Звезды

Голая правда о голой Ахматовой. Кому досталось черное кольцо, рукописи, портреты и несметные богатства из архива Анны Андреевны

Вторая часть исследования нашего корреспондента по поводу наследства Ахматовой
Поэтесса Анна Ахматова в усадьбе Шервинских, лето 1936 г. Фото Льва Горнунга. Репродукция ИТАР-ТАСС

Поэтесса Анна Ахматова в усадьбе Шервинских, лето 1936 г. Фото Льва Горнунга. Репродукция ИТАР-ТАСС

Подсчитывать чужие зарплаты всегда интересно, а чужие коллекции - еще интереснее. Пока вся страна шумит на тему что украли дядя Миша с тетей Наташей у несчастной дочери актера Алексея Баталова, мы тоже задались этим вопросом. В прошлом материале мы начали говорить о несметных "ахматовских" сокровищах, которые пылились без дела на чердаке актера Алексея Баталова, пока им не приделали ноги.

Напомним, незадолго перед Новым годом в передаче "Пусть говорят" выступила женщина непонятных достоинств Элина Мазур и заявила, что якобы на чердаке Баталова валялись рисунки и "холсты" Модильяни, на которых художник запечатлел голую Ахматову.

Якобы Ахматова, состоявшая в любовной связи с художником Модильяни, страшно стеснялась этих рисунков и поэтому всю жизнь прятала их в доме Баталовых, а любопытствующим на вопрос куда делся Модильяни отвечала, мол, скурили солдаты во время революции.

И вот, счастье спустилось на наши головы, благодаря усилиям Элины Мазур, "холсты" найдены в Израиле и стоят они несметные миллионы.

Я обзвонил всех знакомых искусствоведов и коллекционеров и те из них, кто не послали меня в растакую-то даль без колес и без педаль, долго смеялись и, в целом, сказали три вещи.

1. Никакого Модильяни в доме Баталова нет и быть не может, иначе о нем все бы давно знали.

2. Никаких "холстов" Модильяни, привезенных Ахматовой, в природе не существует.

3. Вдова Баталова не из тех людей, которые что-то выкидывают по незнанию. Еще при жизни Баталова она активно пристраивала его архивы и про Модильяни, как говорится, и лапоть не свистел.

4. Женщина непонятных достоинств Мазур либо пиарится, либо пытается создать провенанс каким-то сомнительным работам, выдав их за сокровища из дома Баталовых.

Интересующихся отсылаем к соответствующему материалу и добавим пикантную деталь, переданную одним ахматоведом, мол, обнаженная Ахматова - не самое великолепное зрелище. В молодости она была очень худой и за это дразнили «мумией, которая всем приносит несчастья".

Ну это так, из серии a propos, а мы продолжаем считать чужие денежки.

Если в доме Баталовых не было Модильяни, это не означает, что там не было вообще никаких ценных бумаг и меморий. Учитывая, что несколько лет назад записную книжку Ахматовой продали за два с половиной миллиона рублей, а карандашный огрызок с надписью "Ахматова" - оторвали за полсотни тысяч рублей, то можно себе представить, сколько денег стоят другие приятные мелочи, связанные с Анной Андреевной, которые, к гадалке не ходи, в доме имелись. А было бы странно, если бы не имелись, учитывая, что у Ардовых Ахматова жила, хоть и наездами, но в общей сложности тридцать с лишним лет.

Знаменитое кольцо Ахматовой

Между прочим, на передаче "Пусть говорят", среди потрясающих экспонатов, которые Мазур якобы видела своими глазами в доме Баталова, она назвала и легендарное и кольцо Ахматовой.

Что это за легендарное кольцо, мы решили уточнить.

