2018-12-05T12:34:05+03:00

Андреас Похлодек: Пришлось отрезать ноги бабушке, чтобы спасти

Австрийский бизнесмен (ныне сенатор) 30 лет назад помчался в Армению, которую накрыло страшное землетрясение, а вернувшись на родину, узнал, что он - «русский шпион»…
Kатастрофа оставила без крыши над головой более полумиллиона граждан, пострадало почти 40 процентов территории республикиKатастрофа оставила без крыши над головой более полумиллиона граждан, пострадало почти 40 процентов территории республикиФото: EAST NEWS
Изменить размер текста:

Землетрясение в Армении 7 декабря 1988 года погубило более 25 тысяч человек, около 20 тысяч стали инвалидами, катастрофа оставила без крыши над головой более полумиллиона жителей города Спитак и Ленинаканского округа. Помощь республике приходила со всего СССР, а также из сотен иностранных государств. Одним из добровольцев, участвовавших в ликвидации последствий трагедии был автрийский бизнесмен Андреас Похлодек.

КГБ НА БОРТУ

- Ну и зачем вам сдалась эта далекая Армения ?

- В начале декабре 1988 года я увидел репортаж по ТВ о страшном землятресение на Кавказе. Я сразу дал объявление на радио. : Ищу добровольцев-спасателей и строительную технику для вылета в СССР. Надо спасать тех, кто еще мог остаться в живых.

- И дали свой домашний телефон?

- Ну да. За день позвонило, наверное, тысячу, человек. А техники пригнали столько, что она заняла целую площадь.

- Вы обратились за помощью в советское посольство в Вене?

- Я пришел туда, чтобы они помогли мне, людям и технике побыстрее оказаться в Армении. В посольстве очень удивились.

- Вас приняли за шпиона?

- Ну мне так и сказали! А я их прижал: «Вы хотите, чтобы ваши дети гибли, пока техника, которая может их спасти, стоит здесь, в Австрии?» И пригрозил, что обращусь в Красный Крест — и они смогут доставить меня быстрее, чем русские.

- Напугали?

- Ночью у меня раздался звонок. Мне сказали: у нас есть час, чтобы загрузиться в русские Ил-76, которые прибыли в Вену, чтобы тут же вылететь в Ереван. Я всем позвонил - и мы помчались в аэропорт. Советскую визу поставил сотрудник посольства, скорее всего, офицер КГБ, который поднялся прямо на борт нашего самолета с печатью. А летчики хотели лететь сразу в Ленинакан, где были большие разрушения. Но там только что упал самолет из Югославии. И власти на месте хотели запретить посадку для других иностранных самолетов.

- Как встретил Ереван?

- Нам предложили ехать на наших автокранах своим ходом. Я возмутился. Сказал, что пока мы будем ехать, там будут умирать люди. Летчики согласились лететь в Ленинакан. Вылет разрешили.

- Вы не опоздали к разгару спасательной операции?

- Накануне прилетели спасатели из Израиля, Чехии, Шотландии, даже из США. Все были великолепно экипированы. Но при этом ни у кого не оказалось нужной строительной техники. Не было таких кранов, которые привезли мы, чтобы поднимать бетонные плиты. Под которыми лежали живые и мертвые.

Более сотни стран оказали помощь СССР — с призывом об этом обратился к мировому сообществу генсек Михаил Горбачев Фото: EAST NEWS

Более сотни стран оказали помощь СССР — с призывом об этом обратился к мировому сообществу генсек Михаил ГорбачевФото: EAST NEWS

МЕСТНЫЕ РУГАЛИ РУССКИХ

- Города были разрушены — где вы поселились?

- Мы приехали в Ленинакан, поставили летнюю палатку, было очень холодно. Грелись, разжигая костер из обломков дерева, которые находили на развалинах. Когда наша колонна из двух кранов и нескольких машин шла из аэропорта Ленинакана в разрушенный город, перед нами несколько раз на дорогу выходили местные жители. Требовали остановиться - помочь им разобрать завалы, под которыми лежали их дети, жены, родители.

- В Армению прибыли не только гражданские спасатели со всего Союза и из Европы— были и армейские подразделения?

- В Ленинакане мы попытались найти австрийских военных. Они разбили лагерь на стадионе за школой. Палатки у них были утепленные. Меня пропустил австрийский солдат, а офицер, который был старшим группы, когда я вошел, скомандовал мне: «Смирно!». Я не был солдатом, и сказал ему: «Лизни у меня!». В общем, контакт не заладился. Этот офицер не мог мне поверить, что мы смогли притащить сюда, в зону катастрофы, из Австрии строительную технику. Сами-то они прилетели без инструментов, только со своими армейскими палатками и рюкзаками Я предложил ему выйти из теплой палатки и посмотреть на наши строительные краны. Он обалдел...

- С кем работали на руинах?

- В основном с профессиональными спасательными группами, которым требовалась наша помощь — из Израиля, из европейских стран. Кто просил наши краны — к тем мы и отправлялись. Но мы работали только там, где могли быть живые.

- Сколько людей вы спасли?

- С помощью наших кранов откопали то ли 40, то ли 50 живых. До сих пор помню постоянный холод. Но никаких печек, продуктов или бензина на месте нам никто не выдал — у местных у самих не было почти никаких продуктов, а нам хватило того бензина, который мы привезли с собой. И те шесть дней, которые мы были в Ленинакане, мы ни разу не мылись. Вода, которую мы нашли и пили, была очень плохая.

- Вы работали и по ночам?

- На второй или третий день русские ввели комендантский час и запрет на ночные работы . При этом армяне требовали работать днем и ночью, чтобы спасти своих родных. Они говорили, что русские им не указ. Не хотели принимать их помощь, говорили про советскую оккупацию. В комендатуре нам объяснили, что участились случаи мародерства, нападения на людей, и из соображений нашей же безопасности после наступления комендантского часа лучше не работать на развалинах.

