Премия Рунета-2020
Россия
Москва
-3°
Политика8 апреля 2015 16:00

В Донбасс, по нему и обратно. Часть 3

«Комсомолка» завершила акцию «помоги детям Донбасса»
«Комсомолка» завершила акцию «помоги детям Донбасса» - все грузы нашли своих получателей.

«Комсомолка» завершила акцию «помоги детям Донбасса» - все грузы нашли своих получателей.

Фото: Александр ГРИШИН

Продолжение. Начало читайте тут - Часть1 и Часть2

МАКЕЕВКА

В один из дней, когда парни уезжают отвозить груз для подразделения, которым командует ополченец «Хмель», я остаюсь на месте. Что там будет в располаге у ополченцев, я знаю, а вот побродить по городу другой такой возможности не будет.

До войны в Макеевке жило около 400 тысяч человек, и по площади, и по населению этот крупнейший пригород Донецка мог бы вполне быть областным центром в любой стране мира, за исключением, наверное, только Китая.

Сейчас жителей стало существенно меньше, но не настолько катастрофично, как, например, в Горловке или том же Луганске. Здесь полно ресторанов, кафе. Супермаркетов, в том числе и сетевых: «Амстор», «Обжорка», «Фуршет» и т.д. В городе не прекращалось движение общественного транспорта, автобусов, троллейбусов. В местном ТЮЗе идет спектакль «Жила-была сыроежка» (хотел сходить, но не сложилось).

Суббота, народ вылез на улицу и прогуливается. Несколько дней до того солнышко прогревало так, что дончане поверили в весну. Девушки и молодые женщины натянули мини-юбки (вне зависимости от красоты ног) и расплачиваются за это на улице. Ветерок поддувает совсем не по-теплому, и многие из них не могут удержаться, чтобы не одернуть юбку вниз через каждые 10-15 шагов.

На автостанции настоящими бригадами стоят здоровые крепкие мужики - менялы. У них по нормальному курсу можно поменять основные три валюты – доллары, евро, рубли - на гривны. И наоборот. Так же, как это было в Москве в конце 80-х, когда все уже знали, что такое доллар, но официально купить его было невозможно. Менялы «лузгают семачки» и провожают дончанок откровенными взглядами. Ничего личного, просто бизнес. Положено им так, лузгать и смотреть на женщин, прерываясь на редкую «работу». Менялы не кидают, а работают честно. И кидал возле них нету. Не положено. Кидалы вырисовывают своими фигурами замысловатые траектории по площади, на секунду другую входя в радиус менял, соприкасаясь с ними, словно бы показывая свою причастность к этому профессиональному сообществу, и тут же выходят за радиус. Кидалы не могут быть рядом с менялами постоянно, рушить им бизнес, вот и проявляют «художественную смекалку». Хотя все тут друг друга прекрасно знают, кто есть кто и чем занимается. Впрочем, гиперактивности в этом секторе экономики не наблюдается. Клиенты подходят относительно редко.

В каком-то десятке метров идет бойкая торговля пирожками из киоска. Рядом продают всякие заморские искусственные вкусности, но там тоже почти никого нет, а у киоска с пирожками (еще теми, совершенно советскими по виду и аромату) настоящее столпотворение. Пирожки с капустой, картошкой, повидлом по 4-5 гривен. Такие деньги у большинства населения в кармане еще есть. А вот насчет накоплении побольше проблема.

Работа есть далеко не у всех. Поэтому многие ходят и изучают объявления в поисках работы. Те, у кого есть работа, ищут уже работу с зарплатой. А пока нанимаются на какую-нибудь халтуру за 20-30 гривен поденно.

В ДНР у Бабича есть разрешение на ношение оружия. И он им пользуется. На всякий случай

В ДНР у Бабича есть разрешение на ношение оружия. И он им пользуется. На всякий случай

Фото: Александр ГРИШИН

Кафе пустуют по всему городу, от окраин и до центра. Обслуживающий персонал в надежде поднимает голову на каждый трень-брень двери. Если заняты два столика – это уже хорошо.

- Нет денег у людей, чтобы веселиться, - горестно отвечает на вопрос о посетителях директор одного из них. – Если два-три человека приходят за смену, уже хорошо. А то выходим на работу впустую.

- Так может, не надо было все это затевать, ДНР, ЛНР? – спрашиваю я. – Тогда бы жизнь нормальной была.

