Коронавирус Covid-19

Коронавирус в Нидерландах: если взял в магазине товар — то нельзя класть обратно. Иди и покупай!

Житель Амстердама рассказал «КП», как протекает карантин по коронавирусу в Нидерландах
Евгений ВАСИЛЬКЕВИЧ
В стране мельниц и тюльпанов паника

В стране мельниц и тюльпанов паника

Фото: EAST NEWS

Живя в Амстердаме, чувствую себя героем фильма ужасов, где панику нагнетают сами горожане.

Еду на автобусе. К водителю не подступиться, даже остановку уже не спросить: всё обмотано красными лентами, а водитель — в колбе из стекла, с маской и в перчатках. Карантин.

В общественном транспорте тоже карантинные зоны. Фото: Евгений Василькевич.

В общественном транспорте тоже карантинные зоны. Фото: Евгений Василькевич.

Пытаюсь отвлечься, разглядывая красивые амстердамские улицы. Вижу: у одного из домов дежурит скорая, люди в белых скафандрах вытягивают больного из окна. Именно так. Через окно — не через дверь. Наверное, чтобы не распространять вирус в подъезде.

Отворачиваюсь. Позади меня мужчина с кем-то разговаривает по телефону:

— Я разработал систему эвакуации трупов путем их сбрасывания в мусоропровод. Понадобятся полиэтиленовые мешки больших размеров, вот не знаю, где взять. Промышленность выпускает двойную пленку, ее можно приспособить. Но деньги, все упирается в деньги. Эту пленку можно резать раскалённым ножом, автоматически сваривается мешок любой длины. Горячий нож и двойная пленка.

Выхожу из автобуса. Захожу в продуктовый магазин, где на каждой витрине написано: товар брать в руки и разглядывать нельзя. Если прикоснулся — запрещено класть обратно. Только идти на кассу и оплачивать.

Между мною и продавцом — стекло.

В супермаркете Albert Heijn на улице Westerstraat, Амстердам. Фото: Евгений Василькевич.

В супермаркете Albert Heijn на улице Westerstraat, Амстердам. Фото: Евгений Василькевич.

Работницы магазина обсуждают: «Ни в город, ни из города. Самое страшное — всё, чем нас пугали, оказалось правдой. Придется закупать продукты! Первые дни не успела найти туалетной бумаги — так сейчас её не найдёшь».

Пытаюсь понять, каким образом туалетная бумага может защитить человека от коронавируса.

В магазине вспоминаю слова медсестры: «Без нужды с другими людьми теперь нельзя контактировать».

Да, думаю, отныне и секс — нужда.

Покупаю бутылку шампанского и отправляюсь в гости по зову нужды.

Коронавирус — это, конечно, опасно, а размножаться надо, иначе уж точно цивилизации конец.

Амстердам — космополитичный город, на улицах порой попадаются азиаты. При их виде люди шарахаются, как от огня, и злобно провожают взглядом.

По дороге к подруге, заметив огромную очередь в магазин спиртного, вспоминаю, что местные кивают на русских — мол, от коронавируса помогает водка, потому в России и больных так мало.

Ещё раз убеждаюсь, что русские — лучшие пиарщики и никакие санкции им не страшны.

Придя к подруге с бутылкой шампанского, слышу новости.

В моей родной Украине все спокойно. (Если не считать «Санжарского бунта», когда местные жители не хотели принимать на карантин украинцев, прибывших из Китая.) Все закрыто, в том числе и метро. На маршрутку сажают не более 10 человек. В Одессе водителя, впустившего 12 человек, оштрафовали на 1700 гривен. Закрыты все магазины, кроме продуктовых. Рестораны и кафе работают на вынос. На фейсбуке одна тема — карантин.

Есть и пофигисты. Гуляют без масок и бравируют глупостью.

Паниковать не надо, но и заражать окружающих — тоже. Никто не знает, не сидит ли внутри тебя именно сейчас этот маленький враг.