Общество

России угрожают по телефону

Стоит ли пить успокоительные из-за атак «телефонных террористов»
Стоит ли пить успокоительные из-за атак «телефонных террористов»

Стоит ли пить успокоительные из-за атак «телефонных террористов»

Фото: EAST NEWS

«ЦУНАМИ» ОТ «МИНЕРОВ»

Российские города накрыла очередная волна «телефонных минирований». В столице эта эпидемия началась еще в конце ноября, потом вроде бы притихла, но в последнюю неделю приняла уже совершенно экстраординарный характер. Картина напомнила осень 2017-го, когда в сентябре десятки тысяч человек были вынуждены эвакуироваться из торговых центров, судов, школ и так далее. Только в этот раз все происходит гораздо масштабнее.

17 декабря угрозы о взрывах прозвучали в адрес Верховного суда РФ на Поварской улице в Москве, 13 районных судов города, аэропортов «Домодедово», «Шереметьево», «Жуковский» и нескольких московских школ.

18 декабря были получены анонимные сообщения о минировании всех станций столичного метро, ТРЦ «Кунцево плаза», «Океания», «Рио» и редакции телеканала «Царьград», а также столичных школ и детских садов.

19 декабря из-за угроз «телефонных террористов» пришлось проверять не менее 1 тысячи объектов и эвакуировать почти 170 тысяч человек. Причем, 9 из 10 проверок пришлись на школы и детсады. Кроме них угрозы взрывов были озвучены в адрес более 20 медучреждений, 12 судов, аэропортов столичного региона и свыше 250 станций метро.

Эпидемия «минирования» продолжилась и в эту пятницу – все станции метро, свыше 20 школ и 10 детсадов, 11 судов, аэропорты, Московская консерватория, МАИ и МАРХИ, целый ряд других объектов и даже храм Христа Спасителя. Всего с начала нового этапа эпидемии с 28 ноября в столице были проверены свыше 5 тысяч объектов, а эвакуированы из-за угроз более полумиллиона человек.

Но не стоит думать, что такое «счастье» привалило только столице. Угрозы от «телефонных террористов» звучат в Санкт-Петербурге, в Благовещенске, Владивостоке, Комсомольске-на-Амуре, Биробиджане и т.д. и т.д. Ни одна угроза минирования за все это время не подтвердилась, однако сказать, что обошлось без жертв, нельзя. В Биробиджане воспитательница детского садика после сообщения о «минировании» умерла в результате сердечного приступа.

КТО И ЗАЧЕМ?

Налицо настоящая атака. Понятно, что это не разборки коммерческих структур (случаи которых были в прошлом), не проделки школьных хулиганов, не вопль опаздывающих пассажиров, не отягощенных излишним интеллектом. Масштаб атаки еще только предстоит выяснить, но уже сейчас можно сказать, что нашей стране нанесен ущерб не на одну сотню миллионов рублей. Вполне может быть, что счет ущерба уже перевалил и за миллиард. И при этом подготовка подобного рода акций вряд ли превысила несколько тысяч долларов.

Вряд ли следует считать, что эта волна «телефонного терроризма» каким-то образом специально подстроена к пресс-конференции президента России Владимира Путина, прошедшей в минувший четверг, или в отмечавшийся в эту пятницу День сотрудников органов госбезопасности. Ведь началось все еще 28 ноября и продолжается и по сию пору, с разной степенью интенсивности, и нет никаких гарантий, что после этих выходных вся эта вакханалия закончится.

Поскольку, осуществляющие это «телефонное минирование» лица никакой коммерческой выгоды для себя не извлекают, очевидно, что речь может идти об одном из трех вариантов целей, которые они преследуют. Первое, и самое очевидное, - нанести максимально возможный экономический ущерб. Второе, что лежит в эмоциональной сфере, - внести неуверенность в настроение россиян, грубо говоря «испортить праздник», измотать правоохранительные органы, которые по первому сигналу «трубы» поднимаются по тревоге, идут в оцепление подразделения Росгвардии, в три смены работают кинологи с собаками. И третий вариант – добиться того, чтобы правоохранители измотались до стадии равнодушного манкирования своими обязанностями, чтобы ослабили выполнение инструкций и регламентов и притупили бдительность для проведения какой-то более серьезной акции, предупреждать о которой никто не будет. Тем более, что ни один такой сигнал просто проигнорировать спецслужбы в любой стране права не имеют.

Кстати, весной «Комсомолка» проводила свое расследование, выяснив при помощи специалистов, что за массовыми случаями мошенничества, когда у доверчивых россиян выпытывали данные банковских карт и списывали в свою пользу с них деньги, стояли мошенники из Украины, объединенные в самые настоящие организации. Речь тогда шла о тысячах звонков в день, так что следует признать, что техническая возможность для такой акции у структур, обосновавшихся на территории наших соседей, имеются.

СПРАВКА «КП»: ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА «МИНИРОВАНИЕ»

В законодательстве РФ предусмотрено наказание за «заведомо ложное сообщение о готовящемся теракте». Ответственность за него наступает с 14 лет и предусматривает наказание в виде «штрафа в размере до 200 тысяч рублей либо лишения свободы на срок до 3 лет»? А за аналогичное деяние, совершенное в отношении объектов социальной инфраструктуры (вокзалы, аэропорты, торговые центры, школы), повлекшее причинение крупного ущерба (свыше 1 млн рублей), иные тяжкие последствия, виновный наказывается «штрафом в размере до 1 млн рублей либо лишением свободы на срок до 5 лет».

