Общество
Эксклюзив kp.rukp.ru
15 февраля 2021 1:00

Тысяча чертей!: автор закона о запрете на мат в соцсетях и сын «мушкетера» Сергей Боярский рассказал, будут ли штрафовать за нецензурщину

У России появился «ядерный рубильник» для защиты от атак в Интернете
Депутат Госдумы Сергей Боярский

Депутат Госдумы Сергей Боярский

Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

Но есть ли защита у граждан от слежки государства за ними? Об этом мы в студии радио «Комсомольская правда» узнали от Сергея Боярского - депутата Госдумы и автора запрета на мат в соцсетях (вступившего в силу с 1 февраля). А еще он - сын знаменитого «мушкетера» Михаила Боярского, которого трудно представить без фирменного: «Тысяча чертей!»

ЕСТЬ ПЛАН НА ЧАС «Х»

- Сергей Михайлович, в Госдуме рассматривается ваш очередной закон о штрафах и наказаниях. На этот раз за нарушения закона «О суверенном интернете».

- Тут много демонизации и мифологии. Штрафы касаются только интернет-площадок или юридических лиц - их владельцев. Все это должно обеспечить устойчивость российской части Интернета при недружественных действиях из-за рубежа.

- Расшифруйте.

- Ну всем же понятно, что ключики от Интернета находятся за океаном. И в случае большого технического сбоя или атаки миллионы наших пользователей интернет-сервисов могут пострадать.

Поэтому было решено создать резервную схему для часа Х. Но государственные органы вдруг столкнулись с отказом провайдеров допускать их к своему оборудованию. Будем за это штрафовать.

- То есть, на серверах будут сидеть «товарищи майоры» и читать нашу переписку? Уже сейчас силовики требуют полномочий без санкции суда получать данные о местонахождении владельцев мобильных телефонов и информации обо всех звонках.

- В Госдуме сейчас два таких законопроекта. Один из них исключительно о пропавших без вести несовершеннолетних. Мы, конечно, понимаем, что у любой медали две стороны. И я не буду голосовать за то, что может быть использовано во вред правам и свободам, тайне личной жизни гражданина. Но что касается несовершеннолетних, я поддержу сразу двумя руками.

Когда пропадает ребенок, счет идет на минуты, секунды. Закон может спасти ему жизнь и сбережет нервы родителей. О тотальной слежке за абонентами речь не идет.

- Но как-то подозрительно вовремя появилась эта идея - следить за подростками. Возможно, просто хотят «вычислять» их на митингах? А эта слежка, которую вы благородно называете «спасением детей», попытка государства их контролировать?

- Это никак не связано с митингами. И взрослые политики никогда не используют детей для достижения своих целей. В отличие от проходимцев, которые выводят несовершеннолетних на митинги, пытаясь сделать из них живой щит между правоохранителями и провокаторами.

- Но и партия власти использовала детей в политических целях. «Молодая гвардия», «Идущие вместе», «Наши»...

- Это не политика, а воспитание на патриотических принципах. А вот использование детей втемную, вождение их за нос, запудривание неокрепших умов - это подлость. И она будет пресекаться по закону.

«ЯДЕРНЫЙ РУБИЛЬНИК» ДЛЯ ИНТЕРНЕТА

- В Белоруссии пытались блокировать Telegram-каналы и соцсети, чтобы ограничить агитацию протестов. У нас это возможно?

- У нас блокируют призывы к массовым беспорядкам, к расправе над силовиками, над их семьями, посты с личными данными силовиков. Естественно, по требованию Роскомнадзора соцсети и это все удаляли. О блокировке YouTube, Facebook, Twitter, TikTok целиком пока речи не идет.

- «Пока» - страшное слово. Китайское...

- Хорошее русское и вполне уместное слово. Мы приняли закон «О противодействии интернет-цензуре», который позволяет замедлять трафик и даже его блокировать. Но с оговоркой - он, как и наши ядерные ракеты, не для использования, а для сдерживания.

- «Закон о противодействие цензуре», говорите? Странные вы даете названия...

- Да, наши СМИ часто сталкиваются с тем, что их без оснований блокируют. Надеюсь, что «Комсомольскую правду» эта участь не постигнет. А если постигнет, обращайтесь, мы будем биться с помощью этого закона.

- Наших журналистов, кстати, регулярно банят (блокируют) на том же Facebook.

- В Совете Федерации уже предложили расширить перечень событий, по которым можно будет применить вот этот красный «ядерный рычаг» для блокировки таких сетей как Facebook, YouTube, TikTok.

- Я много путешествовал по Китаю, и хорошо представляю этот ваш «ядерный рубильник». Пострадают ни в чем не повинные и далекие от политики люди, мирно использующие Интернет для обучения, общения...