Надо сказать, что украшения Ахматова любила, правильно носила и умело воспевала. Вспоминается "ожерелье из черных агатов" из "Поэмы без героя". Специалисты до сих пор не уверены, было ли ожерелье черным, потому что на картинах Анну Андреевну запечатлевали в белом ожерелье. А если даже и черным, то не перепутала ли поэт агаты с гагатом. Но неважно. Вторая значимая вещь - это опять же черное кольцо из хрестоматийного стихотворения "мне от бабушки-татарки были редкостью подарки". В этом стихотворении упоминается, что бабушка, простивши лирической героине "нрав ее вздорный", завещала ей "перстень черный". "Так сказала: «Он по ней, С ним ей будет веселей»". Вокруг этого черного перстня ходит куча легенд, по одной из которых Ахматова якобы подарила его своему знакомому Борису Анрепу перед тем, как он уехал в эмиграцию, напутствовав словами: пока будете держать его при себе, с вами ничего не случится. Как водится в таких случаях, знакомый перстень потерял и с ним вроде бы случилось какое-то несчастье. Или не случилось, иначе откуда бы мы узнали об этой истории.

Вдова Алексея Баталова носит тот самый черный перстень, подаренный Ахматовой Гумилевым.

Вдова Алексея Баталова носит тот самый черный перстень, подаренный Ахматовой Гумилевым.

Третий ценный артефакт - брошь от Владимира Гаршина, за которого Ахматова собиралась замуж, но так и не вышла. Как гласит легенда, накануне свадьбы Гаршину приснилась его бабушка, которая умоляла его не жениться на ведьме. Сама Анна Андреевна добавляла, что в день смерти Гаршина брошь треснула, и таким образом она поняла, что ее возлюбленного больше нет на земле.

Но эта брошь хранится в Фонтанном доме и никакие тетя Наташа и дядя Миша ее оттуда пока не забрали.

Так что, судя по всему, женщина-Мазур намекала на другое украшение.

Как известно, вскоре после свадьбы Николай Гумилев оставил молодую жену и уехал в Африку. (Это был довольно странный поступок, Анну Андреевну даже называли соломенной вдовой), но по возвращении муж привез ей два перстня. Один - черный, а другой, с сердоликом-геммой:

А как свет поднебесный его озарил,

Я дала ему руки мои,

И он перстень таинственный мне подарил,

Чтоб меня уберечь от любви, - писала Анна Ахматова

Перстень с сердоликом-геммой Ахматова не особо мистифицировала, а вот второму перстню сразу приписала магическую силу. Наверное, потому что он был черный.

Ходили слухи что украшение оберегает носителя от смерти и несчастий. К тому же, в отличие от многих сокровищ, которые она легко раздаривала, черный перстень Ахматова не отдала никому и носила его всю жизнь. В молодости - на указательном пальце левой руки, потом - на безымянном. Позируя фотографам и художникам, она старалась так положить левую руку, чтобы перстень был виден.

Черному кольцу было было посвящено одно из последних ее стихотворений:

И черной музыки безумное лицо

На миг появится и скроется во мраке,

Но я разобрала таинственные знаки

И черное мое опять ношу кольцо.

Именно с этим перстнем запечатлел Ахматову Алексей Баталов. Дело в том, что актер очень хорошо рисовал и в юности даже хотел стать художником, но своих художественных работ он стеснялся и хранил их абы как, особенно не заботясь.

До недавнего времени принято было считать, что с этим кольцом Ахматову и похоронили, однако по словам Мазур, заветное украшение носит сейчас вдова Алексея Баталова.

И действительно, сходство очевидно. Есть многочисленный кадры, запечатлевшие Гитану с большим перстнем на пальце. Мало того, что перстень визуально похож на ахматовский, так еще и описание совпадает.

В свое время коллекционер и собиратель ахматовских документов и реликвий Михаил Баженов записал рассказ одного из посетителей Ахматовой о перстне.

«В июле 1962 года я был в Комарово в «Будке» Анны Андреевны, - рассказал посетитель. - Во время разговора я видел перстень , о котором был столько наслышан, и попросил подержать его. Анна Андреевна сняла его с руки, и я внимательно рассмотрел его. Камень был черный агат, форма его — овал с плохо отшлифованной поверхностью, на которой просматриваются царапины. Внешне он казался матовым. Оправа камня (каст) и само кольцо — объемное серебро. Кольцо свободно снималось с пальца, хотя пальцы были уже отечные».

То самое это кольцо или нет - загадка. Но определенное сходство есть. И, надо полагать, что сокровище будет стоить немало. Как известно, все, что воспето, опоэтизировано - имеет особенную ценность.

