2017-08-30T16:11:29+03:00

Почему современные миллиардеры отказываются от демонстрации роскоши

Но, как считают ученые, эта «скромность» делает еще шире пропасть между бедными и богатыми
Поделиться:
Комментарии: comments24
Стив Джобс и его фирменный демократичный стиль - кроссовки, джинсы, черная кофта.Стив Джобс и его фирменный демократичный стиль - кроссовки, джинсы, черная кофта.Фото: GLOBAL LOOK PRESS
Изменить размер текста:

В лихие 90-е годы нового русского, которому шальные деньги свалились на голову, легко было узнать по пудовой золотой цепи на шее и малиновому пиджаку. Можно сколько угодно упрекать нуворишей в отсутствии вкуса, но с научной точки зрения они вели себя исключительно грамотно. Потому что такая модель поведения идеально укладывается в теорию демонстративного потребления, которую выдвинул американский социолог Торстейн Веблен.

Она гласит, что такого рода показуха с одной стороны необходима состоятельным гражданам для того, чтобы подчеркнуть свою социальную значимость и статус в обществе. А с другой стороны, это опознавательный сигнал «я свой!» для различения себе подобных в толпе советских граждан. Точно таким же признаком принадлежности к высшему классу для старой аристократии являлось наличие фамильного столового серебра и собственной ложи в опере.

Но эпоха малиновых пиджаков завершилась, как мимолетное виденье. И это произошло вовсе не потому, что пионеры российского капитализма стремительно «окультурились». Дело в том, что златые цепи и пиджаки попугайских раскрасок оказались крайне ненадежными индикаторами благосостояния. Их очень легко подделать. А вот подделать самую большую в мире 156-метровую яхту Dilbar, которая принадлежит Алишеру Усманову - практически невозможно. Так же, как не реально приобрести контрафактный футбольный клуб «Челси», владельцем которого является Роман Абрамович. Но, пожалуй, самым изысканным примером демонстрации «боевой мощи» можно считать трюк миллиардера Владислава Доронина, которому удалось «заарканить» супермодель Наоми Кэмпбэлл по прозвищу Черная Пантера.

Однако американский социолог из Университета Южной Калифорнии Элизабет Каррид-Халкетт считает, что такой лобовой способ демонстрации своего богатства и влияния постепенно уходит в прошлое. Трясти перед публикой соболями, бриллиантами и частными самолетами уже не модно.

ФУТБОЛКА ЦУКЕРБЕРГА И ЧАСЫ ГЕЙТСА ЗА $10

Олицетворением нового типа потребления среди представителей элиты является, например, самый богатый человек на планете основатель «Майкрософт» Билл Гейтс (состояние $89,8 млрд). На его запястье красуются дешевые часы Casio стоимостью в 10 долларов. При этом он заявил, что не оставит наследства троим своим детям, а все свое состояние потратит на благотворительность. Другим «неправильным» миллиардером можно назвать создателя «Фейсбука» Марка Цукерберга. Он появляется на публике исключительно в футболке и потертых джинсах, Марк сам водит скромный (по меркам человека входящего в первую пятерку «Форбс») Volkswagen Golf.

Когда в 2012 году один из богатейших людей современности Марк Цукерберг приехал в Москву, он без лишнего шума перекусил в привычном Макдональдсе. Фото: Личная страничка героя публикации в соцсети

Когда в 2012 году один из богатейших людей современности Марк Цукерберг приехал в Москву, он без лишнего шума перекусил в привычном Макдональдсе.Фото: Личная страничка героя публикации в соцсети

Впрочем, свои далеко идущие выводы профессор Каррид-Халкетт делает основываясь вовсе не на жизнеописании людей, заработавших свои миллиарды на компьютерном буме. Социолог обработала огромное количество статистических данных о потреблении людей, обладающих сверхдоходами. К ним исследовательница отнесла 1 процент американцев, которые зарабатывают более 394 тысяч долларов в год. Раньше о людях, принадлежавших к этой категории, говорили: «Он родился с серебряной ложкой во рту!». Однако выяснилось, что вовсе не они являются главными покупателями столового серебра. Чаще всего такие покупки делают представители так называемого «верхнего среднего класса», чьи доходы находятся в диапазоне между 114 000 и 394 000 долларов в год (таковых набирается уже 10 процентов). Именно они лидеры по части приобретения таких атрибутов роскоши, как новые внедорожники, спорткары и гигантские холодильники размером с Биг-Бэн.