Она задумывается на долю минуты, а потом отрицательно качает головой.

- Нет, жизни бы, как вы говорите, не было. Если бы мы сдались под рагулей (так тут называют жителей Западной Украины и всех «новых бандеровцев» - прим. авт.) и Киев, было бы еще хуже. Так мы себя хотя бы людьми чувствуем.

Молодежи, которая, обнявшись, тусуется на лавочках и детишкам, раскатывающим по площади на роликах и велосипедах, до взрослых проблем дела нет. Особенно последним, которые визжат от радости, врезаясь друг в друга, или пытаются разогнать голубей и догнать собачек, выведенных хозяевами на прогулку.

Молодежи до взрослых проблем дела нет...

Молодежи до взрослых проблем дела нет...

Фото: Александр ГРИШИН

Мирная идиллическая картина отдыхающего города. И только иногда где-то далеко раздается «Бум!». «Та-та-та-та». «Бум!». «Та-та-та-та». На которые никто не обращает внимания. Это может быть стрелковый полигон, который есть в окрестностях Макеевки. А может быть и обстрелом. Но это далеко, и никто не обращает внимания, даже чуткие собачки.

А в магазинах картина выглядит гораздо печальнее, чем в декабре. Гигантские супермаркеты пустеют на глазах. Нет, это конечно, далеко не голод – на полках по прежнему сортов 20 колбасы, сортов до десяти сыра, есть мясо, кулинария, но выбор уже не тот. Ассортимент сократился в разы. В «Обжорке», например, одним соком заставили всю длинную-предлинную полку. Точно так сделали и с другими товарами. Молоко одного вида, вермишель одного производителя и так далее.

А в том самом «Фуршете», где в прошлую поездку я с такой радостью затаривался картофелем, капустой и прочей продукцией для детдомов, картофеля и вовсе не оказалось. Остатки свеклы, капусты и моркови продавались, но по цене в три раза выше, чем в декабре. И я еще раз порадовался, что с рынком мы не прогадали.

Мадонны Макеевки любят обсудить свои планы на будущее на скамеечке

Мадонны Макеевки любят обсудить свои планы на будущее на скамеечке

Фото: Александр ГРИШИН

А еще в «Фуршете» процентов на сорок всякими выгородками и загородками сократили площадь торгового зала. Нечем заполнять полки.

- Что? Удивлены? – оказывается, кассир нас помнит еще с декабря, что при общем отсутствии покупателей уже и не удивляет. – Вот так-то, война у нас, блокаду нам устроили.

Единственное, что не подорожало на наш первый взгляд – это хлеб.

А продают все за гривны. Признаюсь, ехал на Донбасс, окрыленный репортажами про торговлю в рублях и ценники не только в гривнах. Но ничего подобного увидеть не довелось. Ни на рынке, ни в маленьких круглосуточных магазинчиках (где, кстати, ассортимент, становится уже побогаче, чем в супермаркетах), ни в сетях. Говорят, так торгует «Амстор» в Донецке, но мы в Макеевке такого чуда не нашли.

БАБИЧ

Несколько раз я садился по-новому начинать писать этот материал, и каждый раз так или иначе, практически сразу, переходил на Бабича. После чего перечеркивал написанное и начинал писать заново. Пока не понял, что от Бабича мне никуда не деться. Он не просто органичная часть повествования, а один из его творцов. И я смирился с тем, что придется вам рассказать еще и об этом сложном человеке.

Дима Бабич, Санкт-Петербург, собирает деньги и закупает конкретно то, о чем его просят командиры подразделений ополчения. Что заказали, то и везет. Но не отказывался до недавних пор и от выполнения просьб тех, кто перечислял деньги на конкретные цели.

Перевели ему деньги любители животных, чтобы Бабич купил корма и покормил бездомных животных на Донбассе. Он покупает, везет и кормит, кто бы как ни возмущался.

- Ты не представляешь себе, как это бесило тут людей и меня, - Балу чуть не бросает руль от возмущения. – тут люди лишены элементарного, а Бабич из машины вот такие мешки корма для собак и кошек таскает. Знаешь, какие у наших глаза были, когда они увидели это первый раз.

- Представляю, - хмыкаю я.

- Ни хрена ты, Саша, не представляешь.

А я вспоминаю, как говорил о том же самом с Бабичем еще в первую поездку.

