2019-02-28T14:43:52+03:00

Михаил Дзюдзе: Царь-балалайка - инструмент не только патриотический, но и эротический

Единственный в мире исполнитель на гигантской балалайке о возбуждающих частотах, о том, как обижают русский инструмент во французском аэропорту и о девочке, которой не докладывали пельмени
Поделиться:
Комментарии: comments2
Музыкант Михаил Дзюдзе. Фото предоставлено пресс-службойМузыкант Михаил Дзюдзе. Фото предоставлено пресс-службой
Изменить размер текста:

На днях в Сочи завершился Зимний фестиваль искусств, который здесь уже по привычке называют «Зимним Башметом». Одним из самых ярких событий фестиваля стало выступление балалаечника Михаила Дзюдзе. Вообще-то сольным исполнением на балалайке мало кого удивишь, но случай Михаила - особенный. Он выступает с балалайкой-Гулливером, огромным и редким инструментом, который просто поднять и удержать - не каждому под силу.

Инструмент Михаила Дзюдзе называется Царь-Балалайка или контрабас-балалайка.

В знаменитом романе «Контрабас» Патрик Зюскинд писал, что контрабас - это трагичный инструмент, владелец которого обречен на незаметное прозябание в оркестре и в жизни.

Но русский музыкант с Зюскиндом категорически не согласен. Ведь впервые за историю существования царь-балалайки свой инструмент Михаил сделал солирующим.

С музыкантом поговорила обозреватель «КП».

Михаил, сколько весит самая большая балалайка в мире?

Тридцать один килограмм, вместе с чехлом. У меня не только инструмент особенный, но и футляр особенный, он существует в единственном экземпляре и его сделали ученые, которые занимаются космическими пластиками. Из этого материала делают самолеты: он прочный и легкий.

Михаил выступает с балалайкой-Гулливером. Фото предоставлено пресс-службой

Михаил выступает с балалайкой-Гулливером. Фото предоставлено пресс-службой

Вы произвели такое впечатление на сочинцев, что все только о вас и говорят. Что должно произойти с человеком, чтобы он в качестве инструмента на всю свою жизнь выбрал контрабас-балалайку?

Надо армии родной спасибо сказать. Вообще-то, я контрабасист, закончил консерваторию, но потом меня призвали в армию. А там в ансамбле народных инструментов дали в руки контрабас-балалайку. Хочешь не хочешь, а пришлось освоить. Но я не жалею абсолютно.

- Вас знают, как участника знаменитого «Терем-квартета» исполнителей на народных инструментах, гремевшего в девяностые. Но теперь вы выступаете один, сольно. Почему?

- Просто нашей счастливой жизни наступил конец. Я тридцать лет играл в «Терем-квартете», это было сообщество единомышленников, мы стремились изменить мир и музыку… Сколько было сыграно и пережито - не сосчитать. А потом все кончилось. Я ушел по худшему сценарию, сложно, болезненно, неприятно… Мне было 55 лет и казалось, что мир рухнул. От чего-то плохого меня тогда спасли цветы: я ушел в живопись, писал натюрморты. Так постепенно успокоился и подумал: Миша, у тебя такой опыт, такая жизнь, у тебя имя есть. И пришла безумная мысль, а почему бы не попробовать выступать сольно? И пошло.

- Очень неожиданно слышать контрабас-балалайку в качестве сольного инструмента...

Для того чтобы инструмент назвали сольным, у него должен быть репертуар. Понятно, что у контрабас-балалайки сначала такого репертуара не было. Приходилось с коленки делать какие-то преложения. Таривердиева играл, «Пинк Флойд», «Розовую пантеру», музыку из «Джеймса Бонда» и всякие другие шлягеры. А потом цепочка случайностей вывела на композиторов. Композиторы увидели, что появился новый инструмент, с новым звуком, им стало интересно: они ведь могут стать первыми композиторами, которые писали для контрабас-балалайки. Наш знаменитый Евгений Петров написал для моего инструмента фильм-концерт, я считаю - одно из лучших произведений.

"Для того чтобы инструмент назвали сольным, у него должен быть репертуар. Понятно, что у контрабас-балалайки сначала такого репертуара не было". Фото предоставлено пресс-службой

"Для того чтобы инструмент назвали сольным, у него должен быть репертуар. Понятно, что у контрабас-балалайки сначала такого репертуара не было". Фото предоставлено пресс-службой

- Ну то есть, как Башмет вывел альт из второстепенных в солирующие инструменты, так вы свой инструмент из третьестепенных выводите.

- Абсолютно похоже. Может быть, Юрий Абрамович помогает нам в нашей истории с контрабас-балалайкой, потому что видит вариант своей истории с альтом. Он современный человек, не боится современной музыки, не боится экспериментировать. Башмет и с композиторами очень помог: берет за грудки: а ну-ка, мил-человек, напиши нам для контрабас-балалайки. Вчера, например, на концерте была премьера нового произведения композитора Воронова, так Воронов уже тоже пообещал написать.

Сейчас мы работаем над потрясающей программой с Артемом Чирковым, это выдающийся контрабасист, входит в квартет лучших контрабасистов, они «Грэмми» взяли. Русский народный инструмент в сочетании с классическим - звучат необыкновенно. Мне кажется, мы двигаем историю вперед.

Михаил Дзюдзе и Артем Чирков. Фото предоставлено пресс-службой

Михаил Дзюдзе и Артем Чирков. Фото предоставлено пресс-службой

- Я видела, как играют музыканты на контрабас-балалайке. Они настраивают ее как обычный контрабас, только с тремя струнами, и играют щепкой…

- Это вообще проблема. Как оказалось, у нас ни школы игры, ни методики нет. Люди играют, кто во что горазд. Вот сейчас в Сочи веду творческую школу для музыкантов, диву даюсь. Ребята играют через пень-колоду. Поэтому передо мной задача стоит - написать школу игры на контрабас-балалайке.