Раньше аристократа можно было различить и по одежке. Но демократизация индустрии моды привела к тому, что в сетевых магазинах за 30 долларов можно приобрести стильные вещи, которые будут выглядеть, как одежда для подиумов за $3000.

ОБРАЗОВАНИЕ В ГАРВАРДЕ НЕВОЗМОЖНО ПОДДЕЛАТЬ

- Многое изменилось с того времени, как Торстейн Веблен в начале XX века выдвинул свою теорию «праздного класса», - считает Элизабет Каррид-Халкетт. - Экономический рост привел к появлению довольно многочисленного среднего класса. Этой прослойке, пусть и в кредит, но стали доступны вещи, которые раньше были по карману только богачам. И «верхний средний класс» с помощью демонстративного потребления хочет присоединиться к сливкам общества. Но что делать этому 1 проценту сверхбогатых? Им пришлось усложнить систему сигналов о своем социальном статусе. Они хотят произвести впечатление более тонким способом, чем просто хвастовство.

Что же теперь признак роскоши, если не сумочка Louis Vuitton на плече или крошечная чихуахуа на поводке? Профессор Каррид-Халкетт утверждает, что представители «золотой когорты» вкладываются в две вещи: образование и досуг. По сравнению с «верхним средним классом» они в 3 раза больше тратят на частные начальные и средние школы. Их расходы на репетиторов для подготовки детей к поступлению в элитные университеты также в 3 раза больше. А еще они в 3 раза больше тратят на домработниц, садовников, нянь и прямые авиабилеты первого класса без пересадки. Все это позволяет им сэкономить собственное время.

Российская элита тоже перенимает новую систему сигналов, считает социолог Михаил Соколов доцент Европейского университета в Санкт-Петербурге. Он приводит следующий пример: дети людей, носивших в 90-е толстые золотые цепи, в нулевые годы уезжают в элитные школы Англии и начинают говорить на хорошем английском. Во времена первоначального накопления капитала расстояние на социальной лестнице, разделяющее человека с золотой цепью и без нее, преодолевалось в считанные дни: свалились на тебя шальные деньги - на завтра у тебя на шее цепь толщиной в палец. А вот барьер между теми, кто учился в Англии и теми, кто окончил ПТУ, уже невозможно преодолеть на дистанции одного поколения.

На смену демонстративному потреблению приходит роскошь, основанная на опыте. Современный аристократ в скромной футболке не только великолепно образован и говорит на нескольких языках - он разбирается в хороших винах (вам нужно потратить полжизни, чтобы их перепробовать). И способен поддержать разговор об особенностях экзотических курортов, на которые вы никогда не попадете...

Это значит, что, несмотря на стирание внешних различий, между богатыми и бедными углубляется культурная пропасть. По мнению Элизабет Каррид-Халкетт сегодняшнее не демонстративное потребление более пагубная форма статусных расходов. Поскольку это не просто хвастовство, а способ защитить исключительность своего социального положения.

Но с другой стороны, отказ от внешних атрибутов аристократичности - более приемлемый вариант с точки зрения общественного согласия. Ведь старая модель демонстрации богатства через обладание предметами роскоши подчеркивала разрыв в доходах между людьми. А это, по сути, прямой призыв к революции. Другое дело, когда превосходство демонстрируется в области образования и эрудиции. Тогда богатство приобретает легитимность в глазах людей с улицы: создается впечатление, что человек приобрел капитал благодаря своему уму, а не умению урвать кусок бюджетных денег. Но уж лучше такая иллюзия, чем очередной 1917 год.

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на нашу тематическую рассылку Наука, чтобы не пропускать интересные материалы

 
Читайте также