- Понимаешь, Дим, на фоне голодающих пенсионеров это выглядит словно какой-то вызов окружающим.

Тогда Бабич взорвался:

- Думаешь, я не понимаю что ли ничего? Или мне это нравится? Но мне люди деньги перевели именно на эти цели. И я не могу их волю проигнорировать, раз деньги взял, или тем более – обмануть. И вообще, это не у меня совесть должна болеть, а у них, что они решили помогать кошкам, а не людям. Кстати, может, они еще и людям помогут потом, в следующий раз.

Кстати, кошачий корм Бабич возить перестал. Он пунктуален в исполнении взятых на себя обязательств, что тот немец. Наверное, поэтому не любит ничего обещать, а чужие пустые обещания не переносит на дух. Если он пообещал кому-то что-то довезти, значит, взялся. Если взялся, значит, довезет. Он доведет того же Балу до белого каления, до эмоционального взрыва, до бегания по потолку с охами и ахами, а когда Балу с потолка спрыгнет, то как ни в чем не бывало, даже с укоризной скажет ему: «Дим, мы минут десять уже могли бы ехать».

И они поедут и отвезут ровно столько, сколько надо и куда надо. Касается ли это денег или вещей. А не так, как, например, помощник одного из российских депутатов доставил Балу переданные 50 тысяч рублей. Отдал 20 тысяч, а про остальные сказал, что он их истратил, потому что ему «так надо было». Так он с Балу один раз добывали горсть родной земли из Горловки для одной бабушки, живущей ныне в Сибири.

- Прикинь, мы в Горловку приехали, она еще простреливается вся, а мы тут улицу ищем, где бабуля жила, - вспоминает тот же Балу. – И укры как раз обстрел начали. Там все разрушено, где какой дом. Я ему говорю: «Дим, вот эта улица, хватай горсть и сматываемся». А он уперся, как бык. Говорит, надо дом найти. Там уже конкретно по нам, по машине начали пристреливаться из миномета. Я ему, что тут дома все одинаковые, в смысле, что их там нет, разрушены, разбиты. А он знай одно – я обещал. В общем, только-только свалили, после того, как он дом нашел, как укры прямо по тому месту, где мы были, садить начали.

- Зато бабушка потом была счастлива, - подает голос Бабич. Что да, то да. Не поспоришь.

Бабич не просто упрямый, он упертый. Я давно не встречал таких людей, кого природа словно бы вырубила топором из камня, а когда попыталась обтесать острые углы, то устала сама и оставила все, как есть. Он и по жизни идет так – без полутонов и оттенков. Хватка у него совершенно бульдожья, и уж если кого он закусил – не отпустит. А уверенность в себе и собственной правоте не имеет границ.

В наше время все больше видишь каких-то изогнутых, пластичных – кто в руки взял, тот и лепит, что хочет. О Бабича руки сотрешь до костей, а он таким и останется. И ему до всего есть дело. Он, например, может зайти к командиру подразделения ополченцев и заявить тому, что у него в отряде не дисциплина, а дерьмо, и до добра это не доведет. Или что назначенный старшина – пятое колесо в телеге, авторитетом у бойцов не пользуется. А еще он вписывается за друзей-товарищей. И перед кем угодно: партийным начальством, казачьим кругом. Да просто бандитами, в конце концов.

Бабича хорошо иметь другом, но дружить с ним – нелегкое дело. Впрочем, Дима Кореец говорит, что это пока пуд соли не съешь. Потом все происходит, по выражению того же Корейца, «ровно».

ЧЕТВЕРТЫЙ

За несколько дней до отъезда из Москвы ко мне подошел наш военный корреспондент Саша Коц и тихо сказал: «Саш, если у вас будет возможность что-то отвезти в детдом Перевальска, сделайте это пожалуйста. А то там совсем ...па». Если уж Коц, который на Донбассе насмотрелся всего и всякого, говорит такое, то миновать Перевальск мы никак не могли.

В Перевальском детдоме было 127 своих детей в возрасте от 3-х до 17 лет, а потом к ним присоединились еще и 152 беженца, из которых 45 были детьми от 3-х месяцев до 12 лет. Перевальск - небольшой городок под Луганском, который относится к ЛНР. Если в ДНР власть взяли сразу хоть в какие-то руки, то в Луганской народной республике она все же повалялась на улице, как запившая и не могущая подняться на свои ноги девка. Что негативно отразилось на многих объектах соцбыта, в том числе и на детдомах.

