2016-08-24T02:04:53+03:00

Неужели в самом деле мы остались без форели?

За год наши производители сумели почти полностью заменить импортную рыбу на отечественную
Поделиться:
Комментарии: comments192
За год наши производители сумели почти полностью заменить импортную рыбу на отечественную.За год наши производители сумели почти полностью заменить импортную рыбу на отечественную.Фото: Нигина БЕРОЕВА
Изменить размер текста:

В начале августа будет год с момента введения российских антисанкций. В числе запрещенных продуктов оказалась и рыба, которую нам везли в основном из Норвегии. Статистика не радует: за год импорт рыбы упал на 50%, а цены внутри страны выросли более чем на 30%. Где же она, российская дешевая продукция? Чтобы ответить на этот вопрос, корреспондент «КП» отправилась в один из главных рыбных регионов России - на Камчатку.

Вместо норвежской семги и форели мы теперь покупаем либо отечественную рыбу, либо ввезенную из стран, не поддержавших санкции против России. Фото: Нигина БЕРОЕВА

Вместо норвежской семги и форели мы теперь покупаем либо отечественную рыбу, либо ввезенную из стран, не поддержавших санкции против России.Фото: Нигина БЕРОЕВА

ОТНОСИТЕЛЬНЫЕ ЦЕНЫ

Рыбные рынки и магазины Камчатки поражают туристов из Центральной России почти так же, как фантастической красоты вулканы или разгуливающие по лесам дикие медведи. Стейк кеты охлажденный - 150 рублей за кило, чавыча - 300 рублей, фарш из красной рыбы - 100 рублей.

- Вот это цены у вас! - захлебываясь слюной, говорю я своему камчатскому знакомому.

- И не говори, дико дорого на этом рынке, - отвечает он, искренне не понимая, о чем я говорю. - Я знаю пару мест, где рыбу по 70 - 90 рублей за кг купить можно.

С другой стороны, было бы странно, если бы в разгар путины рыба стоила бы дороже. В конце концов проблема не в том, что у них дешево, а в том, что у нас дорого. Показываю камчадалам (так называют себя жители острова) фотографии из наших магазинов, на которых красная рыба по 1200 рублей за кило, они в ответ охают, ахают. Все по своим местам расставляет следующая сцена: в уличной палатке кавказского вида продавец торгует помидорами - 380 рублей за кило...

- О, помидоры подешевели! - радуется мой товарищ.

Торговля свежей икрой на одном из дальневосточных рынков. Фото: Нигина БЕРОЕВА

Торговля свежей икрой на одном из дальневосточных рынков.Фото: Нигина БЕРОЕВА

СПРОС ВЫРОС

Исполнительный директор Петропавловск-Камчатского рыбоконсервного завода Григорий Полукаров показывает свои владения. На причале идет ремонт, в фейерверке сварочных искр мелькают черные головы работников из Средней Азии. Периодически, отрываясь от своего занятия, они мечтательно смотрят на горизонт, где за лазурной полоской залива высится красавец вулкан. Если из-за девальвации рубля зарплаты в Центральной России Рафшанов и Джумшутов больше не устраивают, то на Дальний Восток они ездят с удовольствием.

- Вот судно только выгрузили, - показывает мне Полукаров качающийся у пирса корабль, вокруг которого роем кружат чайки. - Сейчас вся рыба уже перерабатывается, пойдемте, посмотрим.

Завод находится в 20 метрах от берега. Машины гудят, рыба плотным потоком течет по ленте. Это предприятие всегда работало на внутренний рынок, особых проблем со спросом и до санкций не было. Просто теперь спрос еще увеличился. Зато появились новые проблемы - дорогие кредиты, банки предлагают от 20% и выше, если есть что в залог оставить. Весной компания попыталась получить господдержку на развитие бизнеса по программе софинансирования. Вроде бы никто им не отказал, но и денег не дали.

