Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+23°
Boom metrics
Общество21 сентября 2017 16:45

«Эти русские — настоящие герои Франции»

Уральские поисковики раскопали под Реймсом останки погибших сто лет назад воинов царской армии
Волонтёры Российского военно-исторического общества вместе с неравнодушными французами провели в полях под городом Реймс недельную поисковую операцию. Фото: Пьер Малиновский

Волонтёры Российского военно-исторического общества вместе с неравнодушными французами провели в полях под городом Реймс недельную поисковую операцию. Фото: Пьер Малиновский

Их было почти 50 тысяч человек. В 1916 году, в разгар Первой мировой, император Николай II отправил на другой конец Европы Русский экспедиционный корпус, выполняя союзнический долг перед Францией. Отражая натиск немецких войск на Париж, тысячи россиян погибли на фронте. А многие выжившие не смогли вернуться домой из-за революции и гражданской войны. И вот сто лет спустя о павших героях вспомнили. Волонтёры Российского военно-исторического общества (РВИО) вместе с неравнодушными французами провели в полях под городом Реймс недельную поисковую операцию. «Комсомолка» пообщалась с её вдохновителем — местным политактивистом Пьером Малиновским.

— Пьер, вот ты сам француз…

— …славянского происхождения. Мои предки перебрались во Францию из Польши вскоре после Первой мировой.

— Откуда вообще интерес к останкам наших воинов?

— Как-то в 2013-м отец показал мне старую русскую винтовку. Оказалось, её в шестидесятые годы нашёл мой дед, вспахивая поле недалеко от нашего дома в коммуне Агилькур (близ города Реймс на севере Франции — прим. ред.). А всё откуда? В Первую мировую здесь плечом к плечу с французами сражался Русский экспедиционный корпус — в той войне мы были союзниками. Но даже я, местный житель, об этом не знал. Что уж и говорить о какой-нибудь богемной публике из Парижа… А я ведь сам служил в армии, понимаю, каково это — тянуть солдатскую лямку. Вот и решил копнуть историю глубже (во всех смыслах).

Уральские поисковики раскопали под Реймсом останки погибших сто лет назад воинов царской армии. Фото: Пьер Малиновский

Уральские поисковики раскопали под Реймсом останки погибших сто лет назад воинов царской армии. Фото: Пьер Малиновский

— И как?

— С тех пор я в течение четырёх лет каждый отпуск и каждый выходной вместе с парой друзей занимался раскопками. Искал реальное подтверждение этой истории, хотел сохранить о ней память. Тратил личные деньги на аренду экскаватора, оборудования — тысяч 20 евро за всё время. В конце 2016-го, орудуя лопатой, повредил себе позвоночный диск. Хотел совсем завязать. Но всё-таки 24 декабря, аккурат под Рождество, решил в последний раз вместе с братом выйти на поле. И на дне воронки от немецкого снаряда (она почти два метра глубиной была) мы нашли останки русского солдата. Хорошо сохранились нательный православный крест, детали мундира, патронная сумка на поясе…

— Его перезахоронили потом?

— Да, со всеми почестями на русском военном кладбище Сент-Илер-ле-Гран в городке Мурмелон (оно для солдат Русского корпуса ещё в те времена и основано). А нынешнее погребение прошло 19 апреля 2017 года. Ровно сто лет назад, день в день, этот боец вместе со своим батальоном погиб, отражая атаку немцев. Всё по архивным источникам установлено.

В той земле до сих пор очень много «военного железа» вековой давности. Фото: Пьер Малиновский

В той земле до сих пор очень много «военного железа» вековой давности. Фото: Пьер Малиновский

— И ты решил продолжать.

— Когда во Францию в мае приезжал Путин, я коротко с ним пересёкся, он меня поддержал. Переговорили с [министром культуры РФ Владимиром] Мединским, тот свёл с Российским военно-историческим обществом. Решили возобновить поисковые работы, два месяца готовились. От РВИО приехали волонтёры: десять студентов и молодых историков из Екатеринбурга.

— Почему оттуда?

— Батальон, чьи позиции мы раскапывали, в 1915 году формировался именно там, на Урале. В итоге мы вновь нашли останки, работали в зной и дождь (см. «Конкретно» — прим. ред.)

Останки солдата. Фото: Пьер Малиновский

Останки солдата. Фото: Пьер Малиновский

— У тебя тут будто обида в голосе.

— Я уже четыре года этим занимаюсь. Конечно, хорошо, что РВИО с волонтёрами помогло. Я пытался пробиться ко многим российским чиновникам, но их (исключая Мединского) историческая память словно и не волнует. Мне за все труды даже благодарственное письмо не прислали, хотя его-то — пару минут черкнуть. Думаю, может, бросить, за какой-нибудь другой проект взяться… Но этот безвестный русский парень, который за нас сто лет назад умирал, он в любом случае герой. Настоящий.

КОНКРЕТНО

Никита Крутаков, волонтёр-поисковик, научный сотрудник Музея военной техники УГМК (Уральской горно-металлургической компании) в Верхней Пышме: «На раскопки ушло семь дней»

— С французскими ребятами работалось хорошо, матушка Пьера потчевала нас прованскими сырами. Что удивило: в той земле до сих пор очень много «военного железа» вековой давности. Почва жёсткая, почти известняк, копать тяжело. Работали семь дней, в итоге нашли останки двух русских бойцов (принадлежность определили по амуниции, пуговицам). После нашего отъезда одного из них торжественно перезахоронили, а у второго кости сильно фрагментированы, почти ничего не осталось. Думаю, в той земле можно ещё немало наших солдат отыскать.