Вечером накануне выезда в Россию я звоню директору перевальского детдома Татьяне Викторовне Семеновой.

- Алло, это Гришин из «Комсомольской правды», мы собираемся к вам приехать завтра, по времени не скажу, сначала заедем на рынок, купить там что-нибудь из овощей.

- А вы себе что хотите купить?

- Не себе, Татьяна Викторовна, вам. Картошечки, капусты, моркови, лука.

- Капуста с морковью - это было бы здорово, конечно. Но, скажите, а вы можете купить нам хоть 3-4 килограмма сосисок или колбасы? Мы бы детям на кусочки порезали. Или пластик колбасы на бутерброды. Вместо картофеля, например, или вообще, овощей. Картошка у нас есть. А вот колбасы или сосисок дети не видели с Нового года.

- Купим! - обещаю ей я. - Не знаю, сколько, не могу сказать, во сколько приедем, но купим, привезем и приедем.

Нет, молодчик я, конечно, обещание дал, а кроме взятого из Москвы, ничего не осталось. Просто нет денег на то, чтобы докупить обещанное. Есть только на обязательную программу из капусты и моркови.

К счастью, когда мы на следующее утро трогаемся в путь домой и заезжаем на рынок, Дима Бабич достает из кармана 100 баксов из своего НЗ на обратный путь (мало ли что случится с машиной на дороге), и мы покупаем не только овощи, но и несколько больших ящиков яблок, здоровенный ящик мандаринов. А когда начинаем смотреть колбасу и сосиски, то выбираем чуть больше 7 кг варено-копченой колбасы, «которую не страшно давать детям». После чего Бабич лезет в карман и достает уже совсем последние 100 баксов и ОЧЕНЬ ВЕЖЛИВО интересуется у продавщицы, где здесь можно купить сосиски в количестве, превышающем товарные остатки на прилавки. Через 2 минуты машина с ополченцами (2 «Мухи», РПК и несколько АК разных модификаций) и Бабичем срывается с места с наказом ждать их тут. Еще через минут 20 они возвращаются счастливые донельзя - их привезли на мясокомбинат в Макеевке, где продали по отпускной цене для крупного опта на все имевшиеся деньги 50 кг. сосисок. Вкупе с купленными ранее 7-ю кг. варено-копченой колбасы, это уже не с паперти подобранное, и мы, радостные и счастливые, отправляемся через Углегорск и Дебальцево в Перевальск.

- Да ладно, доедем как-нибудь, если что, - растерянно бормочет Бабич, словно бы оправдывая «обнуление» своего НЗ. К слову, такое он сделал в первый раз за все свои караваны.

Немного заплутав в Перевальске, мы все же находим в конце концов этот детдом. А когда открываем дверь грузовика, то, кажется, Семенова не может поверить, что это все привезено им. И мы начинаем таскать.

Разгрузка машины у двери детдома.

Разгрузка машины у двери детдома.

Фото: Александр ГРИШИН

- А это что, - спрашивает один из нас, глядя на два котла на колесах.

-Это кухня полевая наша. Когда не было света и газа, мы детям в ней покушать варили, - отвечает Семенова. - Ничего выжили.

Уже после моего возвращения в Москву Саша Коц получил письмо с благодарностью от директриссы этого детдома. Там было много слов. Что им никто столько никогда не привозил. И по количеству, и по ассортименту. И что теперь они продержатся. Обязательно продержатся. И спасибо за сосиски с колбасой. И про то, что дети, как оказалось, совсем забыли, что такое мандарины вообще, не говоря о вкусе, и воспитателям пришлось заново учить их тому, как надо мандарины чистить, и как кушать.

В условиях отсутствия газа и электроэнергии пригодилась полевая кухня.

В условиях отсутствия газа и электроэнергии пригодилась полевая кухня.

Фото: Александр ГРИШИН

Но еще больше, чем мандаринам и сосискам, руководство детдома обрадовалось пылесосам, что мы привезли. Они-то просили хотя бы один. А мы привезли целых три!

ГОЛОВНЯК

Знаете, у каждого текста в конце концов, должна быть некая морализирующая часть. Где воздается по заслугам хорошим и плохим, где добро учит, как побеждать зло. И прочая фигня. На роль морализатора я явно не гожусь, но не поделиться с вами о том, как трудно, чисто психологически, заниматься вот этими гуманитарными вопросами тоже не могу.

