2017-12-18T19:10:46+03:00

Глава непризнанной республики Вадим Красносельский: Приднестровье лучше всех понимает, как сейчас тяжело России

Как и на что выживает маленькая страна, спецкору «Комсомольской правды» рассказал президент Приднестровской Молдавской республики
Поделиться:
Комментарии: comments48
Вадим Красносельский третий президент ПМР за 27 летВадим Красносельский третий президент ПМР за 27 летФото: Алексей БОЯРСКИЙ
Изменить размер текста:

Мафия и олигархи, цыгане и старообрядцы, “русские” и “румыны”. Как живет Молдова и непризнанное Приднестровье, выяснял наш корреспондент Алексей Боярский. А заодно взял интервью у президента Молдавии Игоря Додона и поговорил с руководителем ПМР. Итоги разговора мы и предлагаем сегодня.

ВОПРОС О ВОЗВРАЩЕНИИ НЕ СТОИТ

- Приднестровье не закрыло вопрос о возвращении в состав Республики Молдова, переговоры сейчас продолжаются?

- Нет, мы это не обсуждаем. Переговоры не продолжаются. В 2003 году Приднестровье подписало меморандум Козака, согласно которому утрачивало свою государственность и становилось либо автономией, либо субъектом федерации в составе Молдовы. Но Молдова не подписала данный документ. Мы предлагали формы совместного общежития, а нас никто не услышал – ни Молдова, ни посредники, ни гаранты. То есть, все вместе они заставили нас быть независимыми. А народ устал ждать. И через 16 лет после основания Приднестровья, в 2006 году народ на референдуме высказался, практически, единогласно за независимость ПМР с последующим вхождением в состав РФ.

За 25 лет у нас выросло поколение, которое ни дня не жило в Молдове. У нас сложилась отличная от Молдовы ориентированная на Россию правовая система. А система Молдовы ориентирована на Запад. И обратного хода нет. Сегодня мы совместно с Молдовой решаем вопросы, от которых зависит жизнь простых людей. Гуманитарные, культурные, экономические. Выезд на автомобилях с нашими номерными знаками, транзит по железной дороге, признание наших дипломов и т.д. Может быть, однажды мы проснемся и поймем, что у нас всё нормально: мир на земле, миротворцы России охраняют наше спокойствие, Молдова экономически зарабатывает на Приднестровье, Приднестровье зарабатывает на Молдове, экономики работают – зачем что-то менять?

- А что делать с непризнанностью?

- Самая большая ценность – это независимость, а признание-непризнание – вопрос второстепенный. Признание - вопрос технический. Мы обратились в ООН с просьбой придания нам особого статуса наблюдателя при этой организации, чтоб наш голос был услышан и на её площадке.

Так как страна непризнанная, штапм в паспорт на въезде в ПМР не ставят Фото: Алексей БОЯРСКИЙ

Так как страна непризнанная, штапм в паспорт на въезде в ПМР не ставятФото: Алексей БОЯРСКИЙ

НЕЗАВИСИМЫ, НО НЕ САМОСТОЯТЕЛЬНЫ

- Вы независимы, но экономически несамостоятельны - не в состоянии выжить без российской помощи. О какой независимости тогда идёт речь?

- Мы находимся в режиме реформ экономики. А любые реформы требуют кредитования. Просим кредиты. Не просто так просим, а на развитие нашей экономики. Мы не можем обратиться ни к кому – только к своему традиционному партнеру, союзнику и гаранту Российской Федерации. В чём проблема? Или вы знаете, как экономика работает по-другому?

- Четверть века достаточно большой срок для реформирования

- Если бы 25 лет мы жили в ровной плоскости, как на листе бумаги без всех этих кризисов мирового характера, которые касаются и нас, не говоря уже о нашем индивидуальном положении без границ с РФ, то может быть, этого бы и не было. Конечно, мы ущемлены. А это должно стабилизироваться помощью. Любое государство кредитуется – это нормальная форма экономического развития.

Как и на что выживает маленькая страна спецкору «Комсомольской правды» рассказал президент Приднестровской Молдавской республики Фото: Алексей БОЯРСКИЙ

Как и на что выживает маленькая страна спецкору «Комсомольской правды» рассказал президент Приднестровской Молдавской республикиФото: Алексей БОЯРСКИЙ

СКОЛЬКО РЕАЛЬНО ЖИВЕТ В РЕСПУБЛИКЕ

- Какая сегодня численность населения Приднестровья?

- 500 тыс. человек.

- А я слышал оценку по данным производства хлебозаводов: население сократилось до 300 тысяч человек – люди уезжают.