У рыбных заводов появились новые проблемы - дорогие кредиты, банки предлагают от 20% и выше, если есть что в залог оставить. Фото: Нигина БЕРОЕВА

У рыбных заводов появились новые проблемы - дорогие кредиты, банки предлагают от 20% и выше, если есть что в залог оставить.Фото: Нигина БЕРОЕВА

- В любой работе есть сложности, и у нас они есть, - философски говорит Григорий. - Да, проверяющие проверяют больше, чем требует здравый смысл, да, на справки и лабораторные исследования приходится тратить миллионы рублей в год. А что жаловаться, работать надо в тех условиях, которые есть. Справедливости ради стоит сказать, что региональные власти нам субсидируют тарифы по электроэнергии.

ПАРОХОДОМ, ПОЕЗДОМ, САМОЛЕТОМ

Какую отрасль нашей экономики ни возьми, всюду вылезает одна и та же беда - старая инфраструктура. С одной стороны, страна гигантская, и рыбу ловят на одном ее крае, а едят - на другом. Но почему-то мясо к нам везут из Австралии или Бразилии и ничего.

О дорогой рыбе в Центральной России предприниматель Полукаров прекрасно знает и называет несколько тому причин.

- С Камчатки рыба идет во Владивосток, другого пути пока нет, там свою продукцию мы продаем оптовикам, - объясняет Григорий. - Нам бы хотелось продавать сразу сетевикам, и когда были введены санкции, областные власти даже помогали в этом. Но проблема в том, если работать с сетевиками, то деньги к нам возвращаются с большой задержкой. 1,5 месяца мы везем продукцию в Москву, сеть берет на реализацию, а не покупает. А мы - небольшое предприятие, оборотных средств мало, а кредиты, как я уже говорил, дорогие. Поэтому приходится продавать оптовикам.

Нашим сетевикам было удобно работать с норвежцами, те не жаловались на задержку денег, это неудобство им компенсировало их государство. У наших рыбаков такой поддержки нет.

В прошлом году в разгар путины, да еще сразу после санкций, во Владивостоке случился такой затор с рыбным грузом для Центральной России, что очереди стояли на несколько недель вперед. Этот эффект «бутылочного горлышка» срабатывает ежегодно.

- В портах Приморья холодильники, по сути, относятся к технологической цепочке транспортной инфраструктуры, - объясняет председатель «Союза рыбопромышленников и предпринимателей Камчатки» Сергей Тимошенко. - Они не рассчитаны на длительное хранение груза. Попытка решать вопрос оборачиваемости холодильных мощностей повышенными тарифами за хранение результата не даст. Необходимо перенять опыт соседей в Южной Корее, где в портовых городах построили коммерческие холодильники для длительного хранения товара. Там держать рыбу гораздо дешевле.

За год в России импорт рыбы упал на 50%, а цены внутри страны выросли более чем на 30%. Фото: Нигина БЕРОЕВА

За год в России импорт рыбы упал на 50%, а цены внутри страны выросли более чем на 30%.Фото: Нигина БЕРОЕВА

Тимошенко уверен, что каждый должен заниматься своим делом, а пока принято во всем винить рыбаков.

- Мы должны в сжатые сроки путины по максимуму выловить разрешенные объемы рыбы и продать потребителям, а с нас, рыбаков, требуют, чтобы мы накормили всю страну - объясняет Тимошенко. - А вам не кажется, что это дело регионов, их ответственность. Развить в области перерабатывающие мощности, построить холодильники, создать условия для бизнеса. Вот вам рабочие места и низкие цены для населения. Не надо ничего придумывать, во времена СССР в каждой области были так называемые «Рыбы» - комплексы со складами, холодильниками, куда свозили наш товар, а потом постепенно распределяли по торговле и общепиту. И вся система была отстроена так, чтобы рыба от рыбака сквозняком шла по всей России. Перерабатывать рыбу надо там, где ее потребляют. Можно сравнить рыбака с комбайнером. Задача комбайнера в сжатые сроки скосить пшеницу, намолотить зерно и отгрузить для дальнейшей переработки. Никто же не требует, чтобы из бункера комбайна сразу вываливались булочки.

И вроде бы во Владивостоке постепенно отстраивают новые холодильные мощности, вот только делается это долго, а рыба тем временем дорожает.