Сбор и доставка гуманитарной помощи – это занятие, которое не может не вызвать головной боли. Хотя бы по той причине, что ты общаешься людьми, которые в горе, в несчастии, которые лишены самого элементарного, о чем мы просто не задумываемся в своей повседневной жизни. И эта боль, этот головняк делится на несколько составляющих. Слава Богу, я был лишен двух первых, которые, кстати, тот же Бабич испытывает каждый раз по полной.

Сначала сбор денег. Ой, денег не хватает! Ребятки, давайте! Ребятки, поможем! Время идет, сроки на подходе, люди ждут, а ты болтаешься с полупустым карманом и гадаешь: успеешь – не успеешь. Хватит, не хватит. Потом – где купить подешевле, чтобы хватило большему числу людей.

Потом – переход. Пустят – нет? Сколько дней и ночей придется провести по эту стороны границы? Для кого-то эта задача так и остается невыполнимой, кто-то умудряется перевести ее в категорию трудновыполнимых. Легко это делает только государство. Его конвоям дают всегда «зеленый» свет. И это неудивительно. Там все проверено, контора гарантирует. А среди частников действительно есть «жучки», которые провезя гуманитарку, пускают ее в коммерческий оборот.

Но самая главная боль ждет вас по ту сторону границы. Еще по ту сторону границы ты горд, что так много удалось, столько всего собрали, привезли. Но уже в первом детдоме начинаешь понимать, сколь ничтожно и мало привезено от того, сколько действительно надо.

И когда глядишь в глаза детям и преподавателям, то не можешь удержаться. Сюда двадцать мешков. Нет, этого сюда мало. Давай сюда тридцать. А у кого ты возьмешь эти дополнительные десять. Если дашь больше одним, то меньше достанется другим. Или сюда больше тушенки, а меньше рыбных консервов и горошка. А там наоборот. И вот варьируешь, варьируешь, тебе до жути неловко смотреть им в глаза, а в ответ на твои извинения: Спасибо. Спасибо. У нас все как раз закончилось. Если бы не вы, то не знали бы, чем через неделю кормить будем. Ой, мы теперь борщ сварим! А можно сосисок хоть сколько-то или колбаски на бутерброды, а то дети три месяца ни кусочка не видели. Пришлось им объяснять, как мандарины чистить, а то они забыли, что такое мандарины».

Каникулы кончатся, и учиться снова придется

Каникулы кончатся, и учиться снова придется

Фото: Александр ГРИШИН

И ты слушаешь все эти благодарности, а на душе все гаже и гаже. Как будто ты не привез им помощь, а обокрал их. Потому что ты не можешь дать им больше, чем для них расписано. А это – капля в море от того, что надо.

И у тебя предательски начинает першить в горле и предательски щекотать в носу. Суки! Сосиски! Мандарины! Украина! 21-й век на дворе. Дети сосиски не видели и мандарины забыли! Суки укропские! Что же вы устроили!!! Гореть вам в аду!

И только потом успокаиваешься, когда понимаешь, какое хорошее дело все же удалось сделать.

Спасибо вам, сограждане и читатели! Не только за присланные деньги на эту акцию, продлившуюся с ноября по март. Спасибо за неравнодушие!

ВОТ И ВСЕ

Вот и все, дорогие и уважаемые читатели! Мы отвезли все, что купили на присланные вами деньги и на добавленные нашими сотрудниками наличные. Мы закрываем нашу акцию помощи детям в детдомах Донбасса. Все-таки мы – газета и наше дело – не возить грузы, а писать статьи, выпускать номер за номером, сообщать о добрых примерах, заслуживающих всяческого распространения.

Но это вовсе не значит, что надо прекращать эту помощь. Вы в состоянии делать это сами. Либо сами организовывать и возить караваны. Либо, например, отсылать деньги тем, кому можно доверять, кого лично знаете или в ком лично уверены. Например, возит караваны писатель Захар Прилепин. Человек, который уж совершенно точно не будет ничего прикарманивать.

