в «Мистических историях», для меня самого необъяснимо. Работа на телевидении для меня - новый жанр. Для себя я решил, что ведущий «Мистических историй» должен занимать нейтральную позицию. Он является проводником в «иной» мир - предлагает зрителям те или иные ситуации, но при этом не навязывает ни своих оценок, ни суждений. В каждой истории есть что-то сочиненное, художественное. В программе ведь есть постановочные планы, статисты, которые отыгрывают рассказанную героем ситуацию. Но сколько в «Мистических историях» вымысла, а сколько правды - я и сам не знаю.

На Викторе: рубашка, пиджак, брюки, все - Etro, ботинки Jimmy Choo.

Фото: Иван ВИСЛОВ

- И все же вы верите в них?

- Если я приму какую-то позицию, у передачи появится другое назначение - она станет либо критической, либо, наоборот, просветительской. Я просто знакомлю зрителей с миром сверхъестественного, а они уж пусть сами разбираются в ситуации. Единственное, в чем я могу проявить свое участие, - это просто по-человечески посочувствовать герою программы. Но это не значит, что я принимаю его сторону.

- Чем новый сезон программы будет отличаться от предыдущих?

- В нем появится больше экшена: окружающая среда будет реагировать на то, что рассказывает ведущий. Новый сезон будет снят в абсолютно новых декорациях. Это все, что я могу сказать. Но это точно будет громкая премьера. Ждать осталось недолго.

В кино Вержбицкий теперь снимается нечасто - говорит, что мало предлагают хороших сценариев. На Викторе: рубашка, пиджак, брюки, все - Emporio Armani.

Фото: Иван ВИСЛОВ

- А в вашей личной жизни случалось что-то мистическое?

- Может, что-то и было, но я не из тех людей, кто обращает на это внимание и ищет тайные знаки.

- Как известно, многие актеры - люди суеверные. Большинство, например, говорят «моя крайняя роль», не используя слово «последняя». Вам это тоже свойственно?

- Нет. Это же просто глупость! Я спокойно могу сказать фразу «моя последняя роль». Почему «крайняя»? Это не по-русски, неграмотно. Очень плохо, что так говорят! Особенно когда это звучит по радио, на телевидении, в прессе. Или: «Мне так волнительно!» Кто придумал это слово?..

- Или вот говорят: если упал сценарий - надо срочно на него сесть...

- Никогда в жизни не делал ничего подобного! Вы представляете, насколько должен быть не уверен в себе актер, если он считает, что от этого зависит его роль? Ну абсурд же!

«Мне грех жаловаться»

- Как считаете, вы по жизни счастливчик?

- Да! Я доволен тем, что происходит в моей жизни. На судьбу не сетую. Ни с чем не борюсь. Если что-то предначертано человеку, значит, так оно и должно быть.

- То есть вы фаталист?

- Я не люблю, когда приклеиваются какие-то ярлыки. Я считаю: как идет жизнь - пусть так и будет. Мне грех жаловаться: живу счастливо, у меня есть любимое дело, от которого получаю удовольствие. Главное - развиваться внутри, а не вовне.

- В бытовом плане тоже все устроено?

- Шикарно! Потрясающе! Спасибо. Есть, конечно, некоторые внутренние проблемы - и в семье, и на работе, но они существуют у каждого. И каждый должен решать их сам, без широкой огласки.

- В вашей жизни ведь были и непростые периоды, когда вы переехали в Москву из Ташкента, начали все с нуля.

- Мне понадобилось года три, чтобы я примирился с новой действительностью. Во-первых, была социальная неустроенность: отсутствие жилья, заработка. Во-вторых, я приехал в Москву уже в зрелом возрасте: мне было 37 лет, я был сформировавшимся артистом - и оказалось сложным начать жизнь заново, с белого листа. Не каждому удается преодолеть эти трудности.

- Гордыня мешает?

- Может быть. В той, прошлой жизни я играл в сезон по две главные роли. А когда перебрался в Москву, то, вполне естественно, никому не был нужен. Конечно, можно было бы жить прошлыми успехами и заслугами и, сидя в коммуналке, просматривать свои старые театральные программки, рецензии и фотографии. Вспоминать, как все было, и оставаться на одном месте. Но жизнь хороша в развитии, и я для себя решил: нужно начать все заново. После главных ролей в Ташкенте я не гнушался выходить в Москве в массовке, играть слуг. Это нисколько меня не ущемляло. Я понимал, что новая жизнь диктует новые условия. Нужно их принимать и идти к поставленной цели. Другого выбора у меня не было.

В новом сезоне «Мистических историй» на ТВ-3 зрителей ждет много нового. Фото: Канал ТВ-3

- Не возникало желания в один момент бросить все и сказать: «Что я здесь делаю? Ради чего все это?»