Поэтесса Анна Ахматова, 1922 г. Фото Моисея Наппельбаума. ИТАР-ТАСС

Поэтесса Анна Ахматова, 1922 г. Фото Моисея Наппельбаума. ИТАР-ТАСС

ЧТО ЕЩЕ ПЫЛИЛОСЬ НА ЧЕРДАКЕ

Мазур назвала и другие вещи, от которых пришли в волнение коллекционеры. Так, например, сообщила об инскрипте Мандельштама, письме Блока и - внимание - письмах Марины Цветаевой! Как известно, от Марины Ивановны осталось не так много документов и меморий и, как говорил глава аукционного дома «Литфонд» Сергей Бурмистров, все, что связано с именем Цветаевой, ценится намного дороже аналогичных вещей Ахматовой.

Поскольку верить Мазур - себя не уважать, обратимся к свидетельствам других очевидцев. Как отметил друг семьи Константин Кучерян, он тоже видел архив Баталова.

- В 2017 году в присутствии Маши мы пересматривали документы, - отметил Кучерян. - Я сам видел сценарий «Дамы с собачкой» с пометами Баталова, а еще - сервисную книжку на «Москвич», подаренный Ахматовой.

Еще одно любопытное свидетельство принадлежит другу семьи Владимиру Иванову. Тогда на передаче Иванов не стал особенно распространяться насчет сокровищ, но обмолвился, что "из ценностей" - держал в руках последний сборник Ахматовой с подписью «Милому Алешеньке, дружественно».

- Перед тем, как попасть в больницу, Алексей просил все это припрятать для Маши. Я передал ей, но у Маши документы пропали, - пожаловался Иванов.

КУДА ПРОПАЛИ АРХИВЫ

Элина Мазур активно грешила на «дядю Мишу и тетю Наташу», пресловутых Цивина и Дрожжину, которые поживились на наследстве Баталова. По ее словам, архивы, хранящиеся на даче Баталова вывозила передача «Идеальный ремонт», потом они попали в мастерскую, потом в один гараж, потом - в другой, потом осели у "дяди Миши".

Цивин долго оправдывался, что ничем из архивов не успел поживиться. Мол, вдова делала ремонт в кабинете мужа, попросила Цивина вывезти скопившееся там барахло. Он вывез, разобрать не успел, а тут тебе и полиция нагрянула, дело пришили и все мешки с неразобранным барахлом достались служителям порядка.

Как ни парадоксально, но у нас есть предположение, что Цивин не солгал.

Посмотрев аукционы дома «Литфонд», мы обнаружили, что лоты из дома Баталовых выставлялись там, начиная с 2016 года, когда Алексей Баталов был еще жив, а руки "дяди Миши и тетя Наташи" еще не простерлись в актерскую квартиру.

Так, например, в 2016 году на аукционе за 130 тысяч рублей был продан сборник «Бег времени» с подписью Алексею Баталову. Это та самая книга, которую видел своими глазами друг семьи Владимир Иванов, передал Маше и которая "потом пропала". Судя по всему, получается, что "пропала" она еще до смерти Баталова.

Фото: Аукционный дом ЛИТФОНД, litfund.ru

Фото: Аукционный дом ЛИТФОНД, litfund.ru

В 2018 году за полмиллиона ушел фотопортрет Ахматовой с дарственной надписью матери Баталова

Фото: Аукционный дом ЛИТФОНД, litfund.ru

Фото: Аукционный дом ЛИТФОНД, litfund.ru

К слову, на том аукционе продавали и другие бумаги из коллекции Нины Ольшевской.

В октябре 2019 года за 260 тысяч ушли приглашения на 50-летие книги «Четки», которое Ахматова отмечала в доме на Ордынке.

Фото: Аукционный дом ЛИТФОНД, litfund.ru

Фото: Аукционный дом ЛИТФОНД, litfund.ru

И, более того, 29 января этого года грядет новый аукцион с распродажей ахматовских рукописей из дома Ардовых. В частности, некролог Ардова на смерть Ахматовой и машинопись поэмы «Реквием», сделанная в доме Ардовых. Свою поэму Ахматова давала только почитать, но однажды, когда у нее был гость, Михаил Ардов попросил рукопись, а сам за это время - сделал ее перепечатку на машинке. Из дома Ардовых рукопись пошла в народ самиздатом, а когда, наконец, ее издали за рубежом, Ахматова всегда повторяла: "Минькина работа".

