2016-08-24T01:44:09+03:00

Полковник в отставке Игорь Новоселов: «Я летал на самолете в обнимку с Пушкиным»

Отставной офицер установил в России и за рубежом более 25 памятников выдающимся людям. Большинство из них - Александру Сергеевичу Пушкину. Военный обозреватель «КП» Виктор Баранец побеседовал с автором этого уникального и благородного дела [фото]
Поделиться:
Комментарии: comments3
Игорь Новоселов летит с Пушкиным в ИракИгорь Новоселов летит с Пушкиным в Ирак
Изменить размер текста:

ВСЕ НАЧАЛОСЬ В МИХАЙЛОВСКОМ...

- Игорь Петрович, когда к Вам впервые пришла идея заняться установкой памятников в России и за рубежом?

Игорь Новоселов (ИН): - В 1997 году, когда я был руководителем представительства администрации Псковской области при правительстве Российской Федерации. Как известно, на территории Псковской области уже давно существует музей-заповедник «Михайловское». Там, где находится и могила Пушкина, и дома, в которых жил или бывал. Мне пришлось заниматься полной реконструкцией всего этого комплекса к 200-летию со дня рождения Пушкина (в 1999 году). В годы войны там было многое уничтожено.

А после войны там немало объектов восстановили.

Но они не соответствовали ни тем гравюрам, которые сохранились, ни старинным чертежам. И было решено воссоздать все так, как это было при Пушкине. Мне по служебным обязанностям надлежало заниматься всем этим. В том числе и выбивать деньги из Министерства финансов, контролировать проектные организации, само строительство.

В то время у меня и возникола идея поставить бюст Пушкина еще и в Московской области, в Вяземах, где находится музей бабушки поэта. Нашел деньги.

- Где?

- Да выпросил у одного хорошего человека, у другого. В то время было много разных фондов. Я убедил руководителя небольшого фонда, занимавшегося строительством, он выделил деньги. Меня познакомили со скульптором Юрием Самуиловичем Динесом. Он с удовольствием воплотил этот проект.

- То были большие деньги?

- Чуть больше 5 тысяч долларов.

- А кто проекты утверждал?

- Это был 1999 год. Тогда не требовалось никаких комиссий, жюри.

А это - бюст Юрия Гагарина в Сальвадоре. На одном из приемов Новоселова представили министру-советнику посольства Республики эль-Сальвадор в России Юрию Пердомо. Оказалоось, что его назвали в честь первого космотнавта Земли. Юрий и сказал Новоселову, что

А это - бюст Юрия Гагарина в Сальвадоре. На одном из приемов Новоселова представили министру-советнику посольства Республики эль-Сальвадор в России Юрию Пердомо. Оказалоось, что его назвали в честь первого космотнавта Земли. Юрий и сказал Новоселову, что

«РОДНОЙ ЧЕЛОВЕК ПРИЕХАЛ»

- Что было после Вяземов?

- Когда объект был сдан, у меня и родилась «шальная» мысль: если Пушкин нигде не был за рубежом (кроме путешествия в Арзрум – на территорию, завоеванную у Турции), то почему бы ему не поставить памятники в разных странах мира?

Чтобы люди заинтересовались его творчеством. И тем самым приблизились к истории и культуре России.

За год до этого я был в командировке в Норвегии. С норвежскими властями стал разговаривать, почему бы не поставить у вас монумент? Мне удалось договориться с местными властями, с министерством культуры, с нашим послом. Тот же скульптор, что лепил Пушкина для ВяземОВ, сделал этот бюст. Он похож на вяземовский, почерк одного и того же скульптора. Затем я нашел фирму русско-прибалтийско-норвежскую. Она занималась производством из рыбьего жира различных продуктов, а ее руководство хотело приблизиться к государственной власти Норвегии. Эта фирма и выделила на бюст деньги – порядка 20 тысяч долларов. Норвежцы через полгода прислали своего гонца посмотреть. Но монумент еще не был в металле. Показали в гипсе. Похож – а где же металл? Через полгода приехали второй раз смотреть. А бюст еще в печке находился. Но поверили. Денег на доставку в Норвегию не было. Я позвонил руководителю «Аэрофлота» - зятю Ельцина. Спросил: как вы относитесь к Пушкину? Он говорит: положительно. А что надо? Я ему объяснил. Письмо на его имя послал. Он пообещал - доставят бесплатно. Доставляли в ящике. Я волновался. Рано утром приехал в «Шереметьево». Нанял двух носильщиков. Первый вопрос: кто будет платить? Дежурный от «Аэрофлота» не совсем цензурными словами этим товарищам все популярно объяснил. Они бесплатно доставили Пушкина на борт самолета. В Осло есть государственная Дейхманская библиотека. В вестибюле мы и поставили этот монумент. Церемония проходила очень торжественно. Выступали русские, которые после 1917 года эмигрировали. Со слезами на глазах, «Свой, родной человек приехал».

