Экономика

От «Бурана» до «Авито»: почему оборонное предприятие продается на онлайн-барахолке

Тушинский машиностроительный создавал космические корабли и самолеты, а сейчас ищет хозяина по объявлению в интернете
«Буран» (сверху) перевозился как член Политбюро - на персональном самолете.

«Буран» (сверху) перевозился как член Политбюро - на персональном самолете.

Фото: Анатолий ЖДАНОВ

… Это объявление, выставленное на сайте Avito, я перечитал несколько раз и не верил глазам. На интернет-барахолке посреди б/у колясок, телевизоров и поношенной одежды продавался… завод! И не абы какой, а Тушинский машиностроительный - тот самый, что еще 30 лет назад производил легендарный космический корабль-челнок «Буран»! За все имущество в прошлом гигантского предприятия вместе с землей под ним просят 10,3 млрд рублей.

Первый самолет — за 4 месяца!

- … А ведь мы их еще застали — самые первые цеха нашей «тушки», - вместе с ветеранами завода, Василичем и Андреичем, мы идем по территории Тушинского машиностроительного завода (ТМЗ).

Когда-то предприятие было секретным - провожатые по старой привычке просят не называть их фамилии. Они рассказывают о былом величии завода, глаза их горят.

А история и впрямь героическая. Вторая Сталинская пятилетка. Январь 1932 года. Совмин СССР принимает решение о создании завода №82. И уже через несколько дней здесь, среди заболоченного леса, появляются комсомольцы. Страна в жесткой технологической и финансовой изоляции со стороны США и Европы - нынешние санкции у того поколения вызовут лишь улыбку. А они начинают строить завод. Сегодня в это трудно поверить, но уже в мае 1932 года в воздух поднимается первый произведенный ими самолет - «Сталь-2». Всего через четыре месяца после закладки! Через пару лет он полетит в Париж на международную выставку, и восхищенные французские журналисты назовут его «русским чудом»!

- Вот тут были цеха, откуда прямо на войну отправлялись истребители Як-7 и Як-9, - продолжают экскурсию ветераны.

- Его не эвакуировали разве в 1941-м?

- Да, в Омск, но в 1942-м вернули обратно.

Какое-то время после войны ТМЗ делает троллейбусы и трамваи, но уже к середине 50-х возвращается к своей главной миссии — делать самолеты. Все самые передовые советские технологии и лучшие умы того времени создают технику, от которой Запад, не имея ничего подобного, будет лишь вздрагивать.

На территории завода распродаются остатки собственности.

На территории завода распродаются остатки собственности.

Фото: Алексей ОВЧИННИКОВ

«Хороший был год...»

- А ты нашу «сотку», он же Т-4, видел? - останавливаются мои экскурсоводы возле одного из корпусов. - Да ты что?! Этот аппарат в музее ВВС в Монино стоит. Много сегодня знаешь самолетов, которые способны летать со скоростью 3,5 тыс. км/ч на высоте 25 км? А мы такой вот здесь делали! И в 1972-м этот сверхзвуковой ракетоносец конструктора Павла Сухого взлетел! На такой скорости традиционный алюминий не выдерживал - фюзеляж сделали из титана. Но проект был страшно дорогой и его закрыли.

Они замолкают и с тоской смотрят на корпус, из которого смуглые люди таскают какие-то коробки. Трудолюбивых мигрантов здесь достаточно много, некоторые из них и живут прямо на территории.

- Хороший был год, у меня сын тогда первый родился, старые бараки вокруг завода посносили и целый квартал заводских домов построили, - вспоминает Василич. - Профком сразу двухкомнатную квартиру выдал, без очереди! Знаешь, как нам завидовали!

За громадиной корпусов торчит самая настоящая ракета: «25 лет на охране московского неба», читаю табличку.

Табличка возле этой ракеты повествует: «25 лет на охране московского неба».

Табличка возле этой ракеты повествует: «25 лет на охране московского неба».

Фото: Алексей ОВЧИННИКОВ

- Да, первую в мире зенитную управляемую ракету тоже делали здесь! - с нескрываемой гордостью кивают они. - А потом были и МиГ-21, и МиГ-23, ракеты-мишени для ПВО, и первые три Су-27 мы собирали!

Пока лотом на интернет-барахолке (на фото) заинтересовались только журналисты - уникальное предприятие никому не нужно.

Пока лотом на интернет-барахолке (на фото) заинтересовались только журналисты - уникальное предприятие никому не нужно.

Взахлеб жили!

Они тащат меня дальше, по разбитому асфальту, мимо бесконечных объявлений о продаже/сдаче в аренду дряхлых корпусов и цехов.

