Общество18 февраля 2021 1:01

Мария Максакова - об эмиграции на Украину: Я не предательница

Вернувшаяся в Россию певица не смогла наладить отношения с матерью и встретиться с детьми
Мария Максакова борется за детей и имущество.

Мария Максакова борется за детей и имущество.

Фото: Михаил ФРОЛОВ

Последние четыре года оперная певица Мария Максакова проживала в Киеве со своим младшим сыном Иваном. Отец ребенка, бывший депутат от КПРФ Денис Вороненков, был убит неизвестными в центре Киева. После этого артистка решила остаться с сыном на Украине. Старшие дети певицы живут в России со своим отцом, бизнесменом Владимиром Тюриным, и бабушкой, известной актрисой Людмилой Максаковой. Последняя, когда Маша вернулась в Россию, не захотела встречаться с дочкой.

О том, почему в семье Максаковых такие натянутые отношения и что побудило Марию вернуться в Россию, певица рассказала в студии Радио «Комсомольская правда» (97,2 FM).

Мария Максакова откровенно рассказала о своей жизни.

Фото: Михаил ФРОЛОВ

«Отец заплатил маме, чтобы она не делала аборт»

- Собиралась с силами! - объяснила свое отсутствие на родине Максакова. - Стресс был сильнейший после убийства мужа. А сейчас время прошло, и я почувствовала в себе достаточную силу, чтобы вернуться. Я считаю, что своим отъездом на Украину законодательство не нарушила и могла вернуться в Россию, когда посчитаю нужным. Но дело все в том, что не так все просто в моей семье. Конфликт с мамой длится долгие годы.

Этот нарыв накапливался долго. Она не принимала моего мужа Дениса Вороненкова, сейчас же отказывается общаться со мной и моим младшим сыном Ваней. Ситуация в моей семье достигла апогея, поскольку между мной и мамой больше нет объединяющего звена. Сдерживающим фактором для нее был мой отец (Петер Андреас Игенбергс - немецкий бизнесмен. - Ред.), который, к сожалению, умер вслед за моим мужем Денисом. Поэтому все то, что накипало очень давно, сейчас выплеснулось на меня. Я ведь единственная родная дочь своего отца, очень богатого человека, миллионера. Мама не хотела меня. И отец заплатил большие деньги ей, чтобы она не сделала аборт.

Да, я сейчас слышу, что я росла в достатке. Но это меня никак не развратило. Я много училась. Моя профессия - это мое призвание. Я выучила шесть языков, чтобы петь без акцента. Я окончила Центральную музыкальную школу как пианистка. И я это делала, не оглядываясь на потявкивания, раздававшиеся от матери, которая мною не занималась. А теперь она спелась с моим бывшим мужем Тюриным.

Последние четыре года я слышала про себя: кукушка, бросила детей, мать чуть ли не немощную. Я приехала. Здравствуй, мама. Здравствуйте, дети. И что?

Мария, Денис Вороненков и мама Марии, актриса Людмила Максакова.

Фото: Борис КУДРЯВОВ

«Стою у школы два раза в день»

- С детьми удалось встретиться?

- Конечно, нет. Если, не дай бог, они сейчас начнут говорить, что на самом деле меня ждали, но раньше, то это чистое вранье. В любой момент, когда бы я ни приехала, прием был бы ровно тем же.

- Какое общение было все эти годы с детьми?

- Азбука Морзе - точка, тире. Естественно, за их души шла борьба. И нешуточная. Поэтому они были ко мне одно время более расположены, потом менее расположены. Но я понимала, что утрачу свое влияние на них.

Могла ли я подумать, что родная мать совместно с Тюриным будет настраивать моих старших детей против меня… Я стою перед школой два раза в день, мерзну, пытаюсь с детьми встретиться. Но Тюрин и моя мать против. Они просто рассчитывают, что я уеду и проблема сама по себе рассосется. Я матери все готова была простить, но этот поступок я считаю слишком аморальным. Сыну и дочери внушают, что я якобы отказалась от них.

Я вам расскажу природу этой инсинуации, и что за бумага была мною подписана. Тюрин мне тогда сообщил, что в России ужесточается законодательство относительно воров в законе. И что в связи с этим он опасается задержания.

Сын и дочь Марии Максаковой от первого брака.

Фото: Александр ГЛУЗ

- А у него есть такой бэкграунд?

- Ну, если он так рассуждал, вероятно, ему было чего опасаться. Он думал, что, если окажется в СИЗО, опека может не одобрить нахождения детей по его месту жительства, поэтому попросил меня подписать бумагу, что я не возражаю против проживания детей с отцом. Но при этом даже в том документе указано, что по первой моей просьбе и даже без просьб на выходные дни, на каникулы я могу беспрепятственно, в любой момент с детьми общаться.

