2017-06-30T12:49:37+03:00
КП Беларусь

«Трансформеры 5»: И вновь продолжается Бэй

Тачки, драчки, роботы, тестостерон, тротил, Comedy Club, одна обаятельная грудь и море подросткового безумия — а как вы проводите выходные, если вы не Майкл Бэй?
Трансформеры 5Трансформеры 5
Изменить размер текста:

Рейтинг фильма

Рейтинг фильма

Знаете что? Да не знаете вы ничего! Вы все привыкли тыкать палкой в Майкла Бэя, не замечая, что ему вот уже 40 лет, как 12. Двенадцать, Карл! Бесконечно пубертирующий день сурка. У человека еще впереди старшая школа, первое похмелье, водительские права, преждевременная эякуляция и студенческий гастрит. А вы пытаетесь навязать ему Тарковского, Феллини и Бергмана. В его небесно-голубых глазах пока отражаются лишь хдыщ, чпок, бугага и бадабум. И на этих четырех опорных точках он готов посадить на пятую весь мировой кинематограф. И ведь сажает же! Свежие «Трансформеры» — отличное тому доказательство. Квадратные роботы круглого стола. Пьяный в сопли Гэндальф, выпрашивающий у пришельцев дракона. Гарвардский профессор в теле стриптизерши. C-3PO в роли Дживса. Истеричный целибат внезапного сэра Уолберга. Мощнейший конферанс реального сэра Хопкинса, неожиданно в совершенстве владеющего средним пальцем и терминологией Южного Централа. И обязательные мегатонны тротила, смешанные и взболтанные с километрами металла. Торжество отсутствующего сознания. Весеннее обострение бесконечного летнего блокбастера. И то, что «Трансформеры» из лобовой метафоры переходного возраста постепенно превратились в дурашливую комедь со спецэффектами — это не симптом, а закономерность. Питеру Пену все сложнее не чувствовать себя дураком в компании стремительно взрослеющих сверстников. И он предпочитает смеяться, чтобы не плакать.

***

Готовы? Приняли свои утренние наркотики? Ну, тогда для вас не будет ничего необычного. В общем, все, чему учил нас Гай Ричи и километры кельтских легенд — это ложь и провокация. Оказывается, король Артур, Мерлин и прочие закругленные рыцари некогда так мощно выступали лишь потому, что их поддерживали свалившиеся с неба автоботы. Свалились они, к слову, тоже не очень случайно, но это уже спойлер. В общем, когда все успокоились, на нашей зеленой планете осталось немало странных вещиц, одна из которых — посох того самого Мерлина — способен сыграть решающую роль в оживлении Кибертрона и погребении Земли. Благо, полтора тысячелетия спустя с неба свалится и еще один артефакт, способный этому процессу помешать.

И пока земляне будут методично отстреливать всех без разбору трансформеров, наш старый знакомый Йегер объединится с девочкой, девушкой, бодрым стариком и десятком автоботов, чтобы сразиться с инопланетными засланцами в отсутствии Оптимуса. Только вот в отсутствии ли?

Фото: film.ru

Фото: film.ru

Можно сколько угодно обвинять Бэя в примитивизме, объективации, пубертатности и маниакальном дуболомстве, но в деле поджаривания зрителей в огне своей мегаломании он набил обе руки уже давно. А потом — этими же руками — еще и физиономии всем хейтерам. И сделал это вновь — выплеснув на экран и в уже упомянутые физиономии «Трансформеров» за номером пять. Не кино, нет. Скорее, иллюзия аттракциона, отраженная в кривом зеркале индивидуального бессознательного старины Майкла. А потому смешно осуждать Пастернака, не читав. И прочитав, осуждать тоже смешно. «Трансформеры» продавались и продаются, продавали и продают. Это бесконечный конвейер по производству денег, концентрированной дури, грохота и подросткового безумия. И даже некоторая усталость главного маховика дела не меняет. Пропускать штатный Апокалипсис на основании каких-то там правил хорошего тона и потомственно отставленного мизинчика — это ничем не прикрытая глупость. Никто не мешает вам по ночам смотреть Вирасетакула. А в кино нужно идти на «Трансформеров», невзирая на их порядковый номер. Шутка ли, гигантские инопланетные роботы, выдирают друг другу мосты, острят, тупят, зашкаливают и между делом методично рвут нашу планету, как механизированная обезьяна газету. И правда, кому это может быть интересно?

