2020-06-26T22:15:12+03:00

Власти США восстанавливают добычу сланцевой нефти за счет ОПЕК+

Рост цены на нефть позволил вернуть инвестиции в американскую нефтедобычу
Поделиться:
Комментарии: comments4
B США 3000 независимых нефтедобывающих компанийB США 3000 независимых нефтедобывающих компанийФото: REUTERS
Изменить размер текста:

Высокие цены на нефть нужны в первую очередь американским нефтяникам, чтобы наращивать добычу сланцевой нефти. А сланцевая добыча - это основной драйвер экономического роста в Америке: рабочие места, производство, инфраструктура... Это главное, что обещал Трамп своим избирателям.

Причем, с момента заключения первого соглашения ОПЕК+ добыча нефти в США увеличилась с 8 млн 300 тыс. баррелей в день до 12 млн, опередив Россию и Саудовскую Аравию, договорившихся о сокращении.

БРОСОВЫЙ «СЛАНЕЦ»

«США не подписали ни соглашение ОПЕК, ни соглашение ОПЕК+, но США быстрее всех реагируют на любые кризисные явления, потому что в США 3000 независимых нефтедобывающих компаний. И, естественно, они должны должным образом управлять своими денежными потоками особенно в такое время как сейчас, - напомнил участникам 24-ой ежегодной российской онлайн-конференции инвесторов ИК «Ренессанс Капитал» бывший глава нефтегазовой компании BP, консультант BP Russian Investments Limited Роберт Дадли. - Это очень важно. И десятки тысяч человек, которые работали в отрасли, видели, что такие потрясения происходили и в 70-е годы, и потом в 90-е, поэтому уровень деятельности будет и уровень активности будет кардинальным образом меняться. Именно поэтому добыча в США резко так обвалилась».

По мнению известного управленца, это касается не только сланцевой нефти, но именно в «сланце» очень быстро произошло сокращение добычи. Этому есть объяснение. Например, крупные шельфовые проекты стоят огромных инвестиций. Вложил деньги? Коней на переправе не меняют – будешь развивать шельфовое месторождение не смотря на убытки. А если речь о небольшом проекте по добыче трудно извлекаемых запасов (ТРИЗ) нефти или газа, то «там инвестиций просто нет», говорит бывший глава BP, не удивительно что «в этом году будет падение на 1,5-2 млн баррелей в день».

«Если цена на нефть поднимется до 60, и, опять же, это касается разных месторождений, 60 $ за баррель в течение достаточно длительного времени – вот то, что необходимо для того, чтобы инвестиции пошли в разработку ТРИЗов, - отметил Роберт Дадли. - Я так подозреваю, что будет определенная консолидация компаний на американском рынке, им придется осуществлять сделки по слиянию для того, чтобы не уйти вообще с рынка, и инвесторы будут очень осторожно инвестировать свои деньги в такие компании. Я сейчас, конечно же, не говорю про такие компании как Chevron, Exxon, у них деньги-то есть. Я сейчас говорю о тех 3000 независимых нефтедобывающих компаний».

РАСЧИСТКА РЫНКА

Цены на нефть формируются на фьючерсных рынках, где доля физической нефти, то есть поставочных контрактов, от 5 до 10%. Все остальное - это «бумажная нефть», то есть спекулятивные бумаги, текущие котировки которых зависят от политики Федеральной резервной системы США (аналог российского Центробанка), регулирующей цену и объемы долларовой массы на спекулятивных рынках и, в первую очередь, на нефтяном. Вторым основным фактором, влияющим на нефтяные цены, является американская политика санкций и другие геополитические инструменты, убирающие с рынка крупных производителей. Если Америке нужна нефть не ниже 50-60 - она будет такой, не зависимо от того, что будет делать ОПЕК+ или ОПЕК-. Задача ОПЕК+ - освобождать рынки для дорогой американской нефти, убирая с них дешевую не американскую, в том числе и российскую.

На глобальном нефтяном рынке действительно произошла революция. И произошла она в голове главного регулятора. Америка поняла, что превратилась из импортера нефти в экспортера. И если раньше геополитика нефти была подчинена гарантиям поставок, то теперь геополитика нефти - это захват рынков и уничтожение конкурентов всеми возможными способами.

«И вертикально интегрированные нефтяные компании, компании, добывающие нефть и газ, и те компании, которые сбывают и занимаются даунстримом, они все пострадали от коронавируса потому, что снизился спрос. Естественно, это не навсегда, но в нефтегазовой отрасли всегда оказывается давление со стороны определенных факторов. И я думаю, что мы в любом случае увидим энергетический поворот, так называемый, и рано или поздно ситуация восстановится»,- считает Дадли.

