Туризм

Вардё. Норвежский город, из которого видно Россию

Уже 30 лет в норвежском Заполярье проходит Поморский фестиваль. В этом году впервые онлайн – из-за пандемии и закрытых границ
Драккар-Левиафан уже стал одним из символов Варде. Создан он был мастерами под руководством Ильи Кузубова всего четыре года назад, на Поморском фестивале 2016 года.

Драккар-Левиафан уже стал одним из символов Варде. Создан он был мастерами под руководством Ильи Кузубова всего четыре года назад, на Поморском фестивале 2016 года.

Фото: Юлия СМИРНОВА

РЫБАКИ, ПТИЦЫ И КОРОНАВИУС

Парни из Архангельска и Северодвинска пилят, сверлят, колотят. В прямом эфире на Youtube-канале “Сборная Тайболы”. Уже две недели. За это время из досок вырос гигантский тупик ростом в 3 метра (тупик – полярная птичка с красным клювом, абсолютно мультяшного вида, за ними охотятся с фотоаппаратами орнитологи-любители со всего мира). Появились и два деревянных туриста, наблюдающих за тупиком в деревянные бинокли.

Деревянные туристы в деревянные бинокли высматривают деревянную птицу-тупика - почти законченный шедевр в мастерской "Сборной Тайболы". Фото: https://www.facebook.com/taibola.festival/

Деревянные туристы в деревянные бинокли высматривают деревянную птицу-тупика - почти законченный шедевр в мастерской "Сборной Тайболы". Фото: https://www.facebook.com/taibola.festival/

Телемост в Вардё – так называет новый жанр лидер “Тайболы” Илья Кузубов. Вардё – маленький заполярный город на севере Норвегии. Уже тридцать лет в конце июля там проходит Поморский фестиваль. Пять дней выставок, концертов, конференций, экскурсий, просто общения. “Фестиваль памяти и веселья”, - говорится о нем на туристическом сайте Варде.

Барабанщики из Мурманска на Поморском фестивале 2019 года. Сейчас участники из России впервые за 30 лет не приехали в Варде - из-за коронавируса. Но присоединились в онлайн-формате.

Барабанщики из Мурманска на Поморском фестивале 2019 года. Сейчас участники из России впервые за 30 лет не приехали в Варде - из-за коронавируса. Но присоединились в онлайн-формате.

Фото: Юлия СМИРНОВА

В этом году Поморский фестиваль тоже состоялся (в воскресенье был его финальный день) – тридцатый, юбилейный. Но впервые за 30 лет участники из России не смогли приехать в Норвегию: коронавирус, границы закрыты.

А год назад в конце июля, долгими полярными днями и светлыми ночами, мастера “Тайболы” создавали деревянную скульптуру прямо на улицах Вардё. Их “Рыбаки, несущие свет” и сейчас украшают центр города. Образ не случайный – именно за рыбой ходили в холодное море и поморы, и норвежцы. Во многом благодаря торговле рыбой общались, сотрудничали, понимали друг друга. Понимали до такой степени, что даже придумали общий язык – руссенорск, или “моя-по-твоя”.

ДВА ДРАККАРА

Пандемия помешала и другим проектам. Норвежец Тарье Бё, реконструктор, полностью вжившийся в образ викинга, летом 2020 года планировал совершить поход на деревянном драккаре (так называли боевые корабли викингов) с Лофотенских остров, с заходом в Вардё, в Россию – побывать в Белом море, на Соловках, в Архангельске, дойти до Карелии и Балтики. Надеюсь, у него получится будущим летом.

А в Вардё драккар и так есть. Стоит на высоком берегу пролива Бюссе. Казалось бы, что может быть логичнее - корабль викингов в норвежском порту! Но этот драккар сделан мастерами из России. Теми же, из “Тайболы”. И вписался в скандинавский пейзаж как родной, стал едва ли не самым фотографируемым местом в Вардё.

Официальное его имя - “Драккар\Левиафан”. Появилась 20-метровая скульптура опять же во время Поморского фестиваля в 2016 году. Тогда как раз вышел фильм “Левиафан”, снимавшийся на Кольском полуострове – а из Вардё туда рукой подать.

Материалом для Драккара-Левиафана послужили доски из старых деревянных домов Варде.

Материалом для Драккара-Левиафана послужили доски из старых деревянных домов Варде.

