Общество

Кто контролирует кол-центры на зонах и сколько получают те, кто звонит нам под видом службы безопасности банка

Как обозреватель «КП» Ульяна Скойбеда вычисляла банды телефонных мошенников
Кол-центры на зонах - проходящая история

Кол-центры на зонах - проходящая история

Фото: GLOBAL LOOK PRESS

Продолжение. Часть 1.

В первой части автор рассказала, как долго и безрезультатно пыталась вывести на откровенность работников ФСИН и банкиров - есть ли на зонах кол-центры под генеральскими крышами. Те самые, в которых зеки под видом банковских работников выманивают у людей тысячи и даже миллионы. Официально никто не подтвердил, что по всей стране существуют «предприятия закрытого типа» с миллиардными оборотами. Однако и не опровергнул. Неофициально же рассказывают, что да, мобильных телефонов на зоне хоть пруд пруди - чуть ли не у каждого зека. Но вот по поводу кол-центров сомневаются - слишком сложный заработок, есть более быстрые и безопасные, хотя такие же противозаконные...

ПЕРЕВОД НА САМООКУПАЕМОСТЬ

Специалист по кибербезопасности, генеральный директор компании «Интернет-розыск» Игорь Бедеров, на удивление, утверждает строго противоположное:

- Кол-центры на зонах - проходящая история: сейчас из-за шума их уводят на Украину, но на пике, летом, так работала каждая третья-четвертая колония. Причина - зоны заставили зарабатывать: где-то шьют одежду для «Глории Джинс», где-то делают лестницы, продающиеся в «Леруа Мерлен», а у кого производства нет, решают вопрос вот так (с 2017-го зоны переведены на самоокупаемость. - Ред.). Соответственно, организаторы - начальники тюрем, зеки - подневольный труд бесплатный, работающий за лучшее питание и лучшие условия труда… Нет, их никто не бьет и не заставляет, им даже лучше: на диване, а не на лесоповале…

- А говорят, организаторы бизнеса - воры в законе.

- Роль блатных минимальна - непосредственное руководство зеками. Но блатные не могут протянуть в колонию интернет, привезти компьютеры, согласовать приезд за колючку монтажников, выписать им пропуска... Потому что любые кол-центры давно функционируют не по мобильному телефону, а по проводу! Это IP-телефония! Поэтому все рапорта про забросы телефонов арбалетами и требование трех миллиардов на глушилки - это несерьезно!

По словам безопасника, устроено все так. В комнату в бараке ставятся сервер и 20 компьютеров, из зеков отбирают бывших «продажников» и работников салонов сотовой связи; по документам все это выдают за учебные заведения при ИТК или библиотеки (подписи заставляют ставить офицеров-стрелочников, которые в случае чего пойдут по статье, как было в «Матросской Тишине»). Чтобы сигнал не отследили, используют технологии типа VPN, которые изменяют IP-адрес подмосковной колонии, скажем, на Буэнос-Айрес.

Банковские базы покупают в даркнете (анонимный файлообменник, в котором невозможно отследить владельцев): их сливают и операционисты, и магазины, в которых мы расплачиваемся пластиком, и разнообразные коллекторские агентства/бюро кредитных историй, которым банки ЗАКОННО передают наши личные данные (мы же не смотрим мелкий шрифт в соглашении, когда открываем карту). Информация об одном пользователе стоит 5 - 10 рублей, массив в миллион пользователей идет за 500 тысяч.

Жертвам присылают ссылку на экваринг (механизм знаком всем, кто когда-нибудь оплачивал услуги в интернете: вбиваешь в окошко номер карты…) или переводят деньги сами, а от обманутого клиента требуют код-подтверждение, как было с нашей героиней Наталией Бубновой (см. часть 1).

Деньги выводят на Яндекс-деньги, Киви и левые карты банков (у криминального мира есть огромный пул серого пластика - карточек, открытых по фальшивым сканам документов на деревенских алкоголиков, все это тоже продается в даркнете).

Бедеров:

- Каналы обналичивания, конечно же, на воле: гастарбайтеры, которые топчутся возле банкоматов, - это не миллионеры, которые переводят деньги на родину, как все ошибочно считают, а подставные лица. Они дежурят, чтобы по сигналу из кол-центра снять наличку, пока клиент не опомнился и не заблокировал карту. У меня под окном отделение - всегда толкутся 4 - 8 человек и дежурит старший: следит, чтобы работники не убежали с деньгами.

Спрашиваю:

- А откуда вы все это знаете? У вас есть информаторы - участники этой схемы?

- Нет, мы анализировали множество данных, трафик…

- Понятно.

СПИХИВАНИЕ ОТВЕТСТВЕННОСТИ

Расследование забуксовало: очевидцев не было, а эксперты, как лебедь, рак и щука, тянули в разные стороны. Высокий чин ФСИН, до которого я достучалась с информацией Бедерова, пожал плечами:

- Интернет в колониях запрещен: библиотеки есть, но не подключены к сети. Есть наша фсиновская связь, которую можно сравнить с правительственной, но она используется совсем для других целей… Мы не исключаем, что какой-то начальник колонии сошел с ума и решил так заработать, но он же должен был коррумпировать абсолютно всех вокруг! Платить сотрудникам, потому что все они будут в курсе, заносить ФСБ, прокуратуре, всем членам всех проверяющих комиссий, главному менту той области - он же тоже не дурак и сообразит, что к чему! Это сотни человек! И что, никто ни разу не проговорился? А зеки выйдут, будут молчать? Это абсурд!