Или, например, возит Бабич. Но Дима обычно везет то, что заказывают ополченцы. Не знаю, вполне возможно, что после наших совместных вояжей он станет отдельной программой помогать еще и детям. Во всяком случае, он уже помогал им, он уже связан какими-то душевными нитями и с детьми и с сотрудниками детдома. И по парочке его фраз на эту тему я понял, что он обдумывает вариант такой программы. Во всяком случае, мы с ним обсудили, что лучше покупать для детдомов продукты на месте, а не везти из России. И груза меньше, и если по ценам судить, то обменяв рубли на украинские гривны, купить можно больше. А, значит, больше и помочь.

На всякий случай вот реквизиты Бабича для желающих помочь.

РЕКВИЗИТЫ ДЛЯ СБОРА ПОМОЩИ:

Карта Сбербанка: 5469550019856258

Тип карты: MASTER CARD

Срок действия до 07.2017

Лицевой счет: 40817810455761252105

Корсчет: 30101810500000000653

в ГРКЦ ГУ Банка России по г. Санкт-Петербургу

БИК 044030653

ИНН: 7707083893

КПП: 783502001

ОКПО: 09171401

Бабич Дмитрий Валерьевич (DMITRIY BABICH) дмитрийбабич.рф

Что касается меня лично, то я обязательно буду помогать. Сам. Чем смогу. Независимо от газеты.

P.S. Балу, Туркмен, Пчёл, Паутина, Ваха, Мэр, Лысый, Борец, Маэстро, ДваДва и остальные, казаки и мужики, удачи вам всем! Берегите себя!

P. P. S. Отдельное спасибо отряду специального назначения Внутренних войск при МВД ДНР (СпН ВВ МВД ДНР), который обеспечивал нашу безопасность и непосредственно участвовал

ТОЛЬКО ЦИФРЫ

Что мы отвезли детям Донбасса

Продукты питания в упак. Стоимость (руб) Томатная паста 5 864,5 Горошек зеленый 4 030,2 Говядина тушеная 525 г. 15 120 Икра кабачковая 10 760 Сахар-песок 24 950 Говядина тушеная 525 г. 11 480 Говядина тушеная 338 г. 7 136 Томат.пюре 2,2 кг 1 974 Томат. Пюре 2,55 кг. 2 490 Масло аннинское раст. 5 л. 11 655 Говядина тушеная ГОСТ 500 г. 12 900 Горбуша натуральная 250 г. 20 493 Мука пшеничная 10 кг. 10 360 Сайра натур. 250 г. 10 659 Сайра ндм 250 г. 5116

+ мыло, печенье, конфеты, чай, соль, начинку для выпечки, средства для стирки и средства гигиены на общую сумму около 300 тысяч рублей.

Лекарства Стоимость (рубл)

Нейромультивит таб 6 075 Магне-В6 таб 13 896 Софрадекс капли 8 869 Финлепсин 13 741 Эриус сироп фл. 5 598 Нюда спрей 23 136 Тантум верде спрей 12 375 Назол беби капли 5 225 Фестал 6 831 Пиковит 14 790 Патогам таб 14 652 Пироцетам капс 19445 Новопассит таб 12 295 Подгузники взр. Более 27 000

+ еще не менее сотни наименований лекарств более мелкими партиями на общую сумму около 308 тысяч рублей.

Кроме того, 81 тыс. рублей была истрачена на найм машины, а еще на сумму 240 569 рублей было поставлено подарков и продуктов с игрушками в декабре 2014-го.

Кроме того, сотрудниками редакции «КП» было собрано дополнительно порядка 100 тысяч рублей наличными, на которые были заукплены овощи и фрукты для воспитанников детдомов и школ-интернатов Донбасса.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

В Донбасс, по нему и обратно. Часть 1

Как же здорово, когда есть административно-хозяйственная служба, а в ней имеются грузчики! Которые загружают нанятый грузовик собранной и закупленной гуманитарной помощью, а от тебя ничего, по большому счету, не требуется.

- Машина загружена и готова к выезду, - доложили по телефону. Ну, в одну руку пылесос для одного детдома, в другую пакет с памперсами для приюта, на плечо сумку с каской и – в путь. До свидания, дорогая редакция! (подробности)

В Донбасс, по нему и обратно. Часть 2

На базу мы добираемся только к вечеру, а потому отправляемся спать в арендованную квартиру. Спать – это круто после всего пережитого, и кажется, что раньше обеда следующего дня нас никто не будет в силах поднять, но в восемь утра мы уже на ногах и отправляемся на базу отряда, где оставили и броневик Бабича, и загруженный продуктами и лекарствами MAN (подробности)