Памятник Пушкину в Эритрее

Памятник Пушкину в Эритрее

НА РОДИНЕ ПРЕДКОВ

- Ну а дальше что было?

- А дальше у меня появилась мысль – поставить памятник Пушкину на родине его предков. В ту пору мне приходилось бывать на приемах в разных иностранных посольствах. Тогда меня и познакомили с послом государства Эритрея. Это бывшая Абиссиния, по-русски – «земля черных людей». Там, где, по преданиям, и жили предки Пушкина, в частности, его прадед.

Послу Эритреи моя идея понравилась, он обещал переговорить на сей счет с руководством своей страны.

А я стал подыскивать скульптора...

- И нашли?

- У меня тогда был лишь один знакомый скульпотор – Зураб Церетели. Он сделал бесплатно прекрасный памятник княгине Ольге, которая, по преданиям, была первой, в чьей голове родилась мысль построить город Псков. Я к Зурабу Константиновичу и обратился с предложением создать памятник Пушкину на родине его предков. Он согласился.

Вскоре мы с послом Эритреи в России Теклаем Аскедом приехали к Церетели обсуждать детали проекта.

А Зураб говорит: «С вас миллион долларов». Мы посмотрели с послом друг на друга и чуть со стульев не упали. Он же обещал бесплатно! Мы извинились, сказали, что у нас таких денег нет, попрощались, ушли. На следующий день - телефонный звонок от Зураба: «Игорь Петрович, я перебрал, конечно, миллион – много. Сто тысяч долларов». Я говорю: «Зураб Константинович, у нас таких денег тоже нет».

- И что же дальше было?

- Меня познакомили со скульптором, абсолютно никому не известным, который, как впоследствии оказалось, и памятников-то никогда не делал. Вот, например, Бородинский мост. Вот эти всякие штуковины – это он делал.

Почетная медаль от Владимира Путина

Почетная медаль от Владимира Путина

Фамилия его Кузнецов Николай. Я ему изложил суть вопроса.

Идея Николаю понравилась. Я говорю ему: «Пушкин-памятник везде одет. Но мы же для Африки делаем. Там Александру Сергеевичу хорошо бы иметь соответствующий прикид». Мы пошли в Исторический музей, познакомились с одеждой того времени, когда в Эритрее предки Пушкина жили. Нашли подходяшие рубашку, брюки, туфли.

И наш Коля стал делать этот памятник. Сначала он сделал маленькую модель. Ее мы отослали руководителям Эритреи. Долго они думали. Наверное, прошло больше полугода. Наконец, пригласили меня в Эритрею. Там обсуждали памятник. Не все шло гладко. Поначалу были претензии эритрейцев...

- Какие же?

- У нас Пушкин был изображен так: в одной руке он держит книгу, а в другой перо. Эритрейцы говорят: как-то нам непонятно. Человек стоит. Если бы он сидел, тогда перо понятно. Давайте сначала перо уберем. Но потом все-таки решили: нет, перо надо. Все осталось так, как было задумано изначально. Когда памятник был готов в глине, я привез эритрейского посла посмотреть. Посол ахнул: это то, что надо!

- А скульптор Кузнецов сколько за памятник запросил?

- Он ничего не запросил. Он говорит: ну, сколько дадите.

- А где деньги нашли?

- Нашел я у спонсоров небольшую сумму. Фамилии не будем называть.

- А к какой области относится ваш спонсор, чем он торгует – нефтью, газом, лесом, углем?

- Были такие добрые люди, которые поделились заработанным. Кроме того, я обратился в Газпромбанк, который выделил мне небольшую сумму. И работа началась. Познакомили меня с частной фирмой, которая отливает памятники в Смоленске. Был отлит в бронзе прекрасный памятник. Ну а дальше надо было его отправить в Эритрею. Я попросил мастеров сделать для Пушкина специальный деревянный ящик. После этого начал искать фирму (авиационную, естественно), которая могла бы памятник в Эритрею доставить. Остановился на немецкой фирме, учитывая, что немцы очень щепетильны и очень исполнительны.