Он напомнил, что цены последние 4 года были ниже 100$, значительно ниже, 30 – 40$ за баррель. Поэтому нет никаких сомнений в том, что компании должны тщательно планировать свои инвестиции и стремиться к себестоимости ниже 50 $, а в самом оптимальном случае – ниже 40 $.

“55-65$ за баррель – мне кажется, вот этот диапазон, в котором будет держаться цены на нефть, потому что такой диапазон устраивает и страны, добывающие нефть, и страны, импортирующие нефть. Этот диапазон, который я обозначил, мне кажется, это золотая середина, именно в таком диапазоне будут поддерживаться нефтяные цены и будет делаться все для того, чтобы не было резких колебаний»,- сказал Дадли.

САУДИТЫ СТИМУЛИРУЮТ ПЕРЕРАБОТКУ

Дадли отметил, что у России себестоимость добычи одна из самых низких. Это позволяет российским компаниям успешно работать даже при текущем состоянии рынка. "Опять же, если не будет отрицательный налоговый режим введен. От этого будет зависеть кто одержит верх в борьбе на рынке углеводородов»,- сказал Дадли.

«В России достаточно высокое налогообложение для нефтегазовой отрасли. Этот фактор надо учитывать»,- отметил он.

В настоящее время американцы и саудиты принимают меры для того, чтобы их нефтяные компании получили преимущества в обострившейся борьбе за передел рынков.

Власти США предоставляют нефтяникам налоговые стимулы как в рамках общей налоговой реформы (ставки налога на прибыль были снижены с 35% до 21%), так и уменьшения роялти. Благодаря этому единоразово 17 американских нефтегазовых компаний сэкономили в общем сложности $25 млрд.

Согласно исследованию Института налогообложения и экономической политики (данные за апрель 2019 года) многие крупные нефтяные компании США вообще не платили федеральный налог на прибыль в 2018 года (Chevron, Halliburton). Более того, ряд этих компаний получат частичный возврат налогов за прошлый год.

В марте 2017 года Саудовская Аравия снизила для Saudi Aramco подоходный налог на добычу нефти с 85% до 50%. Кроме того, государство компенсирует компании поставки нефтепродуктов на внутренний рынок. В 2018 года размер возмещений из бюджета составил $41 млрд. Данная налоговая система позволяет Saudi Aramco развивать переработку и нефтехимию. Характерным является тот факт, что компания более 40% своей выручки получает от газохимии и от нефтепереработки, развивая эти отрасли именно потому, что государство оставляет ей деньги на развитие. А ведь это отрасли, которые позволяют производить продукцию с высокой добавочной стоимостью. Следовательно, у наших конкурентов есть серьезный козырь в глобальной конкурентной борьбе.

В России фискальная нагрузка у ТЭК самая высокая – от 67% у «Новатэка» до 83% у «Роснефти». Причем, у нас не только увеличиваются отчисления по НДПИ, но и введено нерыночное регулирование цен на нефтепродукты, что снизило маржу нефтеперерабатывающего сегмента.

ИНВЕСТИЦИИ В РОССИИ

Нефтегазовая отрасль России значительно укрепилась за прошедшие 20-30 лет, считает Дадли. «Что касается российской нефтегазовой отрасли в 90-е годы здесь резко падала добыча - 7 млн баррелей в день, 6 млн баррелей. И все почему-то считали, что можно поставить крест на российской нефтегазовой отрасли, что она не сможет выжить, что капитала просто не хватит. А сейчас Россия производит 90 млн баррелей нефтяного эквивалента в день, использует передовые технологии при этом, многие из которых, кстати, разработаны непосредственно в России. Не в последнюю очередь из-за наложенных санкций», - сказал он.

«Когда мы инвестировали в «Роснефть» мы исходили из следующих принципов:

Во-первых, «Роснефть» имеет потенциал для проведения трансформации, плюс еще и обладает всеми необходимыми технологиями. И мне кажется, что «Роснефть» прекрасно справляется с этими задачами, растёт добыча. У компании прекрасно обстоят дела",- отметил Дадли.

BP интересовали не просто финансовые инвестиции. "Прежде всего, мы хотели реализовать 4-5 проектов крупных проекта вместе с «Роснефтью». Где-то в качестве инвесторов, где-то мы совместно готовили проектные документы по разработке месторождений. BP стремится работать в рамках разных российских проектов",- сказал Дадли.

Говоря о новом перспективном проекте "Роснефти" «Восток Ойл», Дадли отметил, что он выглядит многообещающим. "Абсолютно нет никаких сомнений, что запасы там будут достаточно большие. Сейчас проводится геологоразведка, были расставлены приоритеты» - сказал он.

