2018-02-13T17:26:15+03:00

Реквием по Петровичу

Вышел последний и самый печальный роман Бориса Акунина об Эрасте Фандорине - "Не прощаюсь"
Поделиться:
Комментарии: comments25
Писатель Борис АкунинПисатель Борис АкунинФото: Марина ВОЛОСЕВИЧ
Изменить размер текста:

Разговоры об этом романе шли еще в конце прошлого века. Лев Данилкин, ныне лауреат "Большой книги", а тогда - молодой и восторженный литературный критик, автор одной из первых рецензий на тексты Акунина, рассказал, что роман будет римейком "Адъютанта его превосходительства". Примерно тогда же всплыло и первоначальное название - "Все хорошо». Акунин впоследствии от него отказался, но эти слова - "Все хорошо", "Все правильно" - несколько раз повторяются на последних страницах книги, причем это вовсе не джоан-роулинговское All was well, которым завершается семитомник про Гарри Поттера. Это ближе к словосочетанию "Все хорошо", которое в последние секунды мелькает в голове Ахимаса Вельде в "Смерти Ахиллеса". Или к тому, что мелькает перед гибелью в голове другого акунинского персонажа: "Жизнь закончилась так, как и следовало".

Последний и самый печальный роман Акунина

Последний и самый печальный роман Акунина

Сейчас уже кажется, что последние, откровенно вымученные книги про Фандорина - "Весь мир театр", "Черный город" и особенно "Планета Вода" - были сочинены, потому что автор хотел оттянуть момент сочинения эпитафии. Но с момента выхода "Азазеля" прошло 20 лет, пора и честь знать. Для видений отсрочки смертной тоже нет.

* * *

1918 го, в России произошла революция, а страна «будто тысячу лет только и ждала повода рассыпаться в прах». Но Эраст Петрович все проспал: после выстрела в голову в финале «Черного города» он уже несколько лет пребывает в коме. Верный камердинер Маса перевозит его из клиники в клинику, от традиционных врачей к китайским целителям - пока еще один выстрел и еще одна бандитская пуля не возвращают Фандорина к жизни. Постепенно научившись заново ходить, он осматривает Москву, с трудом узнает ее обитателей и впервые, должно быть, задумывается, что в дивном новом мире места ему нет.

Идет гражданская война, надо выбирать, за красных ты или за белых (это при том, что есть еще «зеленые» и «черные» анархисты) - но для Фандорина это все равно, что война Алой и Белой розы. Кто лучше, Ланкастеры или Йорки - в ситуации, когда внутренний голос подсказывает, что оба хуже? И по какому пути идти? Добрую четверть романа Фандорин плывет по реке, просто по течению, в буквальном смысле слова: «Я намерен попасть на белую т-территорию. Но только затем, чтобы выбраться из страны, которая хочет заменить плохое прошлое на ужасное будущее. Ничего изменить я не могу, а наблюдать за этим процессом не хочу».

Кстати, там действительно есть прямые пересечения с «Адъютантом его превосходительства», хотя трудно понять, кого в 2018 году они обрадуют (молодежь телефильм элементарно не видела, старшее поколение успело подзабыть). Вообще кто-нибудь наверняка сразу скажет, что композиция «Не прощаюсь» разваливается на глазах - но с другой стороны, там разваливается абсолютно все, и Россия, и повстанческие организации, и индивидуальные судьбы, и главный акунинский литературный проект, так что в этом смысле все вполне гармонично.

Второй главный герой книги, помимо Фандорина - Алексей Романов (Октябрьский), персонаж цикла «Смерть на брудершафт» и «Шпионского романа». Такая встреча называется «кроссовер», «Бэтмен против Супермена»; проблема, конечно, в том, что Романов далеко не Супермен, и как бы он ни был мил автору, никак не ровня Фандорину: дым пожиже и труба пониже. Акунин обеспечивает им разговоры и взаимодействие - но никакой захватывающей интриги из этого не получится. С помощью Романова Акунин лишь умножает печаль: хороший парень старается оставаться хорошим, служа большевикам и предавая бывших соратников, и это оборачивается для него только очередными кровавыми душевными травмами, полным онемением сердца и отказом прислушиваться к внутреннему голосу (о чем он страшно пожалеет в «Шпионском романе», в последние минуты жизни).

Каждый раз, когда Романов появляется в книге, это слегка раздражает: зачем он отнимает страницы у Фандорина, которому и так осталось всего ничего? С другой стороны, и делать Фандорину уже практически нечего, кроме как плавно двигаться по направлению к выходу. Хотя нет, осталось еще одно: он должен найти любовь и стать отцом, потому что Акунин давным-давно написал несколько романов о его потомках, а к 1918 году у Фандорина все еще нет детей. Когда любовь - девушка по имени Лиза и по прозвищу Мона - найдется, она станет главным смыслом жизни Эраста Петровича, который решит быть не «благородным мужем», а просто мужем. Если битва за спасение мира проиграна, это, наверное, самый правильный вариант. Других у Акунина в любом случае нет.