Я получил разрешение в Министерстве культуры России на вывоз памятника, все официально, все чин по чину.

- Ну и что там, в Эритрее было?

- Мне сообщили, что памятник туда прибыл. А те же дни эритрейский посол в Москве позвонил мне и сообщил, что нужно создать российско-эритрейское общество. И от этого общества вручать этот памятник. С большими трудами я создал это общество, заплатил определенную сумму. И в назанченный день полетел в Эритрею. Ой, забыл сказать! Примерно за месяц до моего отлета наш посол в Эритрее сообщил мне, что у эритрейцев нет специалистов-архитекторов. И попросил меня найти в России архитекторов, которые разработали бы рабочие чертежи пьедестала и площади, на которой будет установлен памтяник. А у меня не было знакомых.

Этот памятник установлен в Сеуле

Этот памятник установлен в Сеуле

- Как вы выкрутились из этой ситуации?

- Меня ведет Всевышний. Ну нет у меня знакомых архитекторов! Что делать? И вдруг меня приглашают в Дом ученых - какая-то конференция по строительным материалам. Я пошел. И на банкете рядом со мной - человек моего возраста, оказался из Института архитектуры. Я с ним разговорился. Он говорит: «Приходите завтра, я вас познакомлю с руководителем кафедры ландшафтного дизайна». Я пришел туда, с этим заведующим кафедрой поговорил. Он говорит: «Я уже человек в возрасте, а вот у меня муж с женой, молодые архитекторы, они с удовольствием сделают». Миша Судаков и Маша Ожерельева, симпатичные два архитектора, которые в ту пору были очень известны, потому что в 90-е годы, многие наши бизнесмены строили себя виллы, а они умели преподнести это красиво.

И они говорят: мы бесплатно сделаем рабочие чертежи.

- А им надо было ехать в Эритрею?

- Да, я с ними съездил, чтобы они своими глазами увидели место установки памятника в столице страны - Асмаре. Они и сделали эксизы чертежей. Остальное сделали строители Эритреи.

- И как происходило открытие памятника?

- На высшем уровне! Сидело вокруг памятника все эритрейское правительство. Были дипломатические представители. Были торжественные речи. И я выступал.

- В каком году это было?

- В 1999-м.

ГЕНИЙ В ГАРАЖЕ

- Но первым моим памятником был все же не Пушкин в Эритрее.

- А где?

- Пока Пушкина для Эритреи делали, ко мне обратился посол Словении в России. Он преддожил мне: «Давайте в Словении, в Любляне поставим бюст Пушкина». А у нас бюста не было. Я к Коле - Кузнецову. Говорю: «Коля, у нас же с тобой уже есть Пушкин во весь рост. А бюст - ерунда сделать. Отрежем половину Пушкина и все дела».

- Отрезали?

- Да. Мы это делали в Долгопрудном у знакомого Коли в гаражной «ракушке».

Владимир Путин и Игорь Новоселов на открытии памятника в Сеуле

Владимир Путин и Игорь Новоселов на открытии памятника в Сеуле

- А почему в «ракушке»? А что, у Кузнецова мастерской не было?

- Не было. Короче говоря, первый памятник получился в Словении. С того бюста в Словении все и началось.

- Какие люди вам помогали эту идею проталкивать?

- Очень трудно поначалу было найти единомышленников в моей этой сумасшедшей, как ее называют, идее. Не все откликались. На первых этапах, как я уже говорил, мне очень хорошо помог Газпромбанк. Там у меня был хороший друг, который был одним из заместителей председателя Газпромбанка, мы с ним были знакомы еще до этого. И отдельные личности тоже помогали, давали денег, -кто сколько мог.

- То есть все это делалось в складчину?

- Да. Каждый памятник – это в складчину. И самая главная моя идея, - что каждый памятник - от граждан России. Меня некоторые чиновники из наших министерств пытались даже остановить: мол, вы не имеете права ставить памятник от России. Я говорю: а от граждан России?

- На сегодняшний день в скольких странах и кому памятники вы поставили?