«Наши взаимоотношения с «Роснефтью» — это стратегическое партнерство, которое позволяет нам работать не только в России, но и за ее пределами, например, в Египте «Роснефть» с BP участвует в проекте Eni. «Роснефть» выплачивает дивиденды дважды в год, дивиденды при этом хорошие. BP получает денежный поток от своих инвестиций в «Роснефть»,- отметил Дадли.

При этом фискальная политика российских властей оказывает значительное давление на отрасль. Аналитики БКС в конце 2019 года провели характерный эксперимент. Они решили посмотреть, какой бы была капитализация крупнейшей российской нефтяной компании Роснефть, если бы она работала в налоговых и финансовых условиях США, и какой - у крупнейшей американской нефтяной компании ExxonMobil, если бы она работала в России.

Текущие рыночные капитализации Роснефти и ExxonMobil составляют 70 млрд долл. и 306 млрд долл. соответственно, а их прибыль за прошлый год - 8,9 млрд долл. и 20,8 млрд долл. соответственно (при том что уровень добычи жидких углеводородов Роснефти практически в два раза превышает аналогичный показатель ExxonMobil).

По оценкам БКС, если бы Роснефть осуществляла свою деятельность в налоговых условиях США и имела бы условия для привлечения финансирования как ExxonMobil, то ее чистая прибыль за 2018 год составила бы 45 млрд долл., а текущая капитализация достигла бы 671 млрд долл - то есть в два раза выше нынешней капитализации Exxon. Учитывая, что Роснефть выплачивает 50% чистой прибыли в качестве дивидендов, то дивиденды за 2018 год были бы в 5 раз выше фактического уровня. Напротив, если бы ExxonMobil вела свою деятельность в налоговых и денежно-кредитных условиях России, то ее рыночная капитализация составила бы 68,1 млрд долл.

Основанием для таких выводов, прежде всего, является разница в налоговом бремени компаний. По итогам 2018 года доля налогов в выручке Роснефти составила 47%. В США уровень налогового бремени нефтяных компаний намного ниже: доля налогов в выручке ExxonMobil составила 15% по итогам прошлого года. Стоимость привлечения финансирования и его доступность также оказывают существенное влияние на рыночную оценку компаний. По итогам 2018 года средняя стоимость привлечения финансирования ExxonMobil составила 1,9%, Роснефти - 6,9% (при этом единственное возможное доступное в условиях санкционных ограничений рублевое финансирование привлекается под 10%).

Получается, российская компания эффективнее, а возможностей для развития больше у американской.

ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ ОТРАСЛИ

Дадли считает, что в дальнейшем акцент будет делаться на применении высоких технологий для того, чтобы повысить коэффициент извлечения нефти (КИН). В частности, это касается трудноизвлекаемых запасов нефти. "Если взять Россию, то в России КИНы достаточно высокие даже на зрелых месторождениях. "Роснефть" сейчас применяет передовые технологии, соответственно, растут КИНы. Это касается огромного количества месторождений. Потенциал нефтегазовой отрасли России – это просто огромный потенциал», - сказал Дадли.

Говоря о современных тенденциях развития отрасли он отметил, что вопросы сохранения окружающей среды выходят на одно из первых мест."Например, инвесторы, для которых важны факторы ESG, то есть экология, социальная ответственность и корпоративное управление, отслеживают это все очень внимательно. Кстати, насколько я знаю, Роснефть тоже отслеживает выбросы углерода. Я сам в этом не уверен, но некоторые аналитики утверждают, что у Роснефти выбросы углерода ниже, чем у BP»,- сказал Дадли.

Что касается факторов ESG (охрана окружающей среды, корпоративное управление и социальная ответственность), то, «Роснефть» - хороший пример компании, которая стремительно развивается в этой области, отметил он. Дадли напомнил, что пять лет назад компания начала делать все для того, чтобы сокращать сжигание метана на факелах. "И теперь объем сжигаемого метана резко сокращается. Это - один из приоритетов, который стоит перед компанией, и она, естественно, уделяет этому должное внимание. Начиная от уровня совета директоров и заканчивая линейными менеджерами.

«Роснефть» сейчас занимается повышением прозрачности своей деятельности, и мне кажется, что подход в последние годы очень сильно изменился. Ключевые цели ООН в области устойчивого развития включены в стратегию компании. 5 лет назад это трудно было бы даже представить. Поэтому, могу вам сказать, что «Роснефть» уделяет должное внимание факторам ESG», - сказал Дадли.

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также