Все это было похоже на политическую игру, в которой два ведомства - ФСИН и банки - спихивали вину друг на друга. Знакомый журналист поделился историей:

- Звонит девушка: «У вас снимают деньги», - а рядом с трубкой у нее пищит ребенок. Сомнительно, что звонок из тюрьмы...

Еще один притащил реальное уголовное дело, в котором телефон мошеннику в СИЗО железно (доказано) пронес адвокат, а не конвой…

И вот однажды очередной интервьюируемый полицейский почесал в затылке:

- Да был у меня один мошенник в … (населенный пункт известен «КП». - Ред.), - и набрал номер.

«СИДИМ В ЛЕНИНСКОЙ КОМНАТЕ И ФИГАРИМ…»

На экране телефона - восточное имя. Голос нервный, хотя полицейский не говорит, что кто-то слушает разговор:

- Сидим в КВР, комнате воспитательной работы, где телевизор стоит, компьютеры тут у нас, и фигарим. Создаются звуки - бабы там разговаривают, атмосферу создают - ты никогда не поймешь, что это на флешке записано, из 50 звонков стреляют 2 - 3, денег срубаем - ну, полторы тысячи, иногда пять... База на тюрьму как попадает? Через оперов. Банки на телефон им присылают: один человек - один лист, там все, включая данные последней покупки! Сначала работают айтишники - кардеры (мошенники, которые могут списать деньги с вашей карты без вашего участия, просто зная данные. - Ред.), выжимают все что могут, а оставшихся отдают нам в кол-центр. Базы разные: или пенсионеры, или средний возраст - эти СМС-уведомления не подключают, мол, зачем я буду платить, жадничают, потом заходят в банкомат, а там - привет (смеется. - Ред.). Короче, если у тебя Apple Pay подключен (приложение, которое позволяет оплачивать покупки айфоном или часами. - Ред.) и не стоит СМС-уведомление - ты капитально в группе риска. Нас 120 человек в отряде, контингент, сам понимаешь: плотники, столяры, алкоголики, работать могут человек 30 - 40, главный - ответственный за барак…

- Лагерь-то у вас - черный, блатной (то есть которым рулят воры. - Ред.)? - спрашивает полицейский.

- Красный, хозяйский (то есть находящийся под контролем администрации! - Ред.). В черных блатные же говорят: неприемлемо пенсионеров обирать! А здесь гнилое все, начальство все условия создает: вайфай подключает, вышки 4G ставит… Мужики-то немного поднимают, тыщи по 2 - 3 в месяц на сигареты, а остальное - в общак, на лагерь, здесь на нашей шее 1600 человек…

СУХОЙ ОСТАТОК

Разрозненные факты (бизнес закрытый, преступление латентное) сложились в единую картину.

Кол-центры на зоне есть, но их меньше, чем трубят те, кто старается отвести внимание от истинных виновников происходящего - торгующих клиентской тайной банков (меньше, просто потому что красных ИТК в стране тупо меньше черных, всего 15 процентов против 75).

В СИЗО «банковские» кол-центры не работают: там мошенники с мобильниками обманывают граждан по-другому.

Основная масса: «Але, я из службы безопасности», - тривиально пашет на воле: задержания кол-центров в съемных офисах время от времени показывают в новостях, по оценке экспертов, 60 процентов мошенников находятся по нашу сторону колючей проволоки (за колючкой только 40). В данный момент бизнес перебирается на Украину, потому что к нему привлекли слишком много внимания, а деньги любят тишину.

Самое время и нам задуматься над сохранностью своих кошельков.

Мы вряд ли остановим тех, кто продает наши данные преступникам. Единственный вариант спать спокойно - отказаться от опасного Apple Pay (с помощью которого воруют деньги кардеры), экваринга (оплата по безналу, при которой полные данные карты остаются в магазине). В идеале - самого пластика.

Пусть каждый выбирает, что ему важней: безопасность или комфорт.

С 2019 года количество преступлений в сфере информационных технологий выросло в 45 раз и растет. Официально их совершается миллион, неофициально - в четыре раза больше. Расследовать их МВД не умеет и не хочет (вспомните историю Наталии Бубновой), а все инициативы банков обезопасить переводы похожи на попытки черпать воду решетом...

Если вы не готовы отказаться от прогресса, то по крайней мере не берите трубки на звонки с незнакомых номеров, а тем, кто определился как банк, перезванивайте САМИ. Так вы избежите контактов с аферистами.

Спасение утопающих, как говорится…

ВОПРОС ДНЯ

А вас мошенникам удавалось развести?

Россиянам регулярно звонят подозрительные личности якобы из банков (подробности)