- В 23 государствах. В основном - памятник Пушкину. Есть еще памятник Игорю Стравинскому в Швейцарии (город Монтрё). Два памятника Гагарину – в Сальвадоре и на Кубе. И памятник Чехову в Шри-Ланке, в Коломбо. Установка памятников за рубежом - очень хлопотное дело. Много приключений мне пришлось пережить...

- И каких же?

БИЛЕТ ДЛЯ ПУШКИНА

- Помню, мне надо было установить бюст Пушкина в Багдаде. Я пришел в авиационную компанию турецкую. Руководитель там, естественно, из местных. Он меня спрашивает: «Сколько весит бюст?» Я говорю: «60 кг». – «Наши люди могут поднимать на борт только 25 кг. Потому я вам предложу пассажирский билет». Я говорю: «Прекрасно».

- Вы Пушкина везли в Ирак за свой счет?

- Да.

- Два билета покупали?

- Да. Но я сказал, чтобы дали ему билет около иллюминатора, чтобы он смотрел. Я его посадил, пристегнул его ремнем. К-то нас даже сфотографировал в обнимку...

- Кто-то из пассажиров наверняка подумал, что человек с ума сошел...

- Наверное. А когда мы с Пушкиным прибыли в Багдад, весь экипаж вышел фотографироваться. Была и такая история, когда я должен был везти бюст Пушкина в Марокко. У меня не было на его отправку денег. И я шел со своим приятелем, который хорошо знает арабский язык по Коровьему валу, где находится эта марокканская авиакомпания. Я говорю: «Давай зайдем. Ты знаешь арабский язык, поговорим». Заходим. Нашли руководителя - марокканца, Я ему через переводчика все объяснил. Он сразу все понял: «Господин Новоселов, будет бесплатный билет вам как сопровождающему и Александру Сергеевичу Пушкину бесплатный билет. Вы будете сидеть рядом».

- И вы в Марокко везли Пушкина так же, как в Ирак?

- Точно так же.

- Кстати, а где бюст Пушкина в Ираке поставили?

- В Багдаде, на территории старейшего Багдадского университета, около филологического факультета.

Это было уже после войны. Только что ушли оттуда американцы. И меня пригласили установить этот монумент. Все было договорено. Но тут -звонок из нашего МИДа от зам. руководителя департамента Африки: «Игорь Петрович, мы вам не рекомендуем туда лететь, там взрывы, там убийства.

У нас нет денег выкупить ваше тело». Я чуть со стула не упал. Я ему отвечаю так: «Я пережил блокаду ленинградскую, я знаю, что такое обстрелы, бомбежки, ничего не боюсь». Пришел к зам. Посла Ирака в России, который меня должен был сопровождать. Он по-русски хорошо говорит. Я говорю: «Вот есть опасения...». Он отвечает: «Не беспокойтесь, у вас будет там охрана, как у президента». И действительно, когда мы туда прилетели, у меня было 5 охранников в штатском, которые везде меня сопровождали. В Багдаде меня приглашают то к шейху, у которого два бронетранспортера, на каждом этаже автоматчики, то к министрам. И все говорят, как под копирку: уважаемый господин Новоселов, мы американцев терпеть не можем, они ушли, мы теперь будем дружить с вами, будем закупать только ваше вооружение и военную технику, доложите своему руководству. Я доложил. После этого было подписано три крупнейших соглашения (и реализовано) на поставку вооружения и военной техники. И потом сопровождающий меня их человек говорил: а все началось с Пушкина, мы проверяли, как вы будете к нам относиться.

- Американцы в Ирак пришли с бомбами, а Новоселов – с Пушкиным.

- Во время открытия монумента иракцы говорили: последний американец в этот день покинул нашу землю, а великий русский писатель Пушкин прибыл сюда.

БЮСТ, ПОБЕДИВШИЙ САНКЦИИ

- А потом был Пушкин для Люксембурга.

- Почему именно эта страна?

- Уже после смерти отца родная дочь Пушкина выехала в Люксембург и осталась там. Она вышла замуж за родного брата Великого герцога Люксембургского. Зная это, я пошел к послу Люксембурга в Москве и все рассказал. Он

удивился. Послал депешу министру культуры Люксембурга. Тот, оказалось, об этой связи России и своей страны тоже не знал... Договорились так: бюст Пушкина - это наш подарок от России. А вот постамент власти Люксембурга делают сами и ставят там, где посчитают нужным. Дальше я веду переговоры с нашим посольством в Люксембурге. Мне оттуда говорят: да, всё установим, Игорь Петрович, и доски повесим. В городе Мерш, там какой-то их национальный культурный центр. А дальше начались западные санкции против России. И наши посольские мне говорят: «Игорь Петрович, люксембургские власти нам ответили: «Вы можете открывать своего Пушкина, но сами мы присутствовать не будем. Тут есть русская диаспора, ваше посольство, вот и открывайте».