- Кто страдиварил ваш инструмент?

- Мой инструмент делал наш балалаечный «Страдивари» Иосиф Галинис. Вообще, надо сказать, что на Руси два основных мастера - Налимов и Галинис. Это два корифея, они делали очень хорошие инструменты. Мой инструмент старый, он пережил блокаду, хотя в Ленинграде после блокады мало что осталось. Галинис и сам умер в блокаду от голода и холода, причем, он сохранил свои инструменты, не жёг их, чтобы согреться...

Нашел я контрабас случайно: узнал, что у сокурсника по консерватории есть инструмент. «Продай», - говорю. Он: «Да нет, да не буду». К счастью, удалось дожать парня через профессора. Балалайка у него на шкафу хранилась, в нормальном состоянии, я за серьезные деньги забрал, между прочим, 300 рублей заплатил. С тех пор играю на ней, мы сроднились даже, как я говорю, кровь от крови, плоть от плоти.

- А чем играете? Неужели пальцами?

- Нет, нет, я сделал специальный медиатор. Большой, треугольный, из трех кусков подметочной кожи, склеенных вместе.

- Как вы летели в Сочи? Инструмент же широкий, наверное, два сиденья занимает.

- Ох. Это огромная проблема. Классическим музыкантам легче, их контрабасы можно поставить на соседнее кресло, они нормально влезают. А мне приходится сдавать в багаж. Не будешь же три места покупать.

- А вы видели, как грузят вещи? Швыряют же.

- В том-то и дело что швыряют, всякий раз сжимается сердце, когда получаю багаж. Поэтому я и заказал специальный ударопрочный корпус. Кстати, в наших аэропортах ещё нормально обращаются с багажом, а вот в западных - просто ужасно. Самый бардачный в этом отношении - аэропорт Шарль де Голль, там постоянно ЧП: то головку балалайки сломают, то футляр проломят. Помню, мы летели в Италию, в горах был фестиваль, все радостные, веселые, а мне не до веселья абсолютно. Плакать хотелось, а не играть. В этом «Шарле де Голле» будто ломом каким или кайлом проломили корпус балалайки. И чехол не спас. Ну что делать, кое-как залепил скотчем дыру, отыграл концерт, а потом понес балалайку мастеру.

Многие компании вообще никак инструмент не берут. Вот летели в Шри-Ланку, они ни под каким соусом не принимают. Пришлось оставить в аэропорту в офисе. А когда прилетели в Шри-Ланку, там удалось найти два полуживых симфонических контрабаса. Я из них собрал один и - вот что значит профессия - сыграл всю программу на симфоническом контрабасе. Правда, струну четвертую снял, чтобы не мешала.

- Мы тут с одной женщиной общались на фестивале, она говорит: о, контрабас-балалайка - это так эротично. Можете объяснить, что эротичного в вашем инструменте?

- Я не знаю, я не женщина. Но вообще, скажу по секрету, женщины правда западают на басистов чаще, чем на других музыкантов. Проводились исследования, не мной проводились, а вообще, что басовые низкие частоты возбуждают женщин.

- Много поклонниц у вас?

- Ну я не считал (скромничает), но замечал, что в зале больше женщин. Наверное, тут все сложилось - и брутальность внешняя и низкие частоты и размеры инструмента и мой лысый череп. Все навевает эротические фантазии. А еще немаловажно, что я играю стоя.

- Кстати, критики на на фестивале спорили о дирижере Курентзисе, у которого музыканты играют стоя, и чуть не подрались. Одни говорили, что звук от игры стоя лучше, другие - что звук вообще ни при чем.

- Нет, играть надо стоя и только стоя. Дело в физиологии, если ты пятую точку прижал - ты скован. А стоя - легче аудиторию к себе расположить. Классические контрабасисты играют сидя на высоком стульчике. Но когда я учился на классическом контрабасе, мой старый преподаватель учил меня играть только стоя. Никаких стульчиков. Так и стою весь концерт, иной раз по четыре часа.

- Почему у вас такая интересная фамилия? Вы грузин или белорус?

Я всегда думал, что у меня фамилия грузинская, а недавно был в Японии, мне сказали, что там есть станция метро «Дзюдзе». Так что, я теперь и не знаю, какая у меня фамилия. Но я русский, считаю себя русским.

- Михаил, раз вы играете на большой балалайке, то должны быть большим патриотом.

- Я и есть патриот, только не ура-патриот, а адекватный. Например, я понимаю, что в советское время образование было намного лучше. Но если бы меня спросили, когда лучше жить, я бы выбрал это время. Балалайка меня хорошо кормит, я живу в достатке. Грех жаловаться.

- Но вы живете в Питере, а там, в основном, либералы обитают.

- Я когда слушаю своих друзей-питерцев, анекдот почему-то вспоминаю. Слепой девочке все время кажется, что родители не докладывают ей еды. Родители устали от жалоб, пошли к врачу. Врач говорит: да наварите пельменей целый таз и дайте ей пощупать. Родители наварили таз, дали девочке. Она пощупала, а потом недовольно говорит: Ага, представляю, сколько вы себе положили.

В этом вся сущность нашего народа. Но я его люблю.

КСТАТИ

Послушать соло на уникальном инструменте можно будет 16 марта в Тюмени, где прозвучит премьера симфонической картины композитора Антона Танонова "Граф Суворов" для контрабас-балалайки и симфонического оркестра.

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также