- Посмотри налево, - старики раззадориваются. - В этом цеху промывали баки от ракетного топлива - гептила. Потом там таджики икорное масло делали и саму икру фасовали. Посмотри направо - цех №28, здесь те самые ракеты для ПВО собирали, сожгли его несколько лет назад… Там — заводской ДК, каких только артистов у нас не было! Вон то здание — бывшее ПТУ, где готовили кадры. Все было свое, даже профилакторий, санаторий и пионерлагеря. Взахлеб жили!.. А это автомобили одного бизнесмена, который мечтал такси-кэбы, как в Лондоне, делать. Прогорел, не смог расплатиться за аренду. А это.

Автомобили - остатки неудачного бизнес-проекта.

Автомобили - остатки неудачного бизнес-проекта.

Фото: Алексей ОВЧИННИКОВ

Мы доходим до здоровенной асфальтобетонной поляны и останавливаемся. Андреич объявляет минуту молчания: на этом месте был огромный ангар, где и собирали тот самый «Буран». Несколько лет назад сгорел.

Один из уцелевших ангаров.

Один из уцелевших ангаров.

Фото: Алексей ОВЧИННИКОВ

«До нас такого никто не делал!»

То была золотая страница Тушинского машиностроительного. Космический корабль многоразового использования «Буран» собрал в себе все технические новинки того периода и создавался в пику уже построенному в США «Спейс-Шаттлу». При этом, в отличие от американского собрата, «Буран» мог совершать посадку в полностью автоматическом режиме, без космонавтов! Что, ко всеобщему ликованию советского народа, и произошло 15 ноября 1988 года.

- Мы под впечатлением были, - вспоминает тот полет бывший слесарь-сборщик летательных аппаратов Виктор Лаврентьев. - Никто же до нас этого не делал! А заработки тогда — закачаешься! Сколько там простой советский инженер получал, 220 рэ? У меня 900 выходило! Еще на Байконур в командировку на три месяца отправляли на полное обеспечение, следить за монтажом «Бурана». Возвращаешься — пол-«жигуля» в кармане! Наша бригада плиткой жаропрочной «Буран» отделывала, чтобы он в плотных слоях атмосферы не сгорел. Она такая… Да лучше покажу!

К моему удивлению, он достает два черных кирпичика. Изумляюсь еще больше, когда беру их в руки — они легче пенопласта!

- Сверхтонкое кварцевое волокно! - Со знанием дела говорит Лаврентьев. - Выдерживает 1300 градусов! Говорят, страшно дорогая разработка была.

На тыльной стороне цифры: «102».

- А, значит, это плитки от второго «Бурана», который готовился к полету, но так и не полетел.

- А у вас-то они откуда?

- Так, взял когда-то…

А потом «Буран» вдруг оказался не нужен. Уже в 1990-м все работы по проекту остановились, а еще через пару лет программу и вовсе закрыли. Вдобавок, завод остался без основных заказов — со стороны Минобороны. Большая страна распадалась, армия выживала, как могла, где уж тут про конструкторов и научно-техническую мысль думать.

Сегодня оставшиеся космические челноки скорее похожи на рухлядь. Фото: Ralph Mirebs/Exclusivepix Media

Сегодня оставшиеся космические челноки скорее похожи на рухлядь. Фото: Ralph Mirebs/Exclusivepix Media

Завод-солдат

Бывшие рабочие и инженеры ТМЗ сочетание Ельцин-Чубайс произносят лишь через зубы, и только с непечатными словами. Оставшись без военных заказов, - без той самой крови, питавшей весь стальной организм Тушмаша, - завод потихоньку стал терять людей. Инженеры уходили кто кооператоры, кто в шиномонтажники. Оставшиеся же на ТМЗ потихоньку впадали в депрессию: их в буквальном смысле опустили с небес на землю. В воздухе витало модное слово «конверсия», и теперь они вместо мечтаний о далеких планетах занимались скучным производством медицинских шприцов, ковриков для авто, штамповкой кастрюль.

- Неприятности у ТМЗ, как и всех заводов страны, начались после кавалерийского наскока Чубайса, который сказал, что каждый проданный завод — это гвоздь в крышку гроба коммунизма, - скажет мне позже военный эксперт Михаил Тимошенко. - И, мол, неважно, за какую цену. После этого от 30 тыс. заводов осталось около 6 тыс. К руководству отраслью пришли люди, которые плохо соображали, что нужно стране. Многое пошло в печку. Помню, доигрались до того, что масляные насосы для танков делало частное предприятие в Тульской области — не смогли найти, кто их сделает.

- Многие рыдали от обиды: спецы высшего профиля, а они такой ерундой занимаются, - признается Василич. - Это как взять сегодня Илона Маска, да на картошку отправить. Как они наверху не понимали, что ТМЗ — это завод-солдат, а его на рынок вытолкнули, китайскими труселями торговать.

