2019-10-02T21:35:06+03:00

Бунт детских врачей — по-взрослому беспощадный

Группе онкологов НИИ имени Блохина, поднявших «восстание» с угрозой массовых увольнений, уже предрекли волчий билет в медсообществе
Поделиться:
Комментарии: comments147
Началось все с короткого, но емкого видеообращения, которое записали и выложили в сеть ведущие онкологи детского подразделенияНачалось все с короткого, но емкого видеообращения, которое записали и выложили в сеть ведущие онкологи детского подразделенияФото: Youtube
Изменить размер текста:

Новость о том, что аж 26 врачей ведущего онкоцентра страны подали заявление об увольнении, взорвала информпространство. До этого момента широкой общественности даже и не было известно, что, оказывается, в НИИ имени Блохина вообще есть какие-то проблемы. А тут - такой скандал.

«КП» попыталась разобраться, что же произошло, и поговорила со всеми сторонами конфликта — врачами, устроившими бунт, дирекцией НИИ и родителями маленьких пациентов.

«ЗАРПЛАТЫ МАЛЕНЬКИЕ, УСЛОВИЯ УЖАСНЫЕ...»

Началось все с короткого, но емкого видеообращения, которое записали и выложили в сеть ведущие онкологи детского подразделения НИИ. На видео их четверо — два зама директора института детской онкологии Максим Рыков и Георгий Менткевич (выдающийся специалист, основатель первого в стране отделения трансплантации костного мозга). И два врача онколога: Наталья Субботина и Василий Бояршинов. Но говорят они от целого коллектива из 26 человек.

«Новое руководство (имеется ввиду недавно назначенный директор НИИ детской онкологии и гематологии Светлана Варфоломеева, — ред.) не дает нам честно выполнять свой врачебный долг. Заявления об увольнении уже написаны… Дети с онкологическими заболеваниями получают лечение в ужасных условиях: на стенах плесень, нет вентиляции, палаты переполнены. При этом уже 20 лет ведется строительство новых корпусов… Новое руководство стало заниматься борьбой с коллективом, а начисление зарплат превратилось в закрытый процесс, направленный на выдавливание неугодных… Своими действиями новое руководство поставило под угрозу жизни детей».

Одним словом — зарплаты маленькие, условия ужасные, дети, которые и так на грани жизни и смерти, оказались под новым ударом. Врачи требуют уволить нового директора, разобраться со строительством нового корпуса и зарплатами. Иначе массового увольнения не избежать.

Скандал моментально вышел за пределы НИИ. И теперь понять, что происходит, вообще невозможно. Кто-то говорит - бунтарям из НИИ уже «указали на выход». Кто наоборот - оставили. То уволенных 5, то все 26...

Здание онкоцентра имени Блохина в Москве. Фото: YouTube

Здание онкоцентра имени Блохина в Москве.Фото: YouTube

Сотрудники-бунтари: Утром нам звонил Рошаль

Замдиректора Максим Рыков в телефонном разговоре с «КП»:

- Я говорил и еще повторю — то, что делает новый директор, разрушает институт. Я работаю в детском онкоцентре уже 13 лет. Здесь давно уже глубокий финансовый кризис, который в последние месяцы только усугубляется. Достроить новые корпуса не могут уже сколько лет! Отделения переполнены. Здания построены еще в 70-е годы и ни разу в них не делался капремонт. Тяжело больные дети лежат в палатах с плесенью на потолке, вентиляции нет! Это разве нормально? А теперь и зарплаты врачам снизили в несколько раз. При этом нам каждый день говорят: увольняйтесь, увольняйтесь. Новый директор Светлана Варфоломеева явно хочет привести своих людей из НИИ имени Рогачева вместо нас. И даже этого не скрывает. Утром мне звонил Леонид Рошаль, он спрашивал, как так? Как мы можем массово уволиться? Что это неэтично! Но мы по сути как раз выполняем требования нового директора.

Фото квитанций о зарплате

Фото квитанций о зарплате

- Вам конкретно снизили зарплату?