Похожие наказания за «звонки о минировании» существуют практически в каждом современном государстве. Во Франции пойманный «телефонный минер» может сесть в тюрьму на срок до 2 лет ч выплатой штрафа в 30 тысяч евро, да еще будет обязан возместить весь ущерб. В Турции за такое предусмотрен тюремный срок до 3-х лет. А в США за звонок о бомбе могут посадить в тюрьму на срок от 18 месяцев до 10 лет (в зависимости от штата). Вот только ни одна из этих стран до сих пор не подвергалась еще такой атаке, которую в течение последнего месяца переживает Россия.

КТО ОТВЕТИТ ЗА «БАЗАР»?

Вот только понесет ли кто ответственность за совершенное? Есть ощущение, что вряд ли. И вызвано это целым рядом причин. В первую очередь, использованием «телефонными террористами» самых передовых технологий.

IP-телефония, как отмечают специалисты, только один из способов, который затрудняет поиск авторов звонков. Есть еще специальные программы, которые позволяют маскировать голос, выдают ложные номера телефонов, переадресовывают звонки между различными операторами связи и провайдерами в разных странах и т.д. Даже всего за последние лет пять здесь придумано столько всякого рода новшеств, что даже перечислить их сможет далеко не каждый специалист. Как в поговорке, что у бегущего сто путей, а у догоняющего только один. Но ведь его надо еще найти, тот самый единственно верный. Что очень непросто в условиях, когда на каждом шагу ставятся специальные ловушки, которые с него уводят. А если еще учесть, что тот же звуковой ряд можно смоделировать и совсем отказаться от участия конкретного человека (а можно записать несколько человек, а потом компьютерной программой смоделировать опять же якобы один голос – да сколько там еще ухищрений - !) задача усложняется на порядок, если не в процессе поиска, то в плане доказательств.

Хочу напомнить, что, когда аналогичная волна «телефонного террора» накрыла Россию два года назад, ответственные лица различных российских силовых ведомств заявляли, что эти телефонные атаки имеют зарубежное происхождение. В частности, назывались такие страны, как Турция, Украина, США, Япония и другие. Но что последовало после этих заявлений, если последовало, так и осталось неизвестно. Похоже, что все-таки ничего.

По всей видимости, вряд ли подобную атаку можно предотвратить. Нет, специалисты говорят, что можно блокировать и звонки из той или иной страны, но кто даст гарантии, что сообщения не станут приходить по СМС? Блокировать и СМС? А электронная почта? А WhatsApp, Вайбер, Скайп? А десятки других мессенджеров и систем передачи данных? Кто готов заблокировать целую страну? А что им помешает выйти, используя операторов и провайдеров третьих государств?

И понятно, что опускать «железный занавес» в сфере современных коммуникаций ради обеспечения безопасности от «телефонных террористов», играющих на нервах (как об этом заявляют сейчас многие критически настроенные по отношению к России российские и зарубежные граждане), никто не собирается и не станет. Так что, с определенной степенью уверенности можно сказать, что пока «минирующие» по телефону российские школы и детсады, вряд ли будут определены и привлечены к ответственности. Что вовсе не значит, что не стоит пытаться это сделать. Наоборот, каждого такого вычисленного надо по максимуму представлять и отечественной, и международной общественности. И сил, и средств на это не жалеть. Даже один такой персонаж на порядки снизит количество «охотников» потрепать нервы россиян. Но есть и задачи сегодняшние.

ЧТО ДЕЛАТЬ?

Определенная часть либеральной общественности сейчас негодует, в том числе, и через отвечающие их возмущению и запросам СМИ. Мол, власти ничего не делают, на портале соответствующих структур ничего не говорится об угрозах, создается ложное впечатление нормальной жизни и даже подготовки к праздникам. Хотят ли они, чтобы все мы дружно повесили носы и стали причитать и плакать на празднике, не знаю. Можно смело сказать, что в этом случае «телефонные террористы» уж совершенно точно добьются одной из своих целей. Но это вряд ли.

Что же тогда делать обычным гражданам и властям в этой ситуации? Гражданам, наверное, следует понимать, что никто не знает, какие объекты будут объявлены «заминированными» в следующий раз. И потому требовать что-либо от департаментов и управлений местных органов исполнительной власти, по меньшей мере, нелогично. Власти могут сделать ровно то, что они делают – проверяют объекты после поступивших сообщений, после чего снимают с них режим опасности и возобновляют функционирование в нормальном режиме. Обычным гражданам стоит вспомнить, что по опыту только один из более тысячи звонков с угрозой взрыва имеет под собой какую-то реальную основу. Не знаю, успокоит кого или, наоборот, взволнует еще больше, но когда действительно хотят взорвать и взрывают террористы, они обычно никого не предупреждают.

Впрочем, сказать, что властям в этой сфере делать больше нечего, тоже, на мой взгляд, нельзя. Можно, например, организовать специальные «горячие линии» для бесед родителей (и самих детей, кому это потребуется) с психологами. Можно временно мобилизовать психологов на оказание этой специализированной помощи в поликлиниках или управах, или еще в каких-то местах. Можно еще провести комплексную проверку систем обеспечения безопасности в тех же школах и детсадах. Только упаси Бог устраивать для этого «тренировочные минирования», «учебные захваты» и прочие акции из того же ряда.

Впрочем, я не специалист в этой области и уверен, что настоящие профи знают еще десятки рецептов в своей работе. Я же назвал самые очевидные, которые помогут успокоить людей, не ради галочки, а имея для этого под собой серьезные основания.

Таков современный мир. Даже 20 лет назад он отличался от нынешнего тем арсеналом технических средств, который стал доступен обычным рядовым людям. Но стоит помнить, что против каждого, даже самого нового и современного яда в нем рано или поздно будет найдено противоядие. Так что, «телефонных минеров» еще ждет незавидное будущее.