Мне было назначен день открытия – 7 декабря 2014 года.

Я в Люксембург прилетаю, меня встречает наш советник посла. Размещают в своей гостинице. Назначено время – 14 часов. Мы приходим, приходит наша диаспора (там много русских женщин, которые остались там каким-то образом), все наше посольство, посол. И мне советник говорит: «Смотрите, Игорь Петрович, кто идет с букетом цветов». Руководитель ведущей их партии, депутат их парламента с супругой. По-русски немножко говорит. До открытия мы с ним поговорили. Потом говорят: «Смотрите, кто еще идет». Руководитель департамента международных связей Министерства культуры Люксембурга, с букетом цветов. Цветами памятник в итоге был завален. А еще у меня была любопытная история с Пушкиным в Южной Корее...

- И какая же?

МЕДАЛЬ ДЛЯ ПУТИНА

- У меня сложились в ту пору дружеские отношения с военным атташе Южной Кореи в России. Он закончил нашу Военную академию Генштаба, прекрасно говорил по-русски, мы с ним часто встречались. И когда он убывал на родину, меня пригласил к себе на прощальный ужин. Я ему говорю: слушай, приедешь к себе в Сеул, поговори с городскими властями, может, поставим там памятник Пушкину? Он уехал. Проходит месяц. Мне по электронной почте - письмо. Оказывается, 10 лет в Сеуле существует Пушкинский дом, где работают только корейцы. Они изучают русский язык, русскую культуру. И мне оттуда пошли письма чуть ли не каждый день: Игорь Петрович, мы называемся Пушкинским домом, нам нужен памятник Пушкину! Я отвечаю: у меня финансовые средства только на бюст. Они пишут: нет-нет, только во весь рост. Потому что это единственный и первый будет памятник иностранцу на территории Южной Кореи. Здесь мне пришлось снова «по кругу с шапкой» среди знакомых своих пойти. Один на благородное дело денег дал, другой дал, третий дал. Собрал я необходимую сумму. Слепили Пушкина - 400 кг! А вот денег на отправку памятника уже нет. Пошел я с челобитной к Савельеву, руководителю «Аэрофлота». Там мне говорят: можем сделать вашему Пушкину 50-процентную скидку. Я говорю: мне не с чего делать скидку. И ушел. И направился в авиакомпанию Южной Кореи. Там у меня справшивают: «У вас будет на страховой сбор - 3 тысячи рублей?» Я говорю: «Будет». И памятник Пушкину в Сеул самолетом отправили бесплатно. А вскоре - мне звонок из МИДа. Моргулов Игорь Владимирович. Он говорит: «Игорь Петрович, мне докладывают, что вы памятник собираетесь в Сеуле ставить». Я говорю: «Да». – «Срочно ко мне со всеми материалами». Я прихожу. Он говорит: «А вы знаете, что там Путин будет?». Отвечаю: «Первый раз слышу».

Тогда я и узнал, что Путин из Вьетнама собирается заехать в Сеул. Маргулов мне и сказал, что памятник Пушкину «добавит весомости визиту Президента России».

Дают депешу нашему послу в Южной Корее - Внукову Константину Васильевичу- найти место для памятника Пушкину в центре Сеула. Потому что Путин будет открывать. Находят частную территорию в центре Сеула, офис знаменитой фирмы Lotte, которая строит гостиницы. Там рядом небольшой скверик. И самое главное, эта фирма Lotte за свои деньги сделала прекрасный постамент. Я за два дня до прибытия Путина приезжаю туда. Смотрю, какая-то женщина возле будущего памятника суетится. Спрашивает меня: «Вы кто, вы из Союза писателей (я от Союза писателей прилетел)? Мне надо с вами поговорить. Все утверждено». Ее звали Ольга Борисовна. Она и сказала мне, что принято такое решение: в момент открытия памятника возле него будут стоять три человека, - я, бывший военный атташе Южной Кореи в России и директор Пушкинского дома в Сеуле…

Путин тогда из Вьетнама ночью прилетел.

