Звезды21 июля 2016 22:55

Московская художница решила согреть Норильск “Вечной теплотой”

Наш корреспондент отправился в Заполярье посмотреть на установку первого в городе уличного арт-объекта
Художница Марина Звягинцева около паблик-арт объекта "Вечная теплота", установленного на фасаде Публичной библиотеки Норильска

Художница Марина Звягинцева около паблик-арт объекта "Вечная теплота", установленного на фасаде Публичной библиотеки Норильска

Фото: Алексей АРХИПОВ

Тысячелетиями её температура может не подниматься выше нуля. Доставшаяся по наследству от последней ледниковой эпохи, она занимает четверть всей земной суши. В ее владениях находится две трети территории России - но даже это не остановило московского художника Марину Звягинцеву, решившую бросить ей, вечной мерзлоте, вызов. Да еще и выбравшую для этого самый северный в мире город (из тех, где постоянно живует более 150 тысяч человек) - Норильск.

По трубам "Вечной теплоты" текут строки норильских поэтов Фото: предоставлено пресс-службой конкурса "Литературный след"

По трубам "Вечной теплоты" текут строки норильских поэтов Фото: предоставлено пресс-службой конкурса "Литературный след"

В июле на сером бетонном фасаде норильской Публичной библиотеки зазмеились красные трубы, образовавшие нечто вроде огромной системы отопления, вот только секции этого “радиатора” - огромные корешки книг с именами местных писателей и классиков русской литературы. Что может согреть сильнее огня поэзии - “глаголом жги сердца людей” - и вообще литературы? Кое-где по трубам “текут” бегущие строки с цитатами вроде: “Никто не ждет так солнца и не ценит, как наш норильский северный народ” (А.Щербакова), “Но снег следов не заметает, метель не вычеркнет имен” (Э.Нонин). Это “Вечная теплота”: инсталляция Марины Звягинцевой, ставшая первым в городе объектом паблик-арта - современного искусства, живущего не в зале музея или галереи, а на улице. Существующего не для искусствоведов, а для нас с вами.

Дети первыми попробовали, согревают ли эти книги. Фото: предоставлено пресс-службой конкурса "Литературный след"

Дети первыми попробовали, согревают ли эти книги. Фото: предоставлено пресс-службой конкурса "Литературный след"

- В Норильске не случайно до сих пор не существовало паблик-арта. Это город, который живет внутри, - рассказывает художник. - Внутренние помещения здесь отделаны хорошо и с любовью, а фасады из-за сурового климата - почти все оставляют желать лучшего.

На открытии "Вечной теплоты"

На открытии "Вечной теплоты"

Фото: Алексей АРХИПОВ

Уже в самом первом (и чудом сохранившемся до сих пор) доме Норильска - в срубе геолога Николая Урванцева, поставленном в 1921 году для первой в истории города зимовки - дверь открывалась вовнутрь, ведь иначе из-за сугробов зимой из него было бы просто невозможно выйти. Сезонные перепады температуры могут достигать здесь 100 градусов. В конце января 2014-го в городе было зафиксировано -62, а, например, этим летом несколько дней стояла почти тридцатиградусная жара. Любые облицовки фасадов не выдерживают таких зигзагов - вот почему стены домов в Норильске похожи скорее на морщинистые, обветренные, вымороженные камни древних гор.

Первый дом Норильска - жилище великого геолога Николая Урванцева, построенное в 1921 году

Первый дом Норильска - жилище великого геолога Николая Урванцева, построенное в 1921 году

Фото: Алексей АРХИПОВ

Другая особенность местного строительства - почти весь город стоит на сваях. В условиях вечной мерзлоты, которая начинается сразу под тонким слоем земли и уходит вниз на полкилометра, традиционное строительство бесполезно. А еще в вечномерзлом грунте невозможно проложить кабели и трубы. Они идут здесь по поверхности, вдоль улиц и в руслах ручьев, периодически переская дороги по портальным стойкам.

- Я придумывала проект, еще не побывав в Норильске, - признается Марина Звягинцева. - Но оказавшись здесь, увидела, что все коммуникации видны вдоль дорог и над ними, они тянутся поверху, - как и мои трубы по стене библиотеки. Этот “обратный” вектор очень важен для меня и схож с той целью, которую я ставила в рамках московской программы “Спальный район”, когда средствами искусства пыталась привлечь внимание к городской периферии.