Время «эффективных менеджеров»

Из 20 тыс. человек, которые трудились здесь в лучшие времена, к середине 90-х оставалось 8 тыс. А тут и приватизация. Большинство акций отошло к государству. Москва (а на тот момент она и была главным акционером) пыталась спасти завод, загрузив его заказами. Была даже разработана целая программа, по которой цеха перепрофилировались под производство трамваев, автобусов, троллейбусов, трамвайных переездов, медтехники и переработку шин. Каждый год ТМЗ выдавал столице от 130 до 810 новеньких автобусов.

Наступало другое время - время «эффективных менеджеров», для которых прагматизм был куда дороже покорения космоса.

- В те годы вдруг случаются пять ли шесть пожаров, - говорит глава Московской организации профсоюза трудящихся авиапромышленности Сергей Чугунков. - Не хочу сказать, что поджоги, но очень похоже. Горел архив с документацией, очень дорогой испытательный стенд. Один пожар случился в день, когда замминистра промышленности проводил совещание. Только он уехал, как цех с климатической камерой вдруг вспыхнул со всех сторон одновременно. После таких пожаров, обычно, снимается секретность и остаются голые стены, которые только продавать.

Остались лишь старые ангары и корпуса

Остались лишь старые ангары и корпуса

Фото: Алексей ОВЧИННИКОВ

- То один, то другой цех вдруг становился частным или сдавался в аренду, - вспоминают Андреич с Василичем. - Нам объясняли: столько не нужно – избавляемся от бремени для пользы дела. А потом: три уволенных подряд гендиректора, массовые увольнения работяг, невыплаты зарплат, куда-то исчезнувшее оборудование и разворованные цеха, пропавшие уставные документы, бухгалтерские печати, митинги у проходной, уголовные дела, которые не были доведены до суда. А, как-то при одном гендире выяснилось: прежний начальник, поставленный еще при Лужкове, исправно перегонял деньги за потребленные электричество и тепло, но куда-то не туда, в какие-то левые фирмы - в итоге долг образовался.

Космическую изоляцию с «Бурана» Виктор Лаврентьев хранит как сувенир.

Космическую изоляцию с «Бурана» Виктор Лаврентьев хранит как сувенир.

Фото: Алексей ОВЧИННИКОВ

Банкрот

И долг огромный. Только одному своему тогдашнему акционеру, Банку Москвы, ТМЗ задолжал 6,5 млрд руб. Банк обратился в суд о признании задолженности. Потом еще несколько исков от каких-то странных организаций. Арест имущества и, как следствие, невозможность закупить тот же металл для изготовления мини-ГЭС, которые не прочь были приобрести сразу несколько стран. Получилась ситуация, при которой завод физически не мог отработать долг. Примечательно, что годом ранее бывший президент Банка Москвы Андрей Бородин был объявлен в международный розыск, его обвиняли в хищении миллиардов из бюджета города. Но тот растворился где-то за Темзой, где получил политическое убежище.

Как уверяют эксперты, все попытки властей Москвы спасти завод, были напрасны — к тому времени из него было высосано все, что можно, остались лишь старые ангары и корпуса. Дешевле было построить новый. И Москва продала свою долю.

Основным владельцем стала группа компаний с романтическим названием «Букет». Именно при ней летом 2013 года ОАО «ТМЗ» признается банкротом.

Январь 1932 года. Совмин СССР принимает решение о создании завода №82

Январь 1932 года. Совмин СССР принимает решение о создании завода №82

Фото: Алексей ОВЧИННИКОВ

Что дальше?

- Сначала говорили, будто на этом месте построят жилищный комплекс, - рассказывает Сергей Чугунков. - Но ничего не получилось. Сейчас хозяйство реализуется конкурсным управляющим. Часть территорий ТМЗ уже давно были проданы и у них другие собственники: как строить жилье посреди ангаров и цехов?

- Основа конкурсного производства: продажа имущества, увольнение персонала и распределение денег между кредиторами, - рассказал «Комсомолке» конкурсный управляющий ОАО «ТМЗ» Вячеслав Чулисов. - На момент открытия конкурсного производства на предприятии трудились 822 человека, на сегодняшний день продолжают трудиться 118 человек. Это, прежде всего, сотрудники инженерно-технической службы, которые занимаются обслуживанием сетей и административный персонал. А в целом на площадке функционирует множество предприятий, на которых работает несколько тысяч человек.

При этом Вячеслав Чулисов отметил, что дальнейшую судьбу ТМЗ будет определять новый собственник.

… - Понятно, что никакого завода здесь больше не будет, - вместе с Василичем и Андреичем мы покидаем ТМЗ. - За другое обидно. То поколение стремилось в небо, понимаешь? Тогда грезили небом, сейчас — деньгами, а потому многие нынешние родились уже без крыльев. А какие мечты — такая и реальность… М