Фото: film.ru

Фото: film.ru

Да, Бэй по-прежнему большой пошляк и эпический самоплагиатор. Роботы раз за разом повторяют давно исполненные кульбиты, планету аннигилируют старым проверенным способом, количество силуэтов на фоне пылающего заката зашкаливает за отметку «лолшто?», а любое появление в кадре декольте Лоры Хэддок обставляется фанфарами фортиссимо и венецианским салютом.

Да, этот фильм лучше было бы смотреть без перевода и на китайском — каждый диалог (за исключением юмористических) с удовлетворением стучится в днище предыдущего. А уж господин Прайм и вовсе открывает новые горизонты в дисциплине «Зачитывание ереси с левитановскими интонациями».

Да, обязательное политкорректное привлечение в качестве сайдкиков афроамериканцев и афролатиносов неимоверно бесит. Это ведь тоже расизм, не правда ли?

Фото: film.ru

Фото: film.ru

Да, обрывочность сознания сценаристов и режиссера приводит к тому, что «необходимые» блокбастеру 150 минут достигаются за счет лишних персонажей и эпизодов, с которыми непонятно что делать ближе к финалу. На кой ляд в сценарии Туртурро и уже упомянутые негр с мексиканкой? Зачем повествованию Дюамель, начальник отряда СЛТ Сантос и робот-танк времен I Мировой? Во имя какого счастья нам так пафосно расписывали команду Мегатрона, если у нее всего одна вялая боевая сцена? А злодейство Оптимуса — это все, что вы смогли извлечь из чеховского ружья, мистер Бэй?! Зато персонажа Хопкинса, который тут является главным развлечением после гигантских роботов, знает слово «ништяковый», хамит премьер-министру и вообще всячески поддерживает чудной образ истинных британских джентльменов, наоборот убирают с помоста совершенно бессмысленным и отмороженным образом.

Фото: film.ru

Фото: film.ru

Опять же, Уолберг, новый «муз» Бэя, больше похож на истеричку, чем на последнего рыцаря. Значительную часть хронометража он бегает и орет — причем и то и другое зря. А еще, как Ван Дамм, обнажается не по делу, проводя при этом самые ключевые моменты в бесформенной хламиде. Что же до Хэддок, отвечающей за феромоны и сделанной ради смеху профессором Оксфорда, то ей можно было бы и вовсе не говорить, а просто почаще переодеваться. Желательно не выходя из кадра.

Но несмотря на все вышеперечисленное, караван идет, а крыша едет. Можно по-разному оценивать отсутствующую художественную ценность фильма, но он умеет валять дурака по-крупному. К чему тут сравнения, когда можно просто отдать мозг на кипячение? Бэй по-прежнему мастерски тратит деньги на тротил и пиксели. Песнь железа и магии все так же прекрасна — как в старых, так и в новых обличиях. А неожиданный съезд в дурную комедию (шутят тут реально больше, чем дерутся) доказывает, что громозека Майкл смотрит не только свои фильмы и пытается соответствовать трендам.

Фото: film.ru

Фото: film.ru

Впрочем, вполне возможно, что он просто устал воспринимать свое творчество всерьез. И теперь предпочитает жечь тряпки и смеяться. Не над собой. И не над вами. Просто так. И хотя это, определенно, смех без причины, в дураках останутся, скорее, те, кто ему не вторит.

Ведь уже давно следовало понять, что Бэй — это навсегда.

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также