Общество

Россия разрешила аборты на полвека раньше Америки

И если запретит, то не последней из стран. Однако, хотелось бы, чтобы этот вопрос решался на референдуме

Правительство, а также глава Совета Федерации Валентина Матвиенко вступили против законопроекта Елены Мизулиной об исключении абортов из системы ОМС и запрете проводить их в частных клиниках. Казалось, вопрос закрыт. Однако мне кажется, что в условиях все множащегося числа политиков, желающих отметиться на ниве борьбы «за нравственность», такая знаковая тема будет периодически все равно подниматься.

Эмоционально законопроект Мизулиной отсылает к тем советским временам, когда с 1936 по 1955 годы аборты были криминализированы и разрешались только по медицинским показателям. Притом что именно Советская Россия в 1920 году стала первой страной в мире, разрешившей аборты. К примеру, в США это сделали лишь в 1973 году, а во Франции в 1975. Вообще массовое разрешение абортов пришлось на вторую половину ХХ века. Однако и сейчас во многих странах мира они либо полностью запрещены (в Анголе, Афганистане, Бангладеш, Венесуэле, Гондурасе, Гватемале, Египте, Ираке, Индонезии, Иране, Йемене, Колумбии, Ливии, Ливане, Мали, Мавритании, Никарагуа, Непале, ОАЭ, Омане, Папуа Новой Гвинее, Парагвае, Сирии, Сальвадоре, Чили и на Филиппинах), либо ограничены. Так, лишь по медицинским показаниям и в иных исключительных ситуациях делают аборты в Аргентине, Алжире, Бразилии, Боливии, Гане, Израиле, Коста-Рике, Кении, Мексике, Марокко, Нигерии, Перу, Пакистане, Польше и Уругвае. В Великобритании, Исландии, Индии, Люксембурге, Финляндии и Японии аборт сделают только по медицинским, социально-экономическим показаниям и при изнасиловании. Из европейских стран аборты запрещены полностью на Мальте и в Ирландии (при этом на днях ирландцы проголосовали за легализацию однополых браков).

Можно предположить, что по мере роста осведомленности людей по части «безопасного секса» и разных форм контрацепции консерваторы-идейные противники абортов получат больше оснований для утверждения своих принципов. Все же аборт – это довольно варварский способ прерывания беременности. В свое время СССР в мире лидировал по числу абортов, однако в последние десятилетия их число в России постоянно снижается – и вместе с этим снижается число тех, кто потенциально может быть затронут всякими запретительным законами (еще один аргумент в пользу того, что таковые и будут периодически выдвигаться моралистами). В тех же США сейчас идет настоящая консервативная волна, которая уже привела к тем или иным фактическим ограничениям абортов, которые, как правило, просто негде сделать поблизости от места проживания.

Что касается оплаты абортов из налогов других граждан, то вопрос не столь однозначен. Так, в США аборты не покрываются ни в коей мере медицинской страховкой в 9 штатах, еще в 15 такое покрытие жестко ограничено, в остальных штатах тоже действуют те или иные ограничения. У нас на покрытие расходов на аборты государство тратит в год несколько миллиардов рублей. Притом что ни для кого не секрет, что вся система ОМС сегодня буквально трещит по швам: пациентов по сути вынуждают платить даже за те услуги, которые формально бесплатны (чтобы их получить, надо ждать неделями, рискуя умереть и не дождаться помощи). На медицину наше государство тратит в разы меньше, чем та же Америка (в долях к ВВП, абсолютные цифры и сравнивать бессмысленно). И меньше, чем страны Восточной Европы. Регионам сейчас предписано включать в фонды ОМС высокотехнологичную помощь, но денег на это катастрофически не хватает.

Надо ли в таких стесненных финансовых условиях оставлять аборты в числе безусловно оплачиваемых ОМС услуг? Может быть, оставить оплату только тех, что проводятся по медицинским показаниям? Мне кажется, это тот самый вопрос, который сегодня не надо вообще отдавать на откуп политиками - ни Мизулиной, ни Матвиенко, ни даже вице-премьеру Голодец. Его надо вынести на референдум. Пусть люди сами решат. В конце концов, закон о референдуме у нас есть, но ни разу по этому закону референдум не проводился. Власти все время чего-то боятся.

Кстати, в очень многих странах именно столь деликатный вопрос, как легализация или запрет абортов очень часто решали именно на референдумах. А поскольку распоряжаются фондами ОМС у нас регионы, то и референдумы можно проводить региональные – в единый день голосования. Возможно, где-то люди решат, что аборты надо оплачивать, а где-то – что нет. Так и сделать. И тогда такое решение будет всеми воспринято не как навязанное «моралистами» или отвергнутое «сторонниками детоубийства» от политики, а как решение, исходящее от народа. В конечном счете, деньги ОМС – это деньги непосредственно из наших налогов.