- Придумали мифов, что рыбак за бугор рыбу продает, поэтому она и дорогая, - говорит Сергей Тимошенко. - И никто уже не смотрит на статистику, что мы почти 80% рыбы оставляем внутри страны.

С перевозками не все в порядке - специальных вагонов для транспортировки рыбы не хватает.

- Есть хорошая идея - возить нашу продукцию по Северному морскому пути до Санкт-Петербурга, - рассказывает Полукаров. - Были даже пробные рейсы, в которых наша компания участвовала. Но проблема в тарифах на прокладку пути, в отсутствии ремонтных баз по дороге. Если решить все эти проблемы, Севморпуть станет хорошей транспортной альтернативой.

КВОТЫ НА БУДУЩЕЕ

Сейчас вся рыбная промышленность ждет заседания Госсовета, который состоится осенью. На нем во многом будет решено будущее всей отрасли.

- Нам определенность нужна, понятные правила игры, - говорит Григорий Полукаров. - Вот сейчас самый больной вопрос - это квоты на вылов рыбы.

По нынешним правилам за каждой компанией закреплены свои квоты по историческому принципу. Вычисляется он по объему вылова за несколько последних лет. Система автоматизирована, то есть решает не чиновник, а программа. Последний раз квоты выделялись на 10 лет и заканчиваются в 2018 году. Но недавно в правительственных коридорах возникла идея распределять их по-новому - квоты под киль. Суть такова: строишь новый корабль в России - получаешь под него квоту. Ведомства тем самым хотят убить сразу несколько зайцев: переделать старый принцип, который им кажется неудачным, и восстановить отечественное судостроение.

- А что я буду делать с тем флотом, который у меня есть, выбрасывать? - спрашивает Полукаров. - Очень много вопросов, а ответов мы пока не получаем.

Сергей Тимошенко тоже противник идеи «квоты под киль».

- Может, надо просто начать пароходы конкурентоспособные строить - мы, рыбаки, в очередь за ними выстроимся, - говорит Тимошенко. - Последние такие суда строили при СССР. А то, что сейчас строят у нас, российским можно назвать с большой натяжкой. Там 80% начинки - это импортное оборудование.

Сергей Тимошенко тоже ждет Госсовета, надеется, что удастся отстоять позицию рыбаков.

- В 2007 году уже был Госсовет по рыбе, и если бы были выполнены решения, принятые тогда, сейчас не нужно было бы отрасль опять спасать, - говорит Тимошенко. - Как мне сказал один из чиновников, с 2007 года из 43 поручений по рыбе 36 не выполнено.

От этих непонятных для простых россиян вещей, как квоты, холодильники, тарифы и прочее, как раз и будет зависеть цена рыбы на наших прилавках. И накопленных за последние годы проблем антисанкции, естественно, не сняли, а лишь обострили их.

ЕЩЕ МНЕНИЕ

Цены уперлись в потолок

Герман Зверев, президент Ассоциации добытчиков минтая, председатель Координационного совета рыбохозяйственных объединений Дальнего Востока:

- Санкции дали свой эффект для рыбной отрасли. Внутренний спрос увеличился, и больше рыбы стало оставаться в стране. Если в прошлом году примерно 60% селедки уходило на экспорт, в этом году меньше 30%. Я вижу, что предприятия начинают ставить сортировочные линии, развивать перерабатывающие мощности. Сейчас идут серьезные переговоры по строительству холодильного центра в Центральной России, и некоторые сети готовы вкладывать в это деньги. Процесс медленный, но он идет.

В прошлом году мы видели скачок цен. Но дело в том, что рыбаки не поднимали отпускные цены 6 лет, а издержки все это время росли. Для потребителя это стало болезненно, потому что совпало с сокращением доходов.

В феврале этого года рост цен прекратился, так как уперся в покупательскую способность. Мы видим, что рынок по сравнению с тем же 2008 годом сократился, тогда в России съели 3,6 млн. тонн рыбы, а в 2014 году - 3 млн. По прогнозу, в том году россияне съедят 3,1 млн. тонн рыбы.

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также