Города были почти полностью разрушены Фото: EAST NEWS

Города были почти полностью разрушеныФото: EAST NEWS

МИНИСТР И ЗАСРАНЦЫ

- Вы не послушались?

- Люди в моей группе требовали, чтобы мы работали и ночью, пока есть шанс найти живых. Мне нужно было получить разрешение от русского коменданта. Я пошел к нашему старшему австрийскому офицеру, чтобы он помог мне встретиться с русским комендантом. Наш офицер выдал мне солдата-сопровождающего и объяснил как найти коменданта и как с ним вести разговор.

- И вы так спокойно попали к советскому коменданту?

- Мы пришли в русский военный лагерь, нас пропустили без проблем ( я был с нашей девушкой-переводчиком). Я попробовал объяснить русским солдатам и офицерам в их казарме-палатке что нам нужна встреча с комендантом для получения разрешения. Но мне показалось, что русским солдатам было все равно.Казалось, что они не спешили нам помочь.

Но тут что-то резко изменилось. Кто-то что-то крикнул, все посыпались на улицу, а нас буквально взяли под руки, арестовали. Мой сопровождающий от страха обосрался. Буквально. Наверное, решил, что нас сейчас расстреляют, Оказалось, что приехал министр обороны Советского Союза.

- Сложно сейчас это представить...

- Не помню, как я смог тогда к нему прорваться, и он увидел, что какой-то иностранец что-то хочет у него спросить. Он спросил, что в российском лагере делают иностранцы. Я объяснил, что мы спасатели, у нас есть автокраны, и нам нужно разрешение на ночные работы, но я не могу попасть к русскому коменданту. Министр обороны посмотрел на меня пристально, и отдал распоряжение офицерам, чтобы «вот этим австрийцам разрешили работать ночью!».

- И после этого вы несколько суток работали днем и ночью?

- Да. О мародерах мы много слышали, но ни разу с ними не сталкивались. Мы сталкивались с людьми, которые требовали раскопать руины, но мы не соглашались, если спасатели-профессионалы не говорили нам, что тут могут быть живые.

Землетрясение в Армении 7 декабря 1988 года погубило более 25 тысяч человек, около 20 тысяч стали инвалидами Фото: EAST NEWS

Землетрясение в Армении 7 декабря 1988 года погубило более 25 тысяч человек, около 20 тысяч стали инвалидамиФото: EAST NEWS

БЕССОННЫЙ ГЕНЕРАЛ

- Вы проработали там неделю?

- Да. В какой-то день начальник аэропорта, где мы приземлились, сказал мне: «Андреас, вам нужно срочно улетать. Живых не осталось, все иностранные спасатели сейчас ринутся в аэропорт, чтобы покинуть страну. Вам с вашей техникой тяжело придется. Улетать надо сегодня же ночью - потом будет очень сложно».

Я сказал об этом своей группе. Все были против, хотели продолжать работать. Но я объяснил, что если мы не улетим сейчас, можем застрять надолго, а живых уже все-равно не спасем.

- Улетели в ту же ночь?

- Выехали в аэропорт, погрузились и улетели в Шереметьево. Там нас встретил русский генерал, который сказал, что нас тут же пересадят на гражданский самолет, и мы вылетим в Вену. А технику отправят потом. Он сказал мне: «Я даю вам слово русского офицера!»

Но я ему сказал: «Мы не полетим без кранов. Люди доверили ее мне под мое честное слово». Генерал был уставший и злой. Он сказал, что не спит пятые сутки. Я встал перед ним на колени. И сказал: «Мы неделю спасали ваших детей и женщин в Армении. И вы хотите , чтобы мы обманули людей в Австрии, которые нам поверили и дали нам дорогую технику для их спасения?»

Генерал долго смотрел на меня и на моих людей Мы были грязные, вонючие, чертовски уставшие. Он повел нас в ВИП-зал Шереметьево, приказал дать нам вина и каких-то деликатесов. Мы ели, пили, потом нас проводили к самолету. Техника вылетела вслед за нами.

- В Австрии вас встретили как героев?

- После возвращения в Австрию пару лет наши австрийские спецслужбы регулярно проверяли меня. Они не могли поверить, что какой-то «простой бизнесмен» из их страны смог организовать такую спасательную экспедицию, и на русских самолетах сначала улетел с людьми и техникой на Кавказ, а потом смог с ними вернуться через Москву в Австрию.

- Что вы вспоминаете из той спасательной экспедиции?

- Самое страшное впечатление из той поездки - тяжело раненные дети, которых мы вытаскивали, но которых не успели спасти врачи. А еще центральная площадь Ленинакана. Там стояли ряды гробов — сотни гробов.

В нашей группе была женщина-врач. Но она не могла оказывать медицинскую помощь вот в таких случаях: мы подняли плиту и наши там бабушку, справа и слева от нее лежали мертвые внуки. Чтобы вытащить бабушку, надо было отрезать ей ноги. Наши врач не могла это сделать. Это мог сделать военный австрийский врач. Он делал такие операции. И он отрезал ей ноги, чтобы ее вытащить.

Как такое можно забыть?

НАШЕ ДОСЬЕ

Землетрясение в Армении 7 декабря 1988 года погубило более 25 тысяч человек, около 20 тысяч стали инвалидами, катастрофа оставила без крыши над головой более полумиллиона граждан, пострадало почти 40 процентов территории республики. Более сотни стран оказали помощь СССР — с призывом об этом обратился к мировому сообществу генсек Михаил Горбачев. Около 45 тысяч строителей со всего СССР восстанавливали республику.

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также