Часов в 10 вечера. И сразу - с корабля на бал.

- Народу много собралось среди ночи?

- Немного. Всё было камерно, будем так говорить. Наши министры с ним прибыли, они стояли в стороне.

Да, забыл сказать! Когда наша делегация готовилась к поездке в Сеул, - мне звонок от руководителя ИТАР-ТАСС Игнатенко: «Игорь Петрович, срочно нужна биография скульптора». Я говорю: «Его не будет. Зачем?»

Игнатенко: «да на всякий случай, а то, может быть, он из «белоленточников». Я говорю: «Нет, он имеет даже лауреатский знак от ФСБ. Он оформлял зал ФСБ». Ну, послал все же биографию Кузнецова.

- Ну а как само отрытие памятника проходило, когда Путин в Сеул прилетел?

- Поздний вечер. Путин подходит ко мне. Я представился - Новоселов. Он поздоровался с каждым, кто был рядом с памятником, руку пожал. Думаю: сейчас он вынет бумажку, будет читать. А он экспромтом такую речь о Пушкине сказал! Ни единой ошибки, грамотно. Я был поражен. Потом возложил цветы. И мы все возложили. Потом он подходит опять к нам. Сначала к даме - директору Пушкинского дома в Сеуле, поздравил ее, потом – к военному атташе. Здесь я осмелел, говорю: «Владимир Владимирович, а все началось с этого полковника. Видите «поплавок»? Он заканчивал нашу Военную академию Генштаба».

Путин - мне: «Я всё знаю». Подходит ко мне, говорит: «Игорь Петрович, спасибо вам большое, памятник мне очень понравился». И уехал. А я предстаивтелям службы протокола Президента говорю: «Я могу ВВП почетную медаль вручить?». Мне ответили: «Ни в коем случае. Вы отдадите медаль нам. А вечером будет банкет. Там вы выступите и скажете: «Эта награда вручена Владимиру Владимировичу Путину». К сожалению, на банкете Путина не было. Но я объявил, что он награждается.

Там же я вручил памятные медали корейскому полковнику, руокровдителю Пушкинского дома и попросил передать такую же медаль президенту Южной Кореи. Мне было протоколом разрешено это сделать. Эх, много чего еще можно вспомнить...

КАК СОЛНЦЕ РУССКОЙ ПОЭЗИИ ВЫСТАВИЛИ НА ПОЗОРИЩЕ

- А в Европе какие еще памятники Пушкину вы установили?

- Запомнился памятник в Боснии и Герцеговине. Это было в 2008 году. Город Баня-Лука – столица автономии. На старославянском языке Театральная площадь называется Позорище. Скульптором был Григорий Потоцкий. Он был поначалу возмущен: «Как это на площади Позорище будет стоять мое произведение, сам Пушкин будет там стоять?!».

Но потом отошел. Представители местной власти сказали нам, что очень бы хотели, чтобы мы там установили монумент Пушкину. Там были и православные, и мусульмане.

Но все они хорошо отнеслись к этому мероприятию. Пушкин как бы всех примирил. Потом был Китай...

- И как же с вашей помощью Пушкин появился в Поднебесной?

- У меня были хорошие отношения со многими китайцами, которые работали в России. Я обратился к ним за помощью. Один из знакомых был из города Нинбо – порт в Южно-Китайском море. Он предприниматель, а его семья была одним из спонсоров Олимпиады в Китае. И моми спонсором стала тоже. Скульпотор Потоцкий сделал памтяник. А 11 августа 2008 года уже было торжественное открытие памятника Пушкину в Нинбо. На Театральной площади, возле красивого театра.

- Китайцы знают Пушкина?

- После революции на средства эмигрантов в Шанхае был поставлен бюст Пушкину, но не в металле. Он пришел в негодность. Его потом восстановили. А памятника как такового не было.

- Как доставляли памятник в Китай?

- Самолетом. За счет китайцев. Проблем не было. Человек двести китайцев было на открытии памятника. Перед открытием была музыка, песни на русском языке. Китайцы выступали тоже на русском языке. Все очень трогательно было. Пушкин утонул в китайских цветах... А затем была Турция.

- А где там Пушкин появился?

Открытие памятника в подмосковных Вяземах

Открытие памятника в подмосковных Вяземах

У КОГО ГОЛОВА БОЛЬШЕ?