Фото: Юлия СМИРНОВА

Деревянные скульптуры “Сборной Тайболы” проще увидеть в России, конечно. Но все равно придется ехать на север! В Архангельскую область. Там они украшают Кенозерский национальный парк, Музей деревянного зодчества “Малые Корелы” и лесной отель “Голубино”.

Северные олени тут не аттракцион для туристов. Просто пасутся у дороги.

Северные олени тут не аттракцион для туристов. Просто пасутся у дороги.

Фото: Юлия СМИРНОВА

УЮТНАЯ АРКТИКА

Вардё так близко к России, что ее отсюда видно. В буквальном смысле. Полуостров Рыбачий на нашем Кольском полуострове и норвежский город Вардё разделяет Варангер-фьорд - единственный фьорд Норвегии, обращённый на восток.

Видно Рыбачий только в хорошую погоду, а она в заполярном Вардё редкость. Даже в середине лета я куталась в непродуваемую куртку и термобелье на ледяном ветру и спрашивала у местных: это нормально, восемь градусов? Нормально, говорят. Арктика же. Мы приехали сюда на машине из Мурманска, который тоже в общем-то не южный курорт, и там было очень даже тепло.

Солнечная погода в Заполярье - редкость и счастье. В остальное время яркие краски в городском пейзаже создают люди.

Солнечная погода в Заполярье - редкость и счастье. В остальное время яркие краски в городском пейзаже создают люди.

Фото: Юлия СМИРНОВА

Вардё, где живут 2 тысячи человек, расположен на 70 градусе северной широты, севернее Мурманска, Норильска и Воркуты. В российской географии можно сравнить разве что с островом Врангеля у берегов Чукотки или Усть-Янском в Якутии - они на той же семидесятой параллели (понятно, что на климат не только широта влияет, но - для ориентира на карте). Дальний Северо-Восток – такое определение Варангер-фьорда встретила я на одном норвежском сайте. У нас есть Крайний Север и Дальний Восток. А тут все сразу.

Варде расположен на 70 градусе северной широты - севернее Мурманска, Воркуты и Норильска. Но тут есть теплый Гольфстрим, и порт на Баренцевом море не замерзает даже зимой.

Варде расположен на 70 градусе северной широты - севернее Мурманска, Воркуты и Норильска. Но тут есть теплый Гольфстрим, и порт на Баренцевом море не замерзает даже зимой.

Фото: Юлия СМИРНОВА

Так что "двенадцать месяцев зима, а остальное лето" вполне можно было бы спеть и про Вардё. И всё же это очень уютное место с фантастическим светом заполярного солнца.

С точки зрения географии здесь Арктика и тундра. "Двенадцать месяцев зима, а остальное лето" вполне можно спеть и про Варде.

С точки зрения географии здесь Арктика и тундра. "Двенадцать месяцев зима, а остальное лето" вполне можно спеть и про Варде.

Фото: Юлия СМИРНОВА

ДЛЯ ТЕХ, КТО НЕ ИЩЕТ ЛЕГКИХ ПУТЕЙ

Раньше между Вардё и Архангельском вообще ходил регулярный пассажирский пароход. Со всеми остановками: Поной, Йоканьга, Рында, Териберка, Кола, Порт-Владимир, Цыпнаволок, Вайда-Губа, Печенга... Расписание висит в Поморском музее в Вардё.

Музей в Варде подробнейшим образом рассказывает о традициях и промыслах поморов - в первую очередь рыболовном и зверобойном.

Музей в Варде подробнейшим образом рассказывает о традициях и промыслах поморов - в первую очередь рыболовном и зверобойном.

Фото: Юлия СМИРНОВА

Да, единственный музей норвежского города посвящен традициям и людям нашего Севера – поморам. И контактам между северной Норвегией и северной Россией во времена расцвета поморской торговли. На рубеже 19 и 20 веков в Тромсе и Вардё приходили сотни поморских судов из Архангельска, Онеги и других беломорских портов. Потом случилась Первая Мировая, потом Октябрьская революция, и контакты прекратились. Экспозиция создана вместе с архангельским музеем деревянного зодчества “Малые Корелы”.

В Скандинавии я неожиданно попала в русскую северную деревню! Экспозицию Поморского музея в Варде помогал делать архангельский музей деревянного зодчества "Малые Корелы".

В Скандинавии я неожиданно попала в русскую северную деревню! Экспозицию Поморского музея в Варде помогал делать архангельский музей деревянного зодчества "Малые Корелы".

