Политика

Начальник Генштаба Вооруженных сил России генерал армии Валерий Герасимов: «Мы переломили хребет ударным силам терроризма»

Разгром вооруженных формирований террористов в Сирии стал одним из главных военных итогов уходящего года. И в этом Российская армия, безусловно, сыграла решающую роль
Начальник Генштаба, первый заместитель министра обороны РФ генерал армии Валерий Герасимов

Начальник Генштаба, первый заместитель министра обороны РФ генерал армии Валерий Герасимов

Фото: Министерство обороны РФ

Об этом прежде всего мне и хотелось обстоятельно поговорить с начальником Генштаба – первым заместителем министра обороны РФ генералом армии Валерием Герасимовым.

В начале беседы мне вспомнился анекдот про кортик и часы, рассказанный Президентом России Владимиром Путиным на недавней пресс-конференции. Я сказал Валерию Васильевичу, что такой анекдот наверняка согрел душу каждому военному человеку.

- Как он вам показался, Валерий Васильевич?

Валерий ГЕРАСИМОВ (ВГ):

- Очень актуальный, хороший анекдот. С глубоким смыслом.

Виктор БАРАНЕЦ (ВБ):

- Валерий Васильевич, как осенью 2015 года удалось так быстро и скрытно перебросить в Сирию нашу крупную группировку войск? Я тогда читал в американской прессе, что тамошние генералы чуть ли не в панике были. Они не ждали такой прыти от нашей армии. И даже жаловались, что их разведка поздно...

ВГ: - Операция тщательно планировалась, учтены все вопросы, определены необходимые силы и средства. Имеется ввиду и боевая составляющая, и обеспечивающая. Но опыта проведения переброски войск и сил на такое расстояние, на территорию государства, которое не граничит с нашей страной, у нас практически не было. Был только один пример в 1962 году – операция «Анадырь», когда СССР перебросил войска на Кубу. Тот опыт мы тоже учли. Пригодилась и выучка наших подразделений, полученная при проведении внезапных проверок. В ходе них отрабатывалась переброска на большие расстояния, с использованием всех видов транспорта… авиационного, железнодорожного, морского. Перегруппировка осуществлялась максимально скрытно, без привлечения особого внимания. На аэродроме Хмеймим было сосредоточено 50 единиц авиационной техники…

ВБ: - За какой примерно период? За месяц, за неделю?

ВГ: - Где-то до месяца все это заняло… Больше времени потребовала обеспечивающая составляющая. Пришлось создавать инфраструктуру, систему всестороннего обеспечения, включая материально-техническое.

ВБ: - Почему при планировании операции в Сирии наш Генштаб изначально не предусматривал применение сухопутных подразделений и частей, а главный упор был сделан на авиацию? В чем здесь «фишка» была?

ВГ: - Оценили состояние сухопутных войск вооруженных сил Сирии. Несмотря на то, что они длительное время участвовали в боевых действиях, понесли потери, отдельные части все-таки были способны выполнять задачи. Необходимо было решить вопросы в первую очередь по разведке целей, их огневому поражению, нарушению системы управления противника. Как раз эти задачи и могла решить наша воздушно-космическая составляющая. А непосредственно на сухопутных направлениях боевые действия вели сирийские подразделения с участием наших военных советников. Были там и отряды патриотически настроенных слоев населения.

Поэтому изначально развертывание сухопутной составляющей не предусматривалось.

Другая важная задача – организовать управление всеми войсками и силами, принимающими участие в боевых действиях. Для этого был развернут командный пункт нашей группировки в Хмеймиме и пункты управления на направлениях, где ведутся боевые действия.

ВБ: - А как наш Генштаб учитывал особенности тактики террористов? На что здесь прежде всего обращалось внимание?