2017-10-11T00:35:09+03:00

Украинцам о родственниках в России лучше не признаваться

Жительница украинской столицы рассказывает о том, как киевляне относятся к новым законам и реформам
Поделиться:
Комментарии: comments150
Новая пенсионная реформа с массой подводных камней.Новая пенсионная реформа с массой подводных камней.Фото: GLOBAL LOOK PRESS
Изменить размер текста:

В выходные ходила собирать грецкие орехи. Одно дерево, возле которого я остановилась, подарило мне равно 366 орехов. В этом было что-то символичное, даже мистическое. Считать их не хотелось, но орехов было так много, что стало даже интересно. Дерево жизни, как называют грецкий орех, сбросило для меня плодов точно на 365 дней 2018-го года и еще один плод на следующий, 2019-й год. Это аванс, надежда на что, что я приду к нему еще и все будет здесь хорошо.

Собирая орехи в лесу, разговорилась с женщиной примерно моего возраста, которая занималась тем же - сбором осенних лесных подарков. Назовем ее Ирина. Мы обе, будучи ровесницами, начали разговор с обсуждения пенсионной реформы, которую приняли тут на днях.

- Новая пенсионная реформа с массой подводных камней. Получить пенсию смогут лишь те, кто имеет не менее 35 лет стажа, - начала беседу Ирина, которая специально изучала законопроект на сайте Кабмина еще до того, как его приняли в окончательном варианте.

Кстати все, кто получал высшее образование, потеряют эти годы из общего трудового стажа. Мы с моей собеседницей пришли к общему выводу, что такое могут сделать люди, которые вообще не понимают, что такое умственный труд. Они не знают, что такое сидеть ночами над учебниками, сдавать зачеты и экзамены на сессии, корпеть в библиотеках над рефератами. Но сказал же тут премьер Гройсман, что высшее образование вообще не обязательно. Украинские гастарбайтеры и все, кто работал неофициально, пенсию и вовсе не получат.

- Вот у меня шесть лет – долой, - вздохнула я про себя.

Две дочери Ирины, молодые женщины с высшим университетским образованием, одна – физик, другая – философ, покинули Украину после Майдана. Физик живет в Словении, философ - в России, но по специальности сестры-погодки не работают ни та, ни другая.

- Я своих зятьев от бойни спасла, - гордо сказала мне Ирина о мужьях своих образованных дочек, бежавших от мобилизации. - И не жалею, что не удерживала их возле себя.

Моя собеседница вынуждена скрывать, что ее старшая дочь живет в России, хотя на работе каким-то образом об этом узнали, и теперь это обстоятельство очень ее пугает.

- А вы почему не уезжаете к дочери, ну, если не в Словению, то в Россию? - спросила я Ирину.

- В нашем возрасте это трудно. Да и пенсию надо заработать, - ответила та очень просто.

Я дала женщине свой телефон, чтобы та звонила, когда загрустит, а она мне свой не оставила. В глазах Ирины при нашем расставании на секунду мелькнули страх и недоверие.

Этот страх вполне объясним: в ВР приняли в первом чтении еще один дикий законопроект, который запрещает поездки чиновникам и госслужащим в Россию. Что последует дальше - не знаем и можем лишь догадываться. Вот так и живем: в ожидании новых « реформ» и законопроектов, от которых жизнь не становится лучше.

На следующей неделе, после «ударного» принятия Пенсионной реформы, Верховная Рада проголосует за медицинскую реформу, которую врачи и пациенты ждут с не меньшей тревогой, если не сказать - ужасом. Украинская медицина, по сути, станет полностью платной. А пока у нас на работе отключили вай-фай и категорически запретили все разговоры на политические темы. Но киевляне все равно все это обсуждают: если не на работе, так в лесу.

Луганск готовится к бомбежкам, а Киев - к выборам

На днях приехала из Луганска знакомая, пенсионерка Соня. Я о ней уже как-то писала. Женщина приезжает в Киев к дочери и внукам на их съемную квартиру раз в три месяца, На этот раз Соня рассказала, что после принятия закона о реинтеграции Донбасса все жители Луганска стали покупать консервы, крупы и расчищать подвалы. Соня поделилась, что в городе несколько дней невыносимо нервная обстановка: жители ждут самого ужасного ,а многие уезжают.

- Каждый раз я оказываюсь в Киеве, когда нас начинают бомбить. И не добивают нас, и жить не дают. Что с нами будет? – обреченно говорит жительница непризнанной ЛНР. Пока Донбасс готовится к худшему, в Киеве активизируются политики. По городу, к примеру, развешены билборды олигарха Таруты с его портретом и слоганом: «Уважение к человеку труда - наш приоритет». Вот только реформы в представлении действующей властей - это полный отказ от социальных обязательств перед гражданами страны, а «уважение к человеку труда» - выглядит как насмешка или откровенное издевательство.

Еще больше материалов по теме: «Украинский кризис»

 
Читайте также