Фото: Юлия СМИРНОВА

Я, честно говоря, позавидовала путешественникам начала прошлого века. Сейчас морского сообщения нет. И не только с Архангельском, но и с куда более близким с точки зрения географии Мурманском.

Зато есть отличная автотрасса. И дорога из России в Вардё в XXI веке хоть и не очень быстрая, но живописная. Российский погранпункт стоит на берегу озера, которое вполне могло бы стать натуральной декорацией для рекламного ролика о красотах Заполярья. Однако фотографировать красоту запрещено. Государственная граница.

На первой заправке с норвежской стороны на чек за кофе лучше не смотреть. Цены безжалостны, как викинги в бою. Пейзажи становятся все более нордическими и туманными, а термометр показывает какие-то совсем не июльские цифры. Всего 460 км. Последние три (точнее, 2890 метров) – под водой. Подводный тоннель соединяет остров, на котором стоит Варде, с материком.

Цветы в заполярном порту. Это даже трогательнее, чем единственная в городе рябинка, которую укутывают на зиму.

Цветы в заполярном порту. Это даже трогательнее, чем единственная в городе рябинка, которую укутывают на зиму.

Фото: Юлия СМИРНОВА

Если на такой путь нет времени, желания или водительских прав, в Вардё можно просто прилететь. В маленьком аэропорту приземляются самолеты из Тромсе, Хаммерфеста и других норвежских городов. Из России в любом случае лететь со стыковкой, скорее даже с двумя.

И в любом случае не сейчас. Норвегия пока не готова принимать российских туристов, и Россия тоже пока не включила Норвегию в число стран, с которыми возобновляется авиасообщение.

А самый романтичный вариант дороги в Вардё всё-таки морской. Паром Hurtigruten швартуется у огромного причала маленького города дважды в день и соединяет его с Киркенесом, что у самой российской границы. А между Киркенесом и Мурманском ходят рейсовые автобусы и даже такси. Но, опять же, не прямо сейчас.

ТРЕСКА – ЭТО КРУТО

Cod is great - вытатуировано на мускулистой руке Тура-Эмиля Сивертсена, шеф-повара ресторана Arctic в отеле Vardø. Треска - это круто. Или, если довести перевод до дословности, а мысль - до логического завершения, треска - великая рыба.

Тур-Эмиль Сивертсен очень убедительно объясняет, что треска - это круто. Шеф-повар вообще любит местные продукты: ягоды, грибы, ревень, крабов, разные северные травы...

Тур-Эмиль Сивертсен очень убедительно объясняет, что треска - это круто. Шеф-повар вообще любит местные продукты: ягоды, грибы, ревень, крабов, разные северные травы...

Фото: Юлия СМИРНОВА

И это не просто татуировка на руке модного повара, гастролирующего со своими арктическими блюдами по всей Европе. Это ДНК норвежцев, которые ловят треску в ледяном Баренцевом море сотни лет.

Рыболовство в Варде знало и лучшие времена. Но и сейчас здесь рыбу и ловят, и перерабатывают, и продают. И едят с удовольствием.

Рыболовство в Варде знало и лучшие времена. Но и сейчас здесь рыбу и ловят, и перерабатывают, и продают. И едят с удовольствием.

Фото: Юлия СМИРНОВА

То же самое делали и поморы, у которых есть поговорка "Сёмга царска рыба, да не главней трески". Вообще, о близости к России, географической и исторической, в Вардё вспоминаешь на каждом шагу. Даже в такую погоду, когда тает в далеком тумане Рыбачий.

САМАЯ СЕВЕРНАЯ КРЕПОСТЬ

Самая северная крепость в мире, Вардехюс - главная достопримечательность Вардё. В средние века с государственными границами всё было зыбко. Крепость на островке в ледяном океане король Хакон V Магнуссон поставил как недвусмысленный знак: наша земля, сюда не ходи, туда ходи. Это было на рубеже 13 и 14 веков. А нынешние стены в форме восьмиконечной звезды построены а 1730-х годах.

Вардехюс - самая северная в мире крепость. Пушка стреляет, когда после долгой полярной ночи впервые над горизонтом показывается солнце. Гарнизон крепости - пять человек, включая коменданта.

Вардехюс - самая северная в мире крепость. Пушка стреляет, когда после долгой полярной ночи впервые над горизонтом показывается солнце. Гарнизон крепости - пять человек, включая коменданта.