- Вернуться в Ташкент можно было в любой момент, но в чем тогда был смысл отъезда? Если уж приехал, значит, нужно осваивать это пространство. Конечно, я переживал, когда был невостребован: «Кому я тут нужен?» Мужской состав театральных трупп был укомплектован, к новому неизвестному лицу относились настороженно. И хотя, конечно, очень тосковал по театру, к счастью, появились предложения в кино. Тем более что там я уже был немного известен благодаря рекламным роликам банка «Империал», которые снял мой замечательный друг Тимур Бекмамбетов. Он, кстати, был одним из инициаторов моего переезда в Москву и очень мне помог на первых порах. Наше с ним сотрудничество началось еще раньше - мы с ним вместе учились в институте. А дальше уже была «Бедная Настя», «Личный номер» и легендарный «Ночной Дозор». И посыпались предложения, на меня обратил внимание театр. Началось все с Нового драматического, потом был Et Cetera, Театр имени Пушкина, а теперь «Ленком».

- Есть ощущение, что театр - это ваша семья?

- Нет, это место работы. Хотя, конечно, о театре я думаю всегда. И я, безусловно, люблю его больше, чем кино, потому что театр - живой организм, в нем происходит энергетический обмен и постоянный контакт со зрителем - безусловным участником спектакля. Сегодня он отреагировал на одну реплику, а завтра на другую. Это и есть жизнь.

- Есть устойчивое мнение, что театр - это работа для души, денег она не приносит. А кино, наоборот, ремесло, но оно дает хорошие гонорары.

- Да, существует такое мнение. И многие коллеги идут в кино лишь для этого. В результате теряется художественный эффект. Действительно, зарплата отличается. Театр - это бюджетная организация, такая же как библиотека, музей или любое другое учреждение культуры. А кино и телевидение - коммерческие структуры, где есть реклама, прокат и так далее. Но это вполне естественно.

- В процентном отношении какой объем в вашей жизни занимает театр? И сколько места занимает кино и телевидение?

- Сейчас, слава богу, театр превалирует - пожалуй, он занимает 90 процентов моей жизни. Оставшееся время делят между собой кино и телевидение. Не так много интересных сценариев, которые мне предлагают, в последнее время. Часто я отказываюсь от работы, потому что для меня важны не только цифры. И никакой гонорар в кино не компенсирует позор. Да, деньги пахнут.

- Кстати, а как ваших предков занесло в Ташкент, где вы и появились на свет?

- Корни у меня польские. Мой предок Вержбицкий в конце XIX века занимался торговлей. Шел с караваном по знаменитому Шелковому пути, по дороге из Самарканда в Ташкент приболел. А моя прабабка, простая русская женщина, выходила его. Они стали жить вместе, родилась моя бабушка. Такая существует семейная легенда.

- Ваша бабушка ведь работала в театре? Это как-то повлияло на будущий выбор профессии?

- Да, свое детство я провел за кулисами - бабушка работала костюмершей. И театр так органично вошел в мою жизнь, что выбора, по сути, не было. Я не представлял себя вне его стен. С одной стороны, это хорошо - не было метаний, терзаний и поиска пути. С другой стороны, кто знает, может, я смог бы реализовать себя в чем-то другом? Хотя мое нынешнее положение говорит о том, что в итоге я все сделал правильно. Я доволен своим выбором.

«Завулон меня преследует»

- У вас есть некое амплуа - чаще вы играете отрицательных персонажей. Не устали от этого?

- Я смиряюсь с тем, что в кино это мой крест. Завулон и амплуа злодеев преследуют меня на экране. Но это опять-таки зависит от режиссера. Первое время я переживал по этому поводу, а потом понял, что есть определенные законы, по которым живет кино. И даже хорошо, что все сложилось именно так. Значит, у меня есть своя ниша в кинематографе. Я хорошо понимаю эти жанры - экшен, триллер, хоррор и знаю, как в них существовать, в каком направлении сочинять роль. С точки зрения профессии мне это интересно, потому что каждый раз ищешь новое содержание и выразительные средства.

- Постоянно играть злодеев, наверное, не очень приятно…

- Согласен, но я для себя разгадал, в чем интерес. В жизни я совершенно не похож на своих персонажей.

- Да, вы производите впечатление доброго человека.

- Когда играешь злодея, весь негатив, что в тебе накопился, отдаешь этой роли, вымещаешь на персонаже все плохое. Я ведь живой человек со своими недостатками и достоинствами, плохими и хорошими качествами. В общем, все отрицательное я передаю своему герою. И происходит некое очищение. Мне это представляется интересным и забавным.

- Какие роли для вас особенно любимые?