Моря спальных районов

Звягинцева устанавливает паблик-арт объекты в школах и парках, на улицах и во дворах Москвы. Одни - как, например, “Дом художника “Южное Бутово”” или “Море спального района” в Кузьминках - существуют лишь в течение летнего сезона, другие - как стена-микшерский пульт на территории центра ArtPlay - остаются на годы. Но это в Москве, где к художественным вторжениям в повседневность уже почти привыкли. Для норильчан же появление “Вечной теплоты” стало полной неожиданностью. Отношение сотрудников библиотеки менялось с каждым днем: от неприятия (“пусть делают со стенами, что хотят, хуже уже не будет”) до вовлечения в процесс (они не только выбрали “текущие” цитаты, но и помогли починить сломавшуюся за день перед открытием электронику бегущих строк).

Ленинский проспект - центральная улица города, которую строили ленинградские архитекторы

Ленинский проспект - центральная улица города, которую строили ленинградские архитекторы

Фото: Алексей АРХИПОВ

Впрочем, первоначальный импульс, оформившийся в итоге в “Вечную теплоту”, исходил из самой библиотеки. Ее сотрудница Юлия Кох приняла участие во Всероссийском конкурсе “Литературный след”, в рамках которого жители городов РФ могли предложить идеи для создания достопримечательностей, связанных с литературой. Благодаря конкурсу появилась не только “Вечная теплота”: уже скоро в Норильске будет установлен еще один арт-объект - “Полярный жираф”.

На Ленинском проспекте

На Ленинском проспекте

Фото: Алексей АРХИПОВ

- В отличие от Москвы, библиотека здесь оказалась настоящим культурным центром, - говорит автор “Вечной теплоты”. - В ней происходит масса событий, не только связанных с чтением - сюда приходят и на занятия с маленькими детьми, можно даже спортом заниматься! Но снаружи библиотека угрюма и поэтому так важно было выявить подлинный, спрятанный за стенами характер этого места. “Вечная теплота” стала демонстрацией того, как можно изменить здание профессиональными художественными средствами - без реставрации фасада, которая в заполярных условиях чрезвычайно дорога и технически сложна. Я предложила способ использовать уже имеющуюся фактуру - героически выживающую в этом климате! - лишь мягко корректируя её. Паблик-арт - это не перекрашивание и переделывание, а добавление детали, которая может радикально изменить смысл.

Экспонат из музея Дудинки

Экспонат из музея Дудинки

Фото: Алексей АРХИПОВ

Самый северный в мире

В Норильске расположены самый северный плавательный бассейн и стадион “Заполярник”, самый северный государственный художественный музей России и даже самый северный на Земле молокозавод. Это не говоря уже о рекордах по продуваемости (Норильск входит в топ-5 самых ветреных населенных пунктов мира) и длительности морозов (280 дней в году).

В цехах Медного завода

В цехах Медного завода

Фото: Алексей АРХИПОВ

Железной дороги в Норильск не существует, добраться можно только самолетом (если с погодой повезет). Ну и еще по Енисею - пять суток из Красноярска до порта Дудинка, а оттуда полтора часа на машине - но лишь в течение двух летних месяцев. Если вы все же попали сюда и это ваш первый раз в Норильске - вот семь слов, которые непременно нужно запомнить, чтобы ваше пребывание здесь, независимо об обстоятельств поездки, стало осмысленным.

Порт Дудинка, куда в 1935 году прибыл теплоход с первой партией заключенных для строительства норильского комбината

Порт Дудинка, куда в 1935 году прибыл теплоход с первой партией заключенных для строительства норильского комбината

Фото: Алексей АРХИПОВ

Сугудай. Главная гастрономическая достопримечательность. Когда-то сугудаем коренные народы Таймыра - ненцы, энцы, эвенки, долгане и нганасаны - называли строганину, нарезанную соломкой мороженую рыбу. Сейчас сугудай - свежайшие охлажденные ломтики сига или муксуна, с перцем, солью, растительным маслом и лимоном. Другая группа местных специалитетов связана с олениной - от разнообразнейших колбас и снеков до карпаччо.