Я себя по сей день корю, что не оставила своего старшего сына Илью в Киеве после зимних каникул, приехала с ним и вернула его. Отец его содержит в условиях, которые мне никогда бы не были по карману. Понятно, что Тюрин сказочно богат. Тем не менее внутренне у меня покоя нет из-за того, что я утеряла ту связь, которая у меня была с Ильей первые 12 лет его жизни. Мы были, наверное, самыми близкими людьми на земле. И возможно ли это еще поправить, я не знаю.

Мама Марии актриса Людмила Максакова не желает видеть дочь. Фото: Анатолий ЛОМОХОВ/GLOBAL LOOK PRESS

«Хотел, чтобы я сидела дома»

- Сейчас наши читательницы подумают: отчаянная женщина, сбежала от богатого мужа...

- Этот сказочно богатый мужчина меня лупил до сотрясения мозга, до сломанных ребер. Подруга мне говорила: «Маша, никаких уже не надо денег...Не ради детей, ничего. Ты будешь калекой, если с ним останешься».

- А за что он так избивал вас?

- Ну, припадки были...Потому что он не хотел, чтобы я пела. Если бы я сидела дома и развлекала его, ходила с ним по дорогим ресторанам и по всему миру заказывала ему блюда на 6 языках, то, конечно, лучшие сомелье наливали бы мне сейчас самое редкое шампанское.

- Но конфликт с Тюриным случился из-за того, что украинские силовики назвали его заказчиком убийства Дениса Вороненкова?

- В какой-то момент я поняла, что меня используют как таран. Они сказали, что внесли его в список подозреваемых, а потом сказали, что, возможно, он не причастен к убийству Дениса. Сейчас процессуальный статус у Тюрина таков, что он не входит в тот круг людей, которых нужно задержать и привезти на Украину. Но я и не свидетельствовала против него. Я давала постоянно показания не против Тюрина, а против Панаитова.

Мария Максакова с мужем Денисом Вороненковым.

Фото: Борис КУДРЯВОВ

«Убедили бежать в Киев»

- Панаитов - кто это?

- Бывший начальник СК Одинцовского района Московской области. Именно он убедил Дениса, что его ситуация юридическая такова, что ему надо уехать из страны. Панаитов был другом Дениса. И вот он начал Дениса настраивать, что ему откуда-то что-то известно, какая-то дополнительная информация, что в отношении Дениса какая-то страшная машина уже едет.

- И что нужно бежать из России?

- Да. Панаитов сказал Денису, что нужно бежать не куда-нибудь, а на Украину. Это именно он дал ключи от принадлежавшей его сестре киевской квартиры. И самое неприятное, что сначала он нас пустил просто так, а потом стал требовать непомерную аренду. Я, в свою очередь, приехав с ребенком, конечно, усложнила Денису жизнь. Он довольно-таки аскетично мог бы жить без меня.

- Но Вороненков же был небедным человеком.

- Почти все его имущество было записано на его бывшую жену Юлю, которая при разводе ничего ему не отдала. Но дело в том, что Панаитов заставил нас считать, что, кроме него, нас никто не спасет, что только его участие позволит сберечь те активы, которые на мне, даже не на Вороненкове, в России. Потому что якобы наше имущество будет арестовано.

Я думаю, Панаитов каким-то образом причастен к убийству Дениса.

И не понимаю, почему я не могу добиться, чтобы Панаитов был допрошен.

- А зачем ему это было нужно? Чтобы завладеть имуществом?

- Два миллиона долларов стоила наша столичная квартира, которой завладел Панаитов. Знаете, с людьми делают разные вещи и за меньшие деньги.

- Что с остальным вашим имуществом?

- По суду мне должна вернуться квартира на Краснопресненской набережной, которую мне в свое время подарил папа. Сейчас, чтобы вернуть эту квартиру и нашу квартиру с Денисом, я прохожу психолого-психиатрическую экспертизу - нужно доказать, что в момент заключения этих сделок я не отдавала отчета в своих действиях.

Мария Максакова в Киеве на месте гибели мужа Дениса Вороненкова. Фото: Оскар ЯНСОНС

А В ЭТО ВРЕМЯ

Наследство сына

- На что вы жили все эти четыре года? Ване что-то досталось от отца в наследство?

- Я пела. Денис, безусловно, был небедным человеком, но суд определил нашему сыну Ване только два машино-места в комплексе «Москва-Сити». Это все, что ему досталось от его отца. И я уже полгода пытаюсь добиться от Capital Group, чтобы они переоформили их на Ваню. Пока меня отфутболивают.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

"Этот нарыв накапливался долго": Мария Максакова рассказала правду о возвращении в Россию

Певице в ближайшее время предстоит пройти психолого-психиатрическую экспертизу (подробности)