- По мне судить пока невозможно, так как я был в отпуске как раз с июня, а сейчас на больничном. Отпускные получил еще по старому окладу - 140 000 рублей. С июня как раз резко и начали снижать зарплаты всем, объясняя это техническим сбоем, разрешить который обещают не раньше, чем к Новому году. Квитки о начислении другим сотрудникам я вам могу предоставить (см. иллюстрацию). В них оклады 40 000, а у некоторых даже 10 000 рублей. При этом Иван Стилиди (директор всего НИИ имени Блохина) уже на двух пресс-конференциях объявил, что врачи получают чуть ли 170 000 рублей. Но это вообще не правда. И многие мои коллеги возмущены таким его заявлением. Зарплатами врачей в НИИ Блохина уже заинтересовались в СК. Они будут проверять все финансовые документы. Кстати, обратите внимание, что ни на одну встречу с журналистами нас не пригласили даже. Это о многом говорит.

В распространенном видеообращении медики онкоцентра имени Блохина говорят о несправедливом распределении зарплаты. Фото: YouTube

В распространенном видеообращении медики онкоцентра имени Блохина говорят о несправедливом распределении зарплаты.Фото: YouTube

- По вашему обращению будет работать СК?

- Нет, мы туда не писали. Они сами обо всем узнали и собираются затеять проверку.

Фото квитанций о зарплате

Фото квитанций о зарплате

- Пишут, что и вас и Менткевича уволили…

- Нет. Я же уже говорил, что сейчас на больничном. А Георгий Людомирович, насколько мне известно, на рабочем месте. Но с поста завотделением ТКМ (трансплантации костного мозга, — ред.) его убрали. Еще в сентябре.

Фото квитанций о зарплате

Фото квитанций о зарплате

- Так сколько реально заявлений об увольнении легло на стол директору?

- Уже больше 10. Сегодня приходили сотрудники в сопровождении журналистов в отдел кадров. Знаю, что многие собираются последовать их примеру: медсестры, онкологи. Люди просто пока подыскивают другое место.

Георгий Менткевич — сотрудник НИИ с 1991 года — ничего никому не комментирует.

Мнение руководства НИИ имени Блохина: «Кто эти мифические 26 человек понятия не имеем, все на своих местах»

Между тем, руководство Института с появлением скандального видео заняло очень грамотную позицию — не отмалчиваться (как это часто в таких случаях бывает), а отвечает абсолютно на все вопросы журналистов. В тот же день, как Интернет взорвался обращением врачей, в здании онкоцентра была устроена экстренная пресс-конференция. А на следующий день — 1 октября брифинг прошел в главном информагентстве России.

- Никакие ультиматумы я не принимаю, - жестко заявил директор института имени Блохина Иван Стилиди. - По какой такой причине я должен уволить уважаемого специалиста Светлану Рафаэлевну Варфоломееву? Кроме претензий некоторых сотрудников отделения трансплантации костного мозга ни у кого их больше нет. Наоборот! Так же я не намерен увольнять и этих самых сотрудников. Да, с поста и.о. завотделением Менткевич освобожден, но он по прежнему замдиректора Института и перед ним много задач стоит. Но даже если все разом уволятся, дети не останутся без высококвалифицированной помощи. Нас поддержат коллеги. Есть кому лечить детей, слава богу мы не в пустыне, а в Москве.

Директор института имени Блохина Иван Стилиди

Директор института имени Блохина Иван Стилиди

Заработок врачей, как заявил Стилиди, 169 000 - у научных сотрудников, у врачей - 179 000, медсестры получают 86 000, санитарки по 66 000. Иван Сократович возмутился и тем, как ведут себя бунтари и даже предположил некий заговор извне.

- От своих коллег я не получил обращения по поводу недовольства ни в устной, ни в письменной форме. Почему-то сразу письма были отправлены президенту, в интернет и СМИ. Видимо, цель была иная — падение того, что мы развивали многие годы. Подозреваю, что у этого спектакля сценаристы и режиссеры не из нашего онкоцентра. А что касается плесени на видео, так эту плесень наша дорогая Светлана Рафаэлевна и обнаружила, и заставила боксы закрыть и изолировать. А вовсе не те самые доктора, кто эти картинки теперь демонстрируют.