- Из того, что я сделал в кинематографе, знаменательными для меня стали «Турецкий гамбит» Джаника Файзиева и картина «12» Никиты Михалкова. После таких фильмов понимаешь, от чего тебе вести отсчет в кинопрофессии. Встреча с Никитой Сергеевичем Михалковым - это в принципе знаменательное событие для каждого артиста. Когда видишь великого режиссера и неравнодушного человека, который проживает 24 часа в сутки на съемочной площадке, ты понимаешь, что это образец профессионализма и истового служения делу, к которому нужно стремиться. Как бы громко ни звучало, Михалков, на мой взгляд, настоящий патриот, заслуживающий только огромного уважения. Работа в его фильме - это высокая профессиональная планка для артиста. Вообще, конечно, каждому актеру очень важно найти своего режиссера. Ведь если у вас есть контакт, доверие друг к другу, творческий союз, тогда и достигается высокий художественный результат.

На Викторе: пальто, шарф, шляпа, все - Zara. Стиль: Сергей Лепешкин. Грим: Павел Ерзаулов.

Фото: Иван ВИСЛОВ

- Вы такого режиссера для себя нашли?

- Сейчас мой режиссер - это Константин Богомолов. Все мои последние театральные работы были сделаны вместе с ним. Я очень горжусь этим и дорожу нашим сотрудничеством. Мне интересно, что он исследует в театре.

- Вам в жизни встречались гении?

- Не знаю, можно ли человека признать гением при жизни. Мне кажется, это выясняется со временем.

- Если бы вы взялись за написание книги, о чем бы она была?

- Я бы написал единственную строчку: «Не берись за то, чего не умеешь». Сказать-то мне есть что, но нужно еще и умение выразить свои мысли.

- Ну так многие сами и не пишут. Наговорили литературному редактору на диктофон, а тот потом переносит слова на бумагу.

- Ну да, вот поэтому у нас такие результаты во всем! Человек должен быть профессионалом в своем деле. Редко бывает, когда человек развит сразу в нескольких сферах. Как, например, Леонардо да Винчи, который был и художником, и ученым, и изобретателем. Кстати, это один из признаков гениальности, о котором мы с вами говорили. Как видите, время все расставляет на свои места. А у нас что получается? Сегодня он снимается в кино, завтра сам становится режиссером, послезавтра книгу пишет - и выходит так себе, посредственно. Show must go on.

«Моя интуиция работает на процесс, а не на результат»

- Вас когда-нибудь звали сниматься в Голливуде? Тем более что ваш друг Тимур Бекмамбетов делает там свое кино.

- Были переговоры относительно нескольких фильмов, но не сложилось. Но у меня нет цели просто засветиться. Если уж сниматься в Голливуде, то в хорошей роли, не стесняться за свою работу. А выйти в толпе статистов в фильме известного режиссера - это не предел моих мечтаний.

- Говорят, что вы знакомы с Джоном Траволтой...

- Это история для семейного альбома. Если бы я всем рассказывал, с кем общался в Голливуде, у кого из великих бывал в гостях на их виллах… Многие артисты этим пользуются, а я не буду. Глупо, когда актер кичится тем, что гостил у Миллы Йовович или сидел в ресторане с Родригесом или Тарантино. Нужно гордиться своей работой, а не знакомствами.

- У вас бывает предчувствие, какой ваш фильм станет популярным, а какой нет? Успех можно заранее предугадать?

- Нет. Моя интуиция работает на процесс, а не на результат. Вот встретился я с интересным человеком и понимаю: было бы хорошо поработать с ним. А получится фильм или нет, я это никак не прогнозирую. Это все очень, мне кажется, случайные вещи. Когда мы начинали снимать «Дозор», никто и подумать не мог о таком успехе в будущем. Мы же были пионерами жанра фэнтези в российском кинематографе.

- За время нашей беседы вы, кажется, выкурили полпачки. Как у вас с вредными привычками?

- Только эта!

- Побороть ее нет желания?

- Нет, у меня всего один порок. Если я брошу, ни одного не останется. Хотя остальным, конечно, я советую от курения отказаться.

Личное дело

Виктор ВЕРЖБИЦКИЙ родился 21 сентября 1959 года в Ташкенте (Узбекистан). Окончил Ташкентский театрально-художественный институт имени Островского. Театральную карьеру начал в Ташкентском академическом театре драмы имени Горького. Параллельно снялся в рекламных роликах Тимура Бекмамбетова для банка «Империал», где сыграл императора Николая I, Людовика XIV и Александра Македонского. В 1996 году переехал в Москву. С 1998 по 2005 год - актер театра Et Cetera. Сейчас работает в «Ленкоме». Сыграл более 80 ролей в кино, среди которых «Личный номер» (2004), «Ночной Дозор» (2004), «Дневной Дозор» (2005), «Турецкий гамбит» (2005), «12» (2007), «Черная молния» (2009), «Елки» (2010) и др. С мая 2012 года - ведущий программы «Мистические истории с Виктором Вержбицким» на ТВ-3.

«Мистические истории». По будням/15.00, ТВ 3.