- Я больше чем уверен, что этот «рубильник» вряд ли будет опущен. А если и будет, то минут на 10, чтобы показать серьезность намерений.

Мы пока что не можем предоставить людям на выбор полноценную замену YouTube, Instagram. Поэтому мы хотим выйти на взаимоуважительный диалог с крупнейшими интернет-площадками. Мы не желаем ничего запрещать. Не хотим строить китайский Firewall («огненную стену» - систему тотальной блокировки, - ред). Мы, депутаты, сами сидим в удобных и качественных иностранных соцсетях, говорим через них со своими избирателями. Но, пожалуйста, пусть соцсети живут по нашим законам! По нашим правилам игры.

Депутат Госдумы Сергей Боярский

Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

ЧАСТЬ НАШЕГО ЯЗЫКА

- Но пока россияне озабочены другим. Сергей Михайлович - неужели вы всерьез задумали (тут бы ваш отец сказал: «Тысяча чертей!») штрафовать русских людей за мат в соцсетях?

- Мы не запретили мат! Он не относится к категории запрещенной информации. Это фейк-ньюс! Миф, который хорошо продали в заголовках!

- Вы же закон написали...

- Это не так! Просто внутри закона про соцсети прописана просьба не допускать распространения материалов с нецензурной лексикой. Но мат, нецензурная брань - не запрещенная информация сама по себе. Поэтому обязанности удалять его или тем более блокировать кого-то из-за этого нет.

- Зачем тогда писать закон, который не предполагает никакого наказания, а всего лишь декларация?

- Он нужен. Это фундамент, который будет дополняться. Мы будем очищать наш Интернет от запрещенной вредоносной информации. Начиная от детской порнографии, заканчивая группами смерти и экстремизмом.

- После объявления «запрета на мат», статистика показала - материться в интернете стали в полтора раза чаще! В знак протеста. Не получится ли, что люди будут нарушать ваши законы, отстаивая свою личную свободу?

- Вряд ли это будут делать все. Я, как и мои читатели в соцсетях, не материмся, и в большинстве своем поддерживаем очищение интернета от нецензурной брани.

Да, русский мат - это часть нашего языка. Я прекрасно понимаю, что организовать крестовый поход на него - никому не нужная глупость. Но я также ратую за то, чтобы у нас дети в школах не ругались матом перед учителями. Чтобы мы дома не ругались при детях. Чтобы не было мата в телевизоре.

Окей, мат вошел в нашу культуру вместе с песнями, сериалами, кинофильмами. Тогда - возрастная маркировка, платные подписки, читайте, наслаждайтесь, если вы совершеннолетний человек.

Я матом гораздо больше ругался в школе, потому что нужно было попробовать. Но мы пытаемся дать правильные ориентиры людям.

- А если решить проблему с другого конца - улучшить образование в школах, чтобы дети не хотели ругаться матом? Улучшить наш общероссийский быт, глядеть на который без мата все труднее.

- Я учился в музыкальной школе при консерватории, у меня было блестящее образование с точки зрения классической музыки. И там ругались матом гораздо мощнее, чем в любой общеобразовательной школе! Не в образовании дело, а в стиле жизни.

ГДЕ «ЗАЩИТА ОТ ДУРАКА»?

- Расскажу реальную историю. Молодой человек пишет в соцсетях: «Завтра, в день митинга, будет 0 градусов. Навальный даже погоду прикрутил». Ему за это грозит 10 суток ареста. Вы согласны, что за такую запись в интернете нужно давать 10 суток? И если нет, то почему в законе нет «защиты от дурака»? Или от заинтересованного в репрессиях силовика?

- Сначала хочу сказать огромное спасибо нашим доблестным сотрудникам правопорядка во всех наших городах, которые обеспечивали безопасность мирных граждан во время недавних незаконных шествий и митингов. Что касается защиты и перегибов, да, они случаются. И с этим конкретным случаем надо разбираться - так ли это было.

- Другая реальная история: у моего знакомого дочка - 11 лет, сидит в TikTok. И начинает задавать вопросы про митинги: «Папа, а ты пойдешь?» Как поступать родителю?

- У меня тоже дочке 12 лет.

- Задавала вопросы?

- Мне повезло, нет, она осталась в стороне. Но в целом дети моих друзей, особенно мальчики, они оказались в эпицентре этой информационной бури. Совет простой - пока только разговаривать с детьми и терпеливо разъяснять. А с TikTok надо проводить серьезную воспитательную работу, потому что они всегда заявляли о себе как о сети для развлечений, вне политики. А по итогу устроили нам бог знает что! С них еще спрос будет.

- А если иностранные соцсети не согласятся с вашими «правилами игры»?

- Согласятся. Они же бизнесмены. Зачем им терять выгоду?

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Как цари с русским матом боролись

Откуда на Руси взялась и когда исчезнет нецензурная лексика (подробности)