Комиссия Минздрава: Когда мы пришли с проверкой, бунтари заперлись в кабинетах

Комиссия Минздрава из 23 человек работает в НИИ Блохина уже с 12 сентября. И будет работать дальше, до 10 октября точно. Входит в состав этой комиссии и главный детский онколог России, академик Александр Румянцев (учитель и бывший руководить Варфаламеевой, — ред.).

- Новые корпуса готовятся к сдаче уже в I квартале будущего года. И все 110 дней на своем посту Светлана Рафаэлевна как раз занималась расширением и модернизацией. И не успела она вступить в должность, как сразу же провела новое совещание по завершению строительных работ в новых корпусах. До этого подобных совещаний не проводилось, - заверил Румянцев. - Пока никаких нарушений комиссией не выявлено. Побывал я лично и в том отделении, где работают возмутители спокойствия. При моем появлении профессор Менткевич и некоторые его коллеги закрылись в своих кабинетах и ни в какие диалоги вступать не стали. Но со мной на обходе были все лечащие врачи, говорили мы и с родителями пациентов. Все недоумевают, почему именно в этом отделении возник конфликт, а не в целом центре. При этом никаких оснований, кроме личных амбиций, мною не установлено. И их требования не подтвердились — ни по зарплатам, ни по увеличению бумажной работы - ничего. Я могу сказать, что столкнулся с удивительными для себя вещами — тайная запись обсуждения больных, запугивание родителей и детей тем, что врачи покинут свой пост. Боюсь, наш тесный круг медиков не сможет больше принимать специалистов, которые повели себя так неэтично.

Вскользь Румянцев сказал и о том, что сотрудники НИИ имени Рогачева (института, откуда и пришла Варфаламеева, - ред.) были привлечены к работе. Лекционной.

По официальной информации на 1 октября 2019 года заявление об увольнении подали всего 5 человек. И ни одно из них пока не рассмотрено.

- Кто эти мифические 26 недовольных специалистов мы даже не в курсе, - недоумевает пресс-секретарь онкоцентра Нина Рыкова. - При этом нас ими постоянно шантажируют. Пока же абсолютно все наши врачи и медперсонал на месте, ни один человек не уволен.

Мнение родителей пациентов: «Мы на стороне своих детей»

Конечно, все эти скандалы и распри не могли остаться в стороне от родителей.

- Мы все эти новости узнаем из Интернета, - рассказала «Комсомолке» глава пациентской организации родителей детей с нейробластомой Анастасия Захарова. - Скандал идет с лета, и я была в НИИ, встречалась с семьями, которые сейчас там лечатся. Однозначно, что люди не хотят принимать ничью сторону, они на стороне своих детей и им главное — получать лечение. Пока врачи на месте и все спокойно, никаких перебоев нет. Но все мы очень волнуемся. Все же такой громкий скандал. Честно говоря, и не припоминаю подобных.

- А вся эта плесень на стенах? Она-то есть?

- Никогда жалоб на условия в больнице не было. Наши дети лежат во 2-ой хирургии и в отделении все прилично. А вот открытия новых корпусов все действительно ждут давно. Я в теме с 2015 года, и все время слышу, что их откроют «вот-вот». Только «вот-вот» никак не наступает. Палаты переполнены. И вообще по стране маленьких пациентов гораздо больше, чем мест в федеральных центрах. Что касается НИИ Блохина, то попасть сюда — большая удача. Это одно из лучших лечебных заведений России.

- С лекарствами перебои есть? Или, может, как некоторые уже подозревают - с вымогательством взяток врачами?

- Я лично ни от кого не слышала. Но вы не найдете объективного мнения пациентов никогда. Мы и сами иногда удивляемся, что люди лечатся в одно и тоже время, а отзывы у них абсолютно разные. Но тут многое зависит от результатов лечения. И если, не дай Бог, ребенок погибает, то это может повлиять на воспоминания о том периоде.

Вот такие бунт, неразбериха, и противостояние врачей, приправленные угрозами массового увольнения. И пока же понятно одно — все стороны конфликта упрямо стоят на своем.