ЛЮБИМЫЕ ЖЕНЩИНЫ ФАНДОРИНА

«Трех женщин господин любил очень сильно. И еще трех сильно, но не очень» - говорит Маса в романе «Не прощаюсь». Мы решили назвать шестерых его избранниц по именам и вспомнить детали их биографии.

ТРИ ГЛАВНЫЕ ЛЮБВИ…

Елизавета фон Эверт-Колокольцева («Азазель»). Первая настоящая любовь 20-летнего Фандорина, 17-летняя очаровательная дочь действительного статского советника. В финале Фандорин женится на ней. И практически сразу после церемонии Лиза гибнет от взрыва бомбы, предназначенной для мужа. (Имя Елизавета и впредь будет для Фандорина судьбоносным - Акунин играет с «Бедной Лизой» Карамзина, где героя звали Эрастом).

Мидори (она же куртизанка О-Юми, «Алмазная колесница»). Одна из прекраснейших девушек в Йокогаме, влюбляет в себя Фандорина с помощью древнего искусства обольщения дзедзюцу, потом влюбляется всерьез и по-настоящему. На самом деле она - дочь главы клана ниндзя, и сама прекрасно владеет фантастическими боевыми навыками «крадущихся». Она становится матерью ребенка Фандорина, но тот так и не узнает, что у него есть сын: Мидори заставляет несчастного, без памяти влюбленного в нее русского поверить в то, что она погибла.

Елизавета Лейкина (она же Элиза Альтаирская-Луантэн, она же Клара Лунная, «Весь мир театр»). Актриса, играющая, как назло, в постановке по «Бедной Лизе». Увидев ее, Фандорин совершенно теряет голову - но счастливая поначалу жизнь в гражданском браке оборачивается адом. Вскоре Фандорин задается вопросом: «Как можно было до такой степени ослепнуть, чтобы потерять голову из-за неумной, взбалмошной, ветреной позёрки?!» Она актриса до мозга костей, которая хочет «не предаваться любви, а влюблять» в себя мужчин.

…И ТРИ ЛЮБВИ НЕ СТОЛЬ СТРАСТНЫЕ

Эсфирь Литвинова («Статский советник»). Передовая, прогрессивная девушка, «нигилистка», ненавидящая «сатрапов и опричников», но делающая исключение для «невозможно красивого брюнета».

Ангелина Крашенинникова («Нефритовые четки», «Декоратор», «Парус одинокий»). «Настоящая русская красавица»: «лицо чистое, белое, ясные глаза смотрят внимательно, лучисто»… Фандорин познакомился с нею, расследуя дело о «скарпее Баскаковых» (крупном полозе, с помощью которого злодей стращал и убивал людей в Пахринском уезде). Жертвой змеи стал и отец Гели. После этого несчастной сироте совершенно некуда было пойти, и Эраст Петрович принял в ней участие, перевез к себе в Москву, а потом влюбился. Они жили как муж и жена, но от официального брака Ангелина отказалась, а вместо этого ушла в монастырь («она была еще и религиозна, и своего Бога любила больше, чем Фандорина»). Спустя много лет, когда она стала игуменьей, ее зверски убили, что заставило Фандорина, сломя голову и задыхаясь от воспоминаний, мчаться из Парижа в глухую приуральскую губернию расследовать дело.

Ксения Георгиевна Романова («Коронация»). Фандорин расследует дело о похищении четырехлетнего сына великого князя Георгия Александровича. И влюбляется в его старшую сестру, великую княжну, совсем еще юную и неопытную. «Я никогда не чувствовала себя такой несчастной и такой счастливой. Я чудовище, да?» - задается вопросом барышня, впервые вступившая в любовную связь. Которая, конечно же, с самого начала обречена.

…И ЕЩЕ ОДИН РОМАН

Не все дамы, влюбившиеся в Фандорина, нашли с ним пусть короткое, но счастье. Например, героиня второго романа о приключениях Эраста Петровича - Варвара Суворова - в 1877 году быстро с ним разлучается. А ее дочь Лиза - одна из героинь романа «Не прощаюсь» - в 1919-м встречает уже постаревшего Фандорина и вспоминает слова, которые говорила мать: «Это нормально – любить двух мужчин: одного, с кем живешь и старишься, и другого, с которым ты вечно молодая. В нас, женщинах, две природы. Одной нужен такой мужчина, как твой папа, другой – такой, как мой Эраст Фандорин. Но Фандориных больше не водится. Они все остались в прошлом веке…»

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также