Евгения Бети - заместитель директора городского центра народного творчества в Дудинке

Евгения Бети - заместитель директора городского центра народного творчества в Дудинке

Фото: Алексей АРХИПОВ

Маяковка. Норильский Заполярный театр драмы имени Маяковского. “На Драмаке” - говорят норильчане, предлагая встретится около этого легендарного театра, в котором когда-то играли оказавшиеся в Норильлаге Георгий Жженов, Евдокия Урусова (актриса театра им. Ермоловой), Виталий Головин (сын певца Большого театра, обвиненный в убийстве Зинаиды Райх). Художником здесь была Ольга Бенуа, среди музыкантов и дирижеров числился композитор и пианист Сергей Кайдан-Дешкин - автор пионерского гимна “Взвейтесь кострами, синие ночи”. В Маяковке в 1946-1951 году выступал даже Иннокентий Смоктуновский, которому, как побывавшему в немецком плену, было запрещено в те годы проживание в 39 крупнейших городах СССР.

Мемориальный комплекс "Норильская Голгофа"

Мемориальный комплекс "Норильская Голгофа"

Фото: Алексей АРХИПОВ

Голгофа. Мемориальный комплекс у подножия горы Шмидта, на месте массовых захоронений заключенных Норильского исправительно-трудового лагеря - Норильлага. Это крупнейшее подразделение ГУЛАГа существовало с 1935 по 1956 год, поставляя рабочую силу для горно-металлургического комбината, из которого и вырос Норильск. Через Норильлаг прошло более 300 000 человек - это они с нуля строили сам город, осваивали Норильский промышленный район, обслуживали комбинат и работали на рудниках, добывали никель для советских танков в годы войны. Именно бывший заключенный - инженер-гидротехник Михаил Ким - разработал технологию свайных фундаментов, с помощью которой вырос современный Норильск; в Норильлаге сидели историк Лев Гумилев, художница и писательница Евфросинья Керсновская, этой участи не избежал даже сам Николай Урванцев, открывший в 1921 году богатейшее местное месторождение медно-никелевых руд.

Памятник заключенным Норильлага

Памятник заключенным Норильлага

Фото: Алексей АРХИПОВ

В городе чтут память об этих людях: даже на здании средней школы можно увидеть доску с текстом: “Здание средней общеобразовательной школы №4 было построено заключенными Норильлага по проекту архитектлора Усова М.Ф.” за 67 дней и приняло первых учеников 1 сентября 1950 года”. “Норильская Голгофа” - собрание памятников жертвам Норильлага, в том числе мемориалы полякам, евреям, эстонцам, литовцам, японцам, захороненным у подножия горы Шмидта. Отсюда открывается вид на весь город - перспектива не только в пространстве, но и во времени: без “Голгофы” Норильск не осознать.

Одна из мемориальных досок в память заключенных Норильлага, строивших Норильск

Одна из мемориальных досок в память заключенных Норильлага, строивших Норильск

Фото: Алексей АРХИПОВ

Актировка. Так называются дни, когда из-за погоды школьникам разрешается не ходить в школу. Актировки могут продолжаться месяцами: метели бушуют в городе в среднем 130 дней в году.

Снегоборьба. Вы увидите их еще на подъезде к Норильску - длинные, чуть наклоненные конструкции, похожие на покосившиеся изгороди - тут и там одиноко стоящие посреди тундры. На самом деле это не изгороди, а способ снегоборьбы, придуманный еще в середине прошлого века инженером-железнодорожником, заключенным Норильлага Михаилом Потаповым - “дедом Ветродуем”, как называли его норильские старожилы. Снег налипает на щиты Потапова, образуя саморазрастающуся стену, которая защищает от метели дорогу или постройки.

Щиты снегоборьбы по технологии Михаила Потопова

Щиты снегоборьбы по технологии Михаила Потопова

Фото: Алексей АРХИПОВ

Овцебык. Таймырская тундра - место обитания нескольких тысяч этих животных, почти вымерших на севере Азии еще несколько тысяч лет назад. Их удалось реакклиматизировать и вернуть в природу после стартовавшего в 1970-х годах эксперимента.

Комбинат "Надежда"

Комбинат "Надежда"

Фото: Алексей АРХИПОВ

Надежда. Название одного из крупнейших горно-металлургических комбинатов - и знаковый топоним для летчиков-полярников в 30-х-40-х годах прошлого века. “Долететь до Надежды” - значит, добраться до цивилизации, до дома: выжить.

На сером бетонном фасаде норильской Публичной библиотеки зазмеились веселые цветные трубы

На сером бетонном фасаде норильской Публичной библиотеки зазмеились веселые цветные трубы

Фото: Алексей АРХИПОВ

Что может согреть сильнее огня поэзии?

Что может согреть сильнее огня поэзии?

Фото: Алексей АРХИПОВ