А пациенты...

Пациенты лечатся, все по плану.

Пока.

ОСОБОЕ МНЕНИЕ

Главный детский врач России Леонид Рошаль: «Собрались уходить»? А детей лечить кто будет?!

- Мне очень больно от того, что я слышу. Мало грязи о врачах. Итак создали атмосферу, будто у нас в стране врачи-убийцы, а теперь еще и склочники?! За открытие новых корпусов мы бьемся еще со времен Дурнова (экс-директор НИИ Блохина). Как минимум уже 15 лет. Многое сдвинулось вперед, а корпус так и не сделан. Но несмотря на условия, Институт работает хорошо. Я попросил телефон Рыкова и Менткевича и сегодня утром им позвонил, спросил — какие ваши главные жалобы. У кого конкретно снижены зарплаты, назовите. «У нас таких списков нет, но если нужно, мы их соберем». Я сбросил им свой электронный адрес и попросил прислать мне факты, ничего пока нет. Конечно, чтобы снять напряженность и эмоции, я бы предложил ввести мораторий — и с приходом нового руководства в любое лечебное учреждение запретить как минимум полтора года увольнять сотрудников. Но даже если Рыков и Менткевич окажутся на 100% правы, я их все равно не поддержу. Что значит «собрались уходить»? А лечить детей кто будет?! Коллективное заявление об уходе — это безобразие!

ВОПРОС ДНЯ

Не пора ли лечить нашу медицину?

Анастасия САМОРОДОВА, штукатур-маляр, Медногорск, Оренбургская область:

- Да не просто лечить, а радикально - не припарками. Резать, не дожидаясь перитонита! Хорошего врача в районной поликлинике днем с огнем не найдешь - зарплата-то мизерная.

Олег ЗАЙЦЕВ, руководитель группы психиатрических исследований в НИИ нейрохирургии им. Бурденко:

- Неплохо было бы полечить. Хватит ее травмировать. Реформы нужны поступательные, и они не должны разрушать основу медицины. Она во все века отличалась тем, что ее достижения передавались от поколения к поколению врачей. А чтобы коллектив медиков действовал эффективно, нужно, чтобы врачи и медсестры проработали вместе лет 10 - 15.

Геннадий ОНИЩЕНКО, экс-главсанврач, депутат Госдумы:

- То, что наблюдаем в конкретном онкоцентре, характерно для научных медицинских коллективов, которые у нас «зацелованы». Когда в учреждении критическая масса ярких имен, их не «лечить» надо, а надо ими эффективно управлять.

Не пора ли лечить нашу медицину? Фото: Екатерина МАРТИНОВИЧ

Не пора ли лечить нашу медицину?Фото: Екатерина МАРТИНОВИЧ

Эльмира ФИЛИППОВА, пациентка онкоцентра, Пермь:

- Каждый день в онкоцентр приходят больные, по сути, умирающие люди, а отношение к ним ужасное. Врачей очень мало, они перегружены... Но кто дал им право унижать людей? Мне делают химию два раза в неделю. Бывает, приходишь, а лекарства нет. Два, три часа - нет. Как-то я три дня ждала, когда привезут жизненно необходимый мне препарат.

Александр ТРИГУБЕНКО, врач:

- Вообще-то клятва Гиппократа - это как воинская присяга. Нарушить ее - все равно что дезертировать и сбежать с поля боя. И никакого отношения к зарплате или давлению начальства это не имеет. Долг есть долг. Его надо выполнять. А там уж разбирайтесь с вашими шефами сами.

Константин, слушатель Радио «Комсомольская правда» (97,2 FM):

- Принято писать только плохое: не выдали лекарство, врач нахамил. И не рассказывают, как спасают жизни и ставят людей на ноги. Лучше журналистов «подлечить», а не медицину.

Врачи детского онкоцентра имени Блохина угрожают массовым увольнением.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Забастовка детских онкологов: борьба за интересы пациентов или за «кормушку»

Наш колумнист Герман Пятов о том, почему он не верит в благие намерения грозящих увольнением врачей (подробности)

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также