Фото: Аукционный дом ЛИТФОНД, litfund.ru

Фото: Аукционный дом ЛИТФОНД, litfund.ru

Конечно же, мы позвонили главе "Литфонда" Сергею Бурмистрову. Сергей затруднился сказать, откуда на аукцион пришла книга, которую друг семьи объявил "пропавшей", но заверил, что "ни один лот не пришел из дома Ардовых".

- И, конено, с Цивиным и Дрожжиной мы никогда не сотрудничали, - сказал Сергей, имея в виду печально знаменитых дядю Мишу и тетю Наташу, про которых говорят, что они обокрали Машу Баталову. - Аукцион 2016 года был еще при жизни Баталова, когда о Цивине и Дрожжиной никто ничего не слышал.

Специалист отметил, что автографов и бумаг Ахматовой очень много и их происхождение может быть от других членов семьи, не обязательно из дома Баталовых.

- Я и сам иногда распродаю книги с автографами, принадлежащими мне, - сказал Бурмистров. -Но это не значит, что книги у меня украли.

ЧТО ПО ПОВОДУ КАРТИН И ДРУГИХ СОКРОВИЩ

Не надо быть Ахматовой, чтобы понять: нас ждут и другие интересные документы, связанных с именем Анны Андреевны. Между прочим, Сергей Бурмистров осторожно сказал, что в наличие картин в архивах Баталовых он верит.

Вопрос - какие это картины.

С Модильяни -какая-то несуразица. "Если он есть - то пусть нам его покажут, - кричат коллекционеры и не хотят верить в обнаженную Ахматову работы Модильяни.

Такой увидел Ахматову молодой художник Амедео Модильяни и влюбился.

Такой увидел Ахматову молодой художник Амедео Модильяни и влюбился.

Я тоже не сильно верю, потому что читал Анатолия Наймана, который ходил вместе с Ахматовой писать завещание. "О каком наследстве можно говорить? - ругалась Ахматова. - Взять под мышку рисунок Моди и уйти".

Под рисунком Моди подразумевался тот самый единственный рисунок Модильяни, опубликованный в книге.

Этот рисунок висел над кроватью Ахматовой в доме на Ордынке. "Какое наследство, - говорила Ахматова. - Взять рисунок Моди и все".

Этот рисунок висел над кроватью Ахматовой в доме на Ордынке. "Какое наследство, - говорила Ахматова. - Взять рисунок Моди и все".

Однако Мазур заявляла, что у Баталовых валялись Ахматовские портреты работы Петрова-Водкина и Натана Альтмана.

Могли ли они там быть? Чисто теоретически - да.

Ахматова научила женщин не только говорить, но и использовать свои внешние данные для поэтического продвижения.

Ее портреты писали лучшие живописцы ее времени. Модильяни, Серебрякова, Тырса. Портрет бровей работы Анненкова… знаменитая Ахматова в голубом Альтмана... Современники знали эти портреты больше, чем ее стихи.

До войны современники лучше знали портреты Ахматовой, чем ее стихи. Когда Ахматова входила в зал, люди ахали: перед ними была та самая женщина со знаменитого портрета Альтмана.

До войны современники лучше знали портреты Ахматовой, чем ее стихи. Когда Ахматова входила в зал, люди ахали: перед ними была та самая женщина со знаменитого портрета Альтмана.

Лев Шилов на лекции в 1978 году рассказывал, что при виде Ахматовой, зал ахал. Но не потому, что увидел живого поэта, а потому что "видел не женщину, а портрет работы Альтмана".

Определенно, всех ее портретов мы не знаем, и, возможно, что-то такое могло полеживать на чердаке, помимо самих портретов Баталова.

Алексей Баталов неплохо рисовал, но стеснялся своих художественных работ. Лучшим из написанного он считал портрет Ахматовой. На этом портрете Анна Андреевна запечатлена со знаменитым кольцом, подаренным ей Гумилевым.

Алексей Баталов неплохо рисовал, но стеснялся своих художественных работ. Лучшим из написанного он считал портрет Ахматовой. На этом портрете Анна Андреевна запечатлена со знаменитым кольцом, подаренным ей Гумилевым.