- Раньше иностранные шпионы в СССР дислоцировались возле спиртзаводов. Спирт использовался в военной промышленности: по его выработке они судили о гонке вооружений. Здесь примерно такая же схема. Есть статистика: за 9 месяцев текущего года количество вновь прописанных в ПМР 2600, а выписанных - 2072 человека: население прирастает. А зарегистрированных на 3 года в ПМР – 25 тыс. человек. Эти те, кто приехал сюда жить и хотят остаться.

- Кто эти люди?

- Это граждане Молдовы, Украины, России, иных государств. Разных возрастов и профессий. У каждого свои причины. Есть элемент родственных связей. Элемент стабильности: нет войны. Страшно звучит, но в XXI веке многие бегут от войны. Работа, в том числе. Климат. Транзитом через Приднестровье за год следует 1,2-1,3 млн иностранных граждан – это тоже показатель. Граждане, проживающие в российской провинции, в случае кризиса поедут в поисках работы в Москву. А у нас помимо приднестровского у многих граждан и российский, и молдавский, и украинский паспорт. Они могут выбрать страну. Мы отслеживаем эти процессы. Запретить их жесткой рукой нельзя, да и неправильно. Нужно создать условия здесь, чтоб люди наоборот приезжали.

БЕЗ ОБИД

- Кроме обращения в ООН вы какие-то шаги сделали или собираетесь сделать для признания своего государства?

- Если б всё зависело только от нас… Это вопрос большой геополитики. Мы постоянно ведем переговорный процесс формата “5+2 ”: стороны - Приднестровье, Молдова, гаранты – Россия, Украина, посредник – ОБСЕ, наблюдатели – США и весь Евросоюз. Все вовлечены в наши процессы. Обсуждаем не политические вопросы, а касающиеся жизни простых людей: экономические, культурные, гуманитарные. То есть, мы интегрированы в мировое сообщество. Мы не изгои – у нас проживает 500 тыс. человек, и нас должны слышать.

В ПМР живет не более 500 тыс. человек Фото: Алексей БОЯРСКИЙ

В ПМР живет не более 500 тыс. человекФото: Алексей БОЯРСКИЙ

- Вы стремитесь в Россию, а она говорит вам: “Мы вас любим, но считаем вас частью Республики Молдова”. У вас есть обида на Россию?

- На сегодняшний день ни один политик в России мне не сказал, что мы являемся частью Республики Молдова.

- Но если вас Россия не признала независимыми, значит, считает частью Молдовы

- Это лично вы так считаете. Но в России могут считать и по-другому. Понятия «обида» у политика нет. Не все просто и в РФ – ей тяжело. И санкции, и русофобия. Всему своё время. Время придёт.

КРОВЬ ЗА КРОВЬ

- Любые слияния/разделения государств, признание независимости всегда происходило лишь в результате глобальных катаклизмов: войн, революций. Вы тоже ждете такого катаклизма?

- Не жду. Меня уже спрашивали, не обидно ли мне, что Абхазия и Южная Осетия признаны Россией, а ваше государство – нет. Честно, рад их независимости. Но это был катаклизм, пролилась кровь людей (война 2008 года – прим. ред.). А мы надеемся на признание нашей независимости путем гармоничного развития и диалога.

- После национальных конфликтов многие народы не прощают друг другу кровь. Здесь это имеет место?

- Между Молдовой и Приднестровьем не было национального конфликта. Хотя, в принципе, всё начиналось с титульного национализма в Молдове с 1989 года. У нас 50% защитников Приднестровья молдаване по национальности. А на стороне Молдовы воевали, в том числе, и русские, и украинцы. Здесь был конфликт не столько территориальный, сколько между желанием жить в западном или восточном мире. Ведь тогда Молдова выбрала вектор на Румынию - на Запад. А мы – на Восток. Вот столкновение двух векторов, Запада и Востока привели к конфликту. А кто исключает этот конфликт сегодня, когда Молдова всё равно выбирает западный путь развития, а Приднестровье ориентировано на Россию?

ХЛЕБ НАСУЩНЫЙ. И ВИНО

- Как отношения России с Украиной отразились на вашем экспорте – ведь грузы идут через Украину?

- Сегодня Приднестровье экспортирует продукцию в 70 стран. 35% экспорта идёт в Евросоюз, 12% - Украина, 12% - Россия. Остальное в Молдову, США и т.д. Отношения между Россией и Украиной накладывают свой отпечаток. Но и сегодня экспорт в Россию через Украину идёт без проблем.

