Звезды

«Чудо-женщина»: Девочка-пай

Первый полноценный летний блокбастер, блюдущий гендерные изыски, вышел не то чтобы комом, но как-то не туда. Впрочем, «сильным и независимым» понравится. А нам что — видывали и пожиже…
«Чудо-женщина»

«Чудо-женщина»

Рейтинг фильма

Рейтинг фильма

76 лет ждала Чудо-женщина своего полноценного права на большой экран. Колосились в кинозалах по обе стороны Атлантики мужланы в трико, набухали суперзвери и мегапришельцы, вспучивались роботы, клоны и прочая протоплазма. Женскому же началу постоянно отдавались значимые, но не самые звучные роли бэк-вокала и роскошного задника (забудем жутковатый «Супергерл» 30-летней давности — уж лучше бы он был задником...). Но вот идея обрела прекрасные очертания Галь Гадот, наполнилась студийными деньгами, пикселями и задором — и выплеснулась на экран целым блокбастером имени наива и эмансипации. Блокбастером, в котором во всех смыслах нет ничего такого, за что стоило бы убивать. Если взять по отдельности его ключевые элементы, то и сама вундертетя, и экшен вокруг нее, и отряд недотеп на подпевках — выглядят вполне себе прилично. Однако вместе они фурычат как-то скромненько, без огонька. Да, в общем, и сама задумка идеальных супергероев начала странно попахивать еще на старте карьеры некоего Кларка Кента (недаром же его настоящее имя — Кал). Здесь же результатом давления на все известные гендерные красные кнопки, становится лишь легкое раздражение. Любить Женщину легко и приятно, но у нее все же должны быть изгибы, перекосы и двойное дно.

***

Давным-давно, когда боги еще проживали не только в комиксах, суровый бородатый Зевс создал в пику буйному Аресу расу амазонок, которая должна была плодить мир и гармонию во всем мире. С миссией как-то не заладилось — и прекрасные миротворицы на тысячелетия уединились на скрытом от глаз острове Фемискира. Жили, не тужили, прокачивали созидательное и разрушительное наследие, пока в 1918-м на них с небес не сверзился голубоглазый разведчик с жуткой новостью — в мире назревает война. Делать нечего — собрав в пучок всю свою отвагу, артефакты и прелесть, принцесса амазонок Диана срочно вылетает в Европу, чтобы помешать эскалации конфликта, вникнуть в современную моду и пошатнуть свою веру в безгрешное человечество. Уж мы-то с вами знаем, что далеко не за все войны на планете отвечает гад Арес…

То, что Женщина — Чудо, не станут оспаривать даже самые заядлые патриархари. Все в этом мире крутится вокруг Нее. Ей мы посвящаем свое лучшее. Она способна спасти мир, затем похоронить и снова спасти, но уже с перламутровыми пуговицами. В конце концов, без Нее было бы просто скучно, а это невыносимо. Так что Чудо — и точка. Только вот не все чудеса одинаково полезны — это вам любой производитель йогуртов расскажет.

Отличный пример — обозреваемый релиз. Фильм, который мог бы стать неплохим стебным бадабумом в стиле «Бесславных ублюдков» про то, как взвод отмороженных выиграл Первую мировую. Однако чудеса случаются — и все повествовательное одеяло утянула на себя прелестная героиня Галь Гадот. Тут бы петь и плясать — симбиоз ума, чести, совести, красоты, силы и непреклонной воли захватил большой экран на два с половиной часа — ан нет. Давайте разбираться.

Первая и самая главная беда продиктована первоисточником — Диана действительно идеальна. Как северное сияние, солнечный свет или дистиллированная вода. А потому сопереживать ей практически невозможно. Потому что нельзя сопереживать листовке о гармоничном развитии и здоровом образе жизни. Она красива, умна, непобедима и… пресна, как плод соития церковной просвирки и кошерной мацы. Даже в Капитане Америка было больше скрытого, чем в этой воплощенной прелести. А ведь за прошедшие десятилетия кто только ни доказывал, что в любом супергерое должно быть слоев побольше чем в Шрэке. Один Кристофер Нолан чего стоит в деле варки серьезных щей из веселых картинок. Внутренние полости, слабости, изъяны, шероховатости, откровенная ересь — все это делает героев мясными и нажористыми. В таких проще верить, их легче любить, с ними не хочется расставаться после первой же серии. Тут же у нас не женщина, а набор апрельских тезисов, зачитанных в картинной позе с броневика. И даже единственный ее недостаток — махровая наивность и вера в человечество — тоже играет на стороне зла, потому что это автоматически переносит юмористический акцент на бродящих вокруг второстепенных персонажей. И с ними становится интереснее, чем с главной героиней. А это уже никуда не годится.

Та же проблема и с главным злодеем, которого выплевывают в кадр буквально перед финалом для эпического замера первичными половыми со всепоглощающим добром. С учетом страны производства и заявленных продолжений «Лиги справедливости» мы отлично понимаем, кто победит, а потому финальное буйство пикселей, сдобренное плоскими злодейскими монологами, — это уже не сценарный ход, а банальная пошлость. Арес вправе был рассчитывать на большее. Ему же отвели роль дежурной фекалии, которая красиво сводит счеты с жизнью, бросившись в вентилятор. Откровенный просчет сценаристов, за который кого-то стоило бы сослать в Аид на сверхсрочную.

И, да, излишне затянутый сетап и множество лишних сцен. Для фильма, в котором есть всего три мощных боевых эпизода (честно размазанные по хронометражу), тут слишком много солнечной Фемискиры и феминистского Лондона. Несложно понять, что обе части призваны задобрить многочисленных сторонников гендерных акцентов, но ведь тут весь фильм является бальзамом на феминистские раны. Стоило бы жестче пройтись по ленте монтажными ножницами, слегка подсократив идеальность идеала в пользу действия, юмора и нестандарта.

В итоге шикарнейшая Галь Гадот отчаянно не коррелирует с фоном, сокамерниками и динамикой. Оживляясь лишь в боевых сценах (прорыв в окопы особенно хорош!), она желирует все свободное от экшена пространство, героически превращаясь в статую, абстрактный символ женского величия, от которого отскакивают любые режиссерские поползновения сделать бодренько и сердито. Второстепенные же персонажи, несмотря на их количество, не успевают оживить действие и оправдать свое существование.

Впрочем, если не придираться, Пэтти Дженкинс (режиссер «Монстра», между прочим) сняла довольно-таки крепкий летний блокбастер с ожидаемым уклоном в «girl power». С приятными лицами, искрящим экшеном и легко считываемой философией. Тут есть на что посмотреть, что запомнить и чему поучиться. И то, что люди без гендерной фиксации видят на экране в первую очередь концептуально устаревшую героиню, вовсе не значит, что, тех, кому понравится, будет меньше.

Когда в одном образе слились Чапай и девочка-пай, победа гарантирована, сколько ни колупай.

А уж пиррова она будет или шекспирова, рассудит время.