- В Стамбуле. Кстати, в Стамбуле жил прадед Пушкина Ганнибал. Бюст Пушкина сделал уже знакомый нам скульпотор Григорий Потоцкий. Бронза. Установили его в Стамбульском университете. Турки в начале этого дела вьедливо интересовались, - каков размер головы монумента?

- Почему их именно этот «параметр» интерсовал?

- Оказалось, что наш Пушкин встанет рядом с Ататюрком. Турки к этому ревниво отнеслись. Но, слава богу, железная голова у Ататюрка оказалсь чуть больше, чем у Пушкина.

В этом университете существует факультет русского языка. После открытия они устроили концерт силами студентов, пели на русском, читали стихи.

- Как турки отнеслись к этому бюсту?

- Хоть это и мусульманская страна, но отношение было очень положительное. Мне очень помогла наша диаспора. Там более 20 тысяч, в основном женщины и их дети. Женщины, которые когда-то вышли замуж. Дети уже родились там. Силами нашей диаспоры там создан культурный центр, где обучают наших детей, родившихся в Турции, русскому языку. Потом была Болгария...

В БОЛГАРИЮ - ПОЧТОЙ

- А там где был установлен Александр Сергеевич?

- В городе Шумен. Крупный культурный центр. Город выбран не случайно. Когда маленького Ганнибала вывозили из Турции по указанию Петра I, его вместе с братом вывезли через Болгарию, через Шумен.

- Вы сами отыскали эти следы?

- Это я отыскал. В Шумене есть университет имени епископа Константина Преславского. Там еще с давних времен кафедра русского языка. Много женщин – болгарок, которые себя называют русистками. Прекрасно знают русский язык и культуру. Встречали очень хорошо. Болгария - страна с теплым климатом. Мы со скульптором решили отобразить здесь Пушкина в рубашке того периода, когда Ганнибал был в тех краях... После Болгарии была Сербия. У меня были прекрасные отношения с послом Сербии в Москве Елицей Курьяк. Но не было денег на доставку памятника в Белград. Я случайно узнаю, что помощник военного атташе Республики Сербия в Москве собирается отбывать к себе на родину. У него была грузовая машина для доставки мебели и вещей. С его помощью дипломатической почтой мы отправили памятник в Белград. Дипломат вернулся на родину с Пушкиным.

- А кому был следующий памятник за рубежом?

- Чехову. Тоже любопытная история. Когда Антону Павловичу было 30 лет, он, как известно, решил посетить Сахалин а затем Японию. Но там была холера. Теплоход причалил в Коломбо на Цейлоне, где ныне республика Шри-Ланка. Там Чехов пробыл не больше недели. Он в то время уже болел туберкулезом. Его разместили в гостинице около океана. Руководство Шри-Ланки в память о том событии попросило меня установить бюст Чехову в гостинице.

Я узнал, что флагманский корабль Черноморского флота прибудет на два дня в Коломбо. Написал письмо главкому ВМФ Высоцкому, чтобы в церемонии торжественного открытия приняли участие матросы и офицеры этого корабля. Это было сделано очень красиво, торжественно. Моряки в белой форме, с кортиками...

- Ну и последний вопрос - каковы ваши творческие планы?

- В 2016 году намечена установка бюста адмиралу Ушакову в Греции, в государственном военном музее. Есть планы установить памятник Пушкину и его супруге Наталье в Словакии, в единственном в Европе музее Пушкина. Ведутся переговоры об устанвоке памятника Пушкину в Венгрии.

Многие послы, аккредитованные в Москве, обращаются ко мне с просьбой установить у них на родине монументы Пушкина.

ЛИЧНОЕ ДЕЛО

Новоселов Игорь Петрович.

Полковник в отставке. Родился в 1930 году в Ленинграде. После средней школы окончил Военно-воздушную инженерную академию им. А.Ф.Можайского (по специальности инженер-строитель).

Служил в Прикарпатском и Московском военных округах, в Главном штабе Ракетных войск стратегического назначения.

Работал в отделе Административных органов Госплана СССР.

После увольнения с военной службы работал в Верховном Совете СССР, затем возглавлял представительство Администрации Псковской области при Правительстве РФ.

Указом Президента РФ награжден орденом Дружбы за организацию установки памятников в России, Европе, Азии, Африке и Латинской Америке.

Понравился материал?

Подпишитесь на тематическую рассылку, и не пропускайте материалы, которые пишет Виктор БАРАНЕЦ

 
Читайте также