- В Кишиневе говорят, что качество коньяка КВИНТ сильно упало – закончились старые закладки спиртов.

- Ну, это недобросовестная конкуренция (смеется). Еще 15 лет назад КВИНТ приобретал виноматериалы за пределами Приднестровья - в Молдове. Благодаря приватизации, инвестициям в этот завод около $120 млн, обновилась производственная база. В Приднестровье посадили около 2 тыс. га виноградников вино-коньячных сортов. Реальная выдержка коньячных спиртов КВИНТ не ниже указанной на этикетке. Написано «50 лет» - значит ни годом меньше.

Во многих странах СНГ в лихие 1990-е весь коньячный спирт был продан оптом в бочках. А мы свою сырьевую базу сохранили. И делали новые закладки. КВИНТ отвечает полностью за содержимое, а я как президент могу это подтвердить.

Приднестровье – это показатель, как можно выживать в сложных условиях. Наша текстильная фабрика Тиротекс – предприятие полного цикла, от хлопка до готовой продукции. Почти всё экспортирует в Европу. Инвестиции в него составили порядка $150 млн. Тиротекс остается самым крупным текстильным предприятием в СНГ и одним из крупнейших в Европе. Оборудование там, в основном, японское. Инвестиции и внутренние, и иностранные. Самое важное для инвестора – гарантии сохранения собственности. И мы это готовы предоставить.

- Как вы это гарантируете, если Молдова считает КВИНТ и Тиротекс молдавскими государственными предприятиями?

- Согласно конституции Молдовы и Приднестровья не существует. Так что ж теперь сделаешь? Ничего страшного. Мы в этих условиях уже 27 лет и ничего. Предприятия развиваются, государство идёт в ногу со временем.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Не винная Молдавия: как республика превратилась в мафиозное государство

Мафия и олигархи, цыгане и старообрядцы, «русские» и «румыны». Как живут Молдова и непризнанное Приднестровье, выяснил наш корреспондент Алексей Боярский, не без труда проникший в Молдавию. А заодно взял интервью у двух президентов...

Писатель за коньяком

Мой запрос об интервью с нынешним теневым хозяином Молдовы Владимиром Плахотнюком, переданный по неофициальным каналам, услышали. И визит в страну в некотором роде был согласован. Однако организовавшие контакт молдавские коллеги настоятельно рекомендовали при въезде скрыть, что я журналист. «Наверху не против твоего визита, но у нас такой бардак: какой-нибудь вахтер на границе проявит бдительность, и вынесут, как Асламову (месяц назад нашего спецкора Дарью Асламову грубо не пустили в Молдавию. - Ред.). Разберутся, когда уже успеют депортировать». Поэтому в аэропорту Кишинева на вопрос пограничницы о цели поездки я ответил: «Туризм». Назвал отель, где забронировал номер. На этом ей бы поставить штампик в паспорт и вызвать следующего. Так происходило во всех странах, где я бывал, от Турции до Аргентины (подробности).

Не винная Молдавия: зачем молдаванину румынский паспорт. Часть 2

ГРАЖДАНЕ В КАВЫЧКАХ

В Кишиневе обедаю с местными коллегами. За столом гагауз, молдаванин, болгарин, украинец, русский. Для полного комплекта не хватает только цыгана.

Они не договаривались: такой слоёный пирог типичен для Молдовы. «Молдаван» более 75%. Почему в кавычках? Да потому, что споры считаться молдаванами или румынами, называть свой язык молдавским или румынским, не утихают последние 27 лет. Противоречие даже на уровне двух основополагающих документов: в Декларации независимости государственным языком значится румынский, а в Конституции – молдавский. С 1918 по 1940 годы большая часть территории нынешней Молдавии входила в состав Румынии. И сегодня здесь бок о бок живут те, кто «пережил румынскую оккупацию», и те, кто «пережил советскую оккупацию». Родители председателя Национально-либеральной партии Виталии Павличенко относятся ко вторым. И сама она борется за объединение «двух румынских государств». (подробности)

Не винная Молдавия: Как живет страна и непризнанное Приднестровье

НА ЛЕВОМ БЕРЕГУ

«Если возьмете интервью у президента Приднестровья, высок риск, что в Молдову больше не впустят – в аэропорту поставят в паспорт штамп о депортации и запрет въезда на 5 лет. Пополните список из 4 тыс. персон нон грата, - предупреждали меня сотрудники госаппарата Молдовы. – Пообщайтесь лучше с кем-нибудь из приднестровских экономистов – претензий не будет». Мне нравится бывать в Молдове, но профессиональная гордость взяла верх. (подробности)

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также