Звезды

«Логан»: Элвис покинул здание

Наш любимый Волверин в последний раз принимает озверин. Росомаха Джекман эффектно прощается со зрителем, заливая большой экран кровью и грустью. Hugh, we’ll always love you!
«Логан»

«Логан»

Джонни Кэш как прощание, матерящийся профессор Завьер, отсутствие послетитровой сцены, мясистый постмодернизм и надгробный «икс» в живописных лесах Оклахомщины — «Логан» действительно подводит жирную черту под киноэпохой мутантов. Подводит символично — адамантиевыми когтями по сердцу. После этого фильма и впрямь будет как-то неудобно смотреть на разухабистые приключения прочих героев в трико. Мясо останется, но без неуязвимого скелета оно не более чем сочный бифштекс средней прожарки. Росомаха был последним беспечным ездоком «иксовой» франшизы, длиной его когтей измерялась лестница в небо. Отныне все будет не так. Впрочем, 137 кассовых минут способны убедить вас, что все было не так с самого начала.

***

Век 21-й. Суровое будущее. Человечество по-прежнему напоминает тараканов в банке. Мутанты поизвелись. Сильно постаревший Росомаха оброс седой бородой полярника, обзавелся очками и одышкой и теперь подрабатывает в Мексике водителем лимузина, изредка разбирая особо борзых бандитов на запчасти и пакетами скупая транквилизаторы. Последние он, к слову, употребляет не сам. Вместе с Логаном на окраине земли в перевернутой цистерне проживают матерящиеся останки профессора Завьера, чьи ментальные приступы теперь выворачивают все живое в радиусе километра мясом наружу. Присматривать за лысым буяном помогает провидец-альбинос Калибан, боящийся ответственности и солнечного света. Эта троица, вроде бы, последние мутанты на планете. Вроде бы.

Но вот на горизонте появится странная молчаливая девочка, которую нужно перевезти через границу от опасных людей, и хрупкое равновесие рухнет. Росомаха окажется не таким уж и неуязвимым. Девочка — не такой уж и хрупкой. Завьер — не таким уж и мудрым. А задача — не такой уж и выполнимой.

Фото: film.ru

Фото: film.ru

Неожиданно могучее кино, взросшее на примитивном комикс-перегное и разорвавшее его своими корнями в клочья. Такой себе «Темный рыцарь», сквозь потертые треники которого проглядывает большое сердце да истонченная душевная организация. Погребальная песнь, исполненная рыкающим викингом на полпути в долгожданную Валхаллу. Хороший, в общем фильм. Лучше многих.

Скажем так: тут куда больше драмы, чем комикса. Более того, от комикса на экране остались рожки, ножки да коготки. Все прочее посвящено извечной рефлексии престарелых ронинов, которые принципиально не принимают мир, не принимающий их. Росомаха старый в этом фильме не то чтобы глубже Росомахи прежнего — просто мир для него стал чуть менее монохромным, а на простые вопросы появились чуть более сложные ответы, чем когтя свист и вой картечи. И этот пат заиграет еще ярче, когда в кадре Логану придется тыкать адамантием в свою омоложенную звероподобную копию.

Фото: film.ru

Фото: film.ru

К слову, адамантием тут тычут много и со смаком, так что не расслабляйтесь. Постмодернизм постмодернизмом, но красочное уничтожение человечины всегда было отличительной чертой любого релиза, возле которого трется Росомаха. И тут он трется так, что от полученного статического электричества можно было бы запитывать агрогородки. В какой-то момент к нему подключаются лютая девочка и концентрированная молодость — и тогда кино превращается в смертоносный балет, от которого всем любителям экшена гарантированы тонны микрооргазмов. Разнообразно. Сочно. В замедлении и без оного. Чтобы смаковать такое вовсе не обязательно быть садистом — главное не быть статистом, ибо как раз они тут мрут сотнями. Конечно, печально, что найти внятного злодея со скилзами, позволяющими не умереть в считанные секунды, сценаристы так и не сподобились. Зато взяли количеством, превратив экшен-сцены в адский мясокомбинат и гимн горячим сердцам да холодному оружию.

Фото: film.ru

Фото: film.ru

Джекман привычно хорош — как в роли страдающей орясины, так и в формате робота-киллера. И даже навязанная сценарием уязвимость придает ему дополнительный шарм. Теперь финальная самоотверженность выглядит не рутиной, а действительно мужским поведением. Его Росомаха в этом фильме — еще один кирпичик в печальной констатации того, что старики вечно прутся туда, где им совсем не место. Впрочем, в условиях потерянной юности окровавленная старость выглядит если не логично, то приемлемо. Эпитафии должно писать кровью, а не молоком. И убеждать зрителя в том, что комикс это не жизнь должен именно тот, кого комикс породил.

Еще один печальный старик — Патрик Стюарт — тоже бугрится могучим символом того, куда вымощена дорога благими намерениями. Ломая стереотипы смачным английским сквернословием (низведенным дубляжом до легкого жаргона), он тоже красиво подводит персонажа к тому краю, через который лучше не хватать. Как чеховское ружье, что в последнем акте разорвется в руках у неблагодарного стрелка. Отличная актерская работа и жирный финал персонажа.

Нельзя не отметить в этой компании и 12-летнюю Дафни Кин, которая выглядит просто мечтой бэттл-хореографа. На ней замыкается целая череда образов искалеченных детских душ. Этому миру и снятому в нем кино не нужны банальные улыбающиеся дети — ему нужны бойцы, приносящие боль и прибыль. За ними — будущее, в которое никто не хотел бы попасть, но выбора, в общем, нет. Все мы либо слишком стары, либо слишком молоды для этого дерьма…

Фото: film.ru

Фото: film.ru

Зато камнепад закрытых гештальтов сколь печален, столь же и прекрасен. Сумерки богов тут оборачиваются зарей новой эры, которая вся суть повторение прошлого. Старик умирает, девочка остается жить — где-то мы это уже слышали. И старые вестерны тоже смотрели. Но здесь копают глубже, наполняя каждый кадр показной интертекстуальностью, жирными смыслами и Шекспиром, который любой драме всегда к лицу. Именно такие сны стоило бы смотреть под сенью смертной тени. Спросите вон хоть у Калибана.

А потому оправданно и логично выглядит отсутствие послетитровой сцены, которую преданно ждал весь зрительный зал. Компромиссы есть признак слабости. И то, что похоронено с душой не следует извлекать на потеху публике. Под песню же главного кантри-романтика хочется снять широкополую шляпу и попрощаться с целой эпохой и персонажем, ее символизирующим. Элвис покинул здание. И мироздание.

Фото: film.ru

Фото: film.ru

There's a man going around taking names

And he decides who to free and who to blame…