Дом. Семья

Ульяну сыр пленил…

Наш обозреватель снова взялась за кастрюльку и больше не желает странного…
В мыслях о двухлетии введения санкций, Ульяна Скойбеда решила сварить сыр.

В мыслях о двухлетии введения санкций, Ульяна Скойбеда решила сварить сыр.

Фото: Ульяна СКОЙБЕДА

Вот правильно я понимаю, что слова «кризис» и «импортозамещение» вспоминать как-то уже даже неприлично?

Мятежный 2014-й зарос-затянулся илом, разочарованием, воском времени. Уровень жизни упал, но не сильно, восторги и ужасы забылись. Западные партнеры – снова прежде всего партнеры, а не наступающая вражеская армия, по которой мы сейчас врежем из окопа антисанкциями и отказом от пармезана…

Войны-то какие были – пармезановые. Вспомнить и смешно, и страшно. Или странно?

Жизнь после того виража вернулась в старую, наезженную за двадцать пять лет колею. Ну чуть напряженнее стали наши отношения с Западом, но нет и речи о том, чтобы разорвать с ним окончательно (например, не ездить на Олимпиаду после допинговых издевательств). Чуть побольше стало на прилавках российских продуктов, чуть похуже они стали качеством... Объясняется все это уже не политикой, а деньгами. Деньги как мерило всего в этой системе ценностей, та самая двадцатипятилетняя колея… привычная и разношенная, как старая калоша.

В мыслях о «пармезановом юбилее», о двухлетии введения санкций, я решила сварить сыр, первый в моей жизни и уже не «политический» (старожилы моей рубрики помнят, что первые колонки о еде были политическими), а просто натуральный, без этого вашего пальмового масла.

Кстати, теперь его модно считать просто растительным, не более вредным, чем подсолнечное и оливковое… Я же говорю, никакой политики.

Чтобы добыть качественные ингредиенты, я уехала на край Московской области, на дачу, где маленький молокозавод производит невероятно вкусные молочные продукты, не хуже фермерских (в сетях их не найдете, не ищите). Развела огонь на маленькой газовой плитке, выгнала из деревянной кухни полотенцем ос …

А рецепт взяла самый простой, деревенский.

Килограмм творога нужно размять и смешать с литром молока до однородной массы. Творог взять зернистый, полноценный, необезжиренный, и молоко – неснятное, жирное. Хотя, забегая вперед, скажу, что однажды я смешала полкило восемнадцатипроцентного творога с девятипроцентным, и масло из готового сыра пришлось сливать, в натуральном виде…

Так что смотрите сами, ибо следующий шаг, как раз, масло сливочное. Нужно взять 200 грамм, стандартную пачку, и растопить на водяной бане.

А в третьей миске растереть два желтка, чайную ложку соли и три четверти чайной ложки соды. Приготовления закончены.

Первую емкость, с творогом и молоком, поставить на огонь и, помешивая, довести до кипения (восемнадцатипроцентный творог уже на этом этапе стал сырным тягучим комком, с прочим придется еще поколдовать). Снять кастрюлю с огня и вылить творог с пахтой в любое ведро или емкость с настеленной марлей, то есть отцедить будущее сырное зерно (на даче для этих целей отлично подходит постиранная тюлевая занавеска).

Подвесить горячий узел над раковиной, и, едва жидкость перестанет течь струйкой, а начнет просто капать, выложить творог обратно в кастрюльку и добавить в него приготовленные желтки и масло.

От соды творожная масса вспенится и вспухнет, от золотого расплавленного масла раздобреет.

Поставить готовую смесь на водяную баню и варить, интенсивно мешая ложкой. Творожное зерно - вы увидите это собственными глазами - начнет плавиться и исчезать, растворяться в однородную желтую массу, очень похожую на… сыр.

Варить надо, пока все содержимое не станет тягучим, желтым и отстающим от стен кастрюли. И лучше еще поварить десять минут.

Цвет и густоту сыру, на всякий случай, дают желтки. Оранжевые от деревенской курицы и магазинные обычные – два разных цвета и два разных сыра…

Готовый продукт вылить в силиконовую форму для торта, смазанную растительным маслом. Можно и в пластмассовое ведро, и в салатник, просто будет труднее достать головку.

Поставить на четыре часа в холодильник.

За ужином гордо поставить блюдо перед мужем и утереть под со лба под косынкой, заправляя за ухо непослушную прядь и всем видом показывая: вот какая я у тебя мастерица…

Что любопытно. За два года продуктового эмбарго я слышала много презрительных слов о сыре из кастрюльки. Мол, и не сыр это вовсе, так, недоразумение.

А мой получился и нежный, и яркий. По консистенции как сулугуни, но несоленый, похожий на чечил. А ведь это, действительно, самый-самый простой рецепт, есть и другие, многоступенчатые…

Когда я в очередной раз набрала в автолавке полную сумку творога, водитель подмигнул:

- Наверное, любите вареники?

- Нет, сыр варю! – гордо ответила я.

Мужик обрадовался:

- Я тоже! Молоко пожирнее возьмите! А в конце, знаете, еще грецкий орех вкусно добавлять, попробуйте обязательно…

Чувствую, моя школа сыроварения только начата. Ведь муж сказал, что магазинный сыр мы больше не покупаем!

ЦЕНА ВОПРОСА

(по ценам Шатурского района Подмосковья)

1 кг творога – 315 рублей,

1 л молока – 65 руб.,

1 пачка масла – 115 руб.,

Яйца, соду, соль и подсолнечное масло считать не станем.

Выходит, одна увесистая, на кило с лишним, головка сыра обходится примерно в 500 рублей.