Фото: Юлия СМИРНОВА

В крепости есть комендант, а у коменданта – очень серьезная привилегия: он имеет право собирать морошку на необитаемом острове. И рыбу он тоже сам ловит.

И у пушки в крепости очень важная функция. Залпом отмечают окончание полярной ночи, когда диск солнца впервые показывается над горизонтом. Если вы жили на севере, понимаете, что это и правда праздник.

Ночь во время полярного дня.

Ночь во время полярного дня.

Фото: Юлия СМИРНОВА

И еще внутри главной достопримечательности растет другая достопримечательнось – тоненькая рябинка. Единственное дерево в Вардё. О ней трогательно заботятся, на зиму укутывают. Но все равно время от времени рябинка не выживает, и ее меняют на новую (но я вам этого не говорила).

Поморский крест. Кресты на берегах и островах Белого и Баренцева моря служили поморам в том числе и навигационными знаками. В Варде же было поморское захоронение, скорее всего, 18 - 19 веков.

Поморский крест. Кресты на берегах и островах Белого и Баренцева моря служили поморам в том числе и навигационными знаками. В Варде же было поморское захоронение, скорее всего, 18 - 19 веков.

Фото: Юлия СМИРНОВА

ЧТО ЕЩЕ ПОСМОТРЕТЬ В ВАРДЕ И РЯДОМ

Мемориал ведьм Стейлнесет. В те времена, когда ведьм и колдунов сжигали на кострах, судебные процессы по делам о колдовстве в Финнмарке, самом северном регионе Норвегии, проходили как раз в крепости Вардё. В крепости ведьмы ждали суда и казни. Теперь каждую и каждого вспомнили поименно, 91 человек.

Странная на первый взгляд конструкция на берегу - Мемориал ведьм. В длинном зале 91 имя - все жители губернии Финнмарк (это самый северный регион Норвегии), осужденные за колдовство в 17 веке.

Странная на первый взгляд конструкция на берегу - Мемориал ведьм. В длинном зале 91 имя - все жители губернии Финнмарк (это самый северный регион Норвегии), осужденные за колдовство в 17 веке.

Фото: Юлия СМИРНОВА

Честно говоря, ни в одной из европейских стран, где была инквизиция и охота на ведьм, я подобного мемориала не видела. Историк Лив Хелен Виллумсен собрала в архивах подробности из судебных дел. Черный Мемориальный зал, где светятся лишь огоньки у каждого имени, ведет в Дом Пламени. Пустые стулья судей и огонь в центре. Пробирает до слез. Открыла мемориал королева Норвегии Соня в 2011 году.

Туманная дорога из Варде в Хамнинберг - бывшую рыбацкую деревню на краю Европы.

Туманная дорога из Варде в Хамнинберг - бывшую рыбацкую деревню на краю Европы.

Фото: Юлия СМИРНОВА

Хамнингберг. Рыбацкий поселок в 45 минутах на машине по живописнейшей дороге. Точнее, бывший рыбацкий поселок, уже больше 50 лет здесь нет постоянного населения. Но нет и намека на разруху – ухоженные загородные дома, по сути, дачи на берегу Баренцева моря. И кафе, где хорошо греться, продрогнув на ветру. А можно и купить футболку с надписью “Край Европы” или термокружку с полярными координатами 70`32`` северной широты.

Вот так выглядит "дача" у моря, если море это - Баренцево.

Вот так выглядит "дача" у моря, если море это - Баренцево.

Фото: Юлия СМИРНОВА

Киберг. Жители этого городка во время Второй Мировой войны, когда Германия оккупировала Норвегию, сели на свои рыбацкие лодки и уплыли в Советский Союз.

Надпись на памятнике в норвежских скалах - на русском и норвежском языках. Партизаны Коре Ойен, Хокун Хальвари и Оскар Йохан Йонсен погибли, защищая Норвегию от фашизма, 28 июля 1943 года.

Надпись на памятнике в норвежских скалах - на русском и норвежском языках. Партизаны Коре Ойен, Хокун Хальвари и Оскар Йохан Йонсен погибли, защищая Норвегию от фашизма, 28 июля 1943 года.

Фото: Юлия СМИРНОВА

Там прошли подготовку и вернулись в родные скалистые фьорды, которые знали как свои пять пальцев – вести партизанскую войну против фашистови держать радиосвязь с советским берегом. Но это отдельная и непростая история, о которой в Северной Норвегии тоже помнят.