К примеру, год назад в Литфонде за 65 тысяч рублей был продан карандашный портрет Тышлера, сделанный в Ташкенте. До сих пор неизвестно, сколько всего ахматовских портретов нарисовал Тышлер - он сам этого не помнил. Почти все, что счел лучшим, он подарил Ахматовой, а она - раздарила друзьям. Так что сейчас известно десять портретов Тышлера, а не исключено, что их гораздо больше.

Этот портрет был продан за 65 тысяч рублей. Но точное количество портретов Ахматовой работы Тышлера - до сих пор неизвестно.

Этот портрет был продан за 65 тысяч рублей. Но точное количество портретов Ахматовой работы Тышлера - до сих пор неизвестно.

ПРЕДВАРИТЕЛЬНЫЕ ВЫВОДЫ

Такая же ситуация и с вещами Ахматовой, и с ее мемориями. Кто знает, что всплывет на следующем аукционе. Несколько лет назад СМИ радостно писали о том, что мемории из дома Ардовых перекочевали в специально созданный музей Ахматовой в Москве, а вернее, уголок Ахматовой создан в "Доме антикварной книги в Никитском". Тогда по телевизору показывали разные ручки, столы, чернильницы Ахматовой и какие-то картины, переданные в музей. Я хотел поглядеть на это добро, позвонил в Дом Антикварной книги, но мне сказали, что уголок Ахматовой закрыт из-за ковида. Странно, учитывая, что все музеи уже давно открылись.

В целом же, углубление в историю наследства Анны Андреевны позволило понять, что история эта темная и премерзкая. Сейчас СМИ представляют семью Ардовых абсолютными бессребрениками, не интересовавшимися материальной составляющей ахматовского наследства. Но, как показывают архивы, все это далеко не так. И упреки сына Анны Ахматовой, оставшегося без наследства, к семье Ардовых и Пуниных более чем справедливы. Лев Гумилев хотел передать архивы матери в Пушкинский дом - но они не были переданы. Хотел получить на память о матери ее вещи - и тоже ничего.

Несмотря на все усилия, Льву Гумилеву не досталось ничего из материнского архива. До сих пор на ахматовских рукописях и мемориях наживаются чужие люди.

Несмотря на все усилия, Льву Гумилеву не досталось ничего из материнского архива. До сих пор на ахматовских рукописях и мемориях наживаются чужие люди.

Зато после смерти Ахматовой за ее вещи началась настоящая драка, а питерские и московские хозяева квартир, в которых проживала Анна Андреевна - принялись обмениваться гадкими письмами. Например, такими:

"Все, что по счастью ускользнуло от Ваших цепких торгашеских рук, попадают в Пушкинский дом - единственному законному владельцу всего, в том числе и иконографического наследия А. А. Ахматовой Если же туда попадет и что-нибудь не имеющее непосредственного отношения к архиву, то я Вам советую утешаться простой мыслью о том, что дурные примеры распоряжаться чужим имуществом - заразительны.

Без малейшего к Вам уважения

М. Ардов".

К слову, как говорят эксперты, в Пушкинский дом все, что ускользнуло от цепких торгашеских рук - передано не было. На аукционах периодически всплывают записные книжки Ахматовой, которые должны были перейти в Пушкинский дом, рукописи, черновики, письма...

Не зря Анатолий Найман на суде назвал историю с ахматовским архивом - гнусной расправой над ним.

"Архив был захвачен и находился в руках не наследника, а захвативших рукописи людей... Надежда Яковлевна Мандельштам была женщина с огнем, она предлагала войти и привязать бельевой веревкой к батарее парового отопления тех, кто захочет препятствовать передаче архива законному владельцу Льву Гумилеву".

Все это не помогло, Лев остался ни с чем. Сегодня на архивах Анны Андреевны до сих пор продолжают наживаться чужие люди, за которых, если честно, даже не очень хочется переживать и выяснять, кто из них лучше: Цивин ли с Дрожжиной, семья Ардовых, семья Пуниных, Гитана, Мазур, кони, люди и прочее.

Как справедливо заметил в письме Михаил Ардов, "дурные примеры распоряжаться чужим имуществом - заразительны".