Политика15 марта 2021 19:10

Сломали хребет ИГИЛу: За что погибли 112 российских военных в Сирии

Озвучена статистика потерь за почти 6 лет операции нашей группировки в Арабской Республике - комментирует военный обозреватель kp.ru Виктор Баранец
Воронеж, февраль 2018 г. Во время церемонии прощания с погибшим в Сирии летчиком Романом Филиповым в Доме офицеров. Фото: Вадим Савицкий/пресс-служба Минобороны РФ/ТАСС

Воронеж, февраль 2018 г. Во время церемонии прощания с погибшим в Сирии летчиком Романом Филиповым в Доме офицеров. Фото: Вадим Савицкий/пресс-служба Минобороны РФ/ТАСС

Скорбную статистику обнародовал первый зам. главы комитета Госдумы по обороне Андрей Красов: с начала военной операции России в Сирии погибли 112 российских военнослужащих. В этом списке значатся воины всех званий – от рядовых до генералов...

Злоязыкий обыватель воскликнет: ради чего мы потеряли в далекой стране больше сотни своих военных?

Когда я слышу такие вопросы, на память приходят видеоролики палачей ИГИЛ (запрещенной в России террористической организации). Нелюди в черном хладнокровно отрезают ножами головы «неверным». Таких головорезов в Сирии было больше 100 тысяч. К осени 2015 года, когда группировка России высадилась на авиабазе Хмеймим, коалиция во главе с США уже 4 года «билась» с ИГИЛ. По бандам было нанесено больше 6 тысяч (!) ракетно-бомбовых ударов. И что? А то, что за те же 4 года территория под игиловцами, расширилась с 20% до 70% страны! Зато самые жирные нефтеносные районы Сирии оказались под контролем американцев.

Пальмира. Обучение сирийских солдат российскими военнослужащими поисковой тактике и обнаружению взрывных устройств.

Пальмира. Обучение сирийских солдат российскими военнослужащими поисковой тактике и обнаружению взрывных устройств.

Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Россияне пришли в Сирию не воровать нефть, а бить террористов. Итог: сегодня 85% территории Сирии контролирует ее законная власть. Это Россия сломала «хребет» ИГИЛ.

И 112 жизней наших воинов - цена подавления самой страшной угрозы человечества.

Сирия. Колонна военной полиции РФ направляется в сторону границы с Турцией для патрулирования.

Сирия. Колонна военной полиции РФ направляется в сторону границы с Турцией для патрулирования.

Фото: Александр КОЦ

Это я отвечаю на вопрос тех, кто ехидно спрашивает: «Что мы делаем в далекой стране, неужели дома проблем нет?».

Ну тогда позвольте напомнить, что ИГИЛ собирался создать государство до границ России. Наши воины пришли в Сирию, чтобы еще на дальних подступах придушить этот гадюшник.

К тому же в бандформирования террористов влились до 4-5 тысяч (!) граждан нашей страны. Их предводители обещали, что «воины ИГИЛ будут играть в футбол головами русских женщин и детей». Наши парни погибли на передовом рубеже за то, чтобы Россия не видела такого «футбола».

112 погибших в Сирии российских офицеров и солдат – это, безусловно, тяжелая потеря. Хотя на войне без потерь и не бывает. Но все 6 лет наша группировка ни на день не прекращала боевых действий. Наши парни – не американцы, которые огородили свои лагеря толстенными заборами, из-за которых редко делают вылазки.

Там, в суровом небе Сирии и среди руин ее городов, российские воины показали мужество «высшей категории», - Золотые Звезды Героев и другие высокие награды увенчали их подвиги. Иногда, к великому сожалению, - посмертно…

Сирия. Провинция Хама, 2016 год. Жители одного из населенных пунктов пришли получить российскую гуманитарную помощь во время режима перемирия.

Сирия. Провинция Хама, 2016 год. Жители одного из населенных пунктов пришли получить российскую гуманитарную помощь во время режима перемирия.

Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

В своем последнем бою (уже на земле) пилот Роман Филиппов, оказавшись в окружении, подорвал себя гранатой и заодно уничтожил несколько террористов.

Генерал Валерий Ансапов руководил боем не в тыловом штабе, а на передке, - где и погиб на командном пункте.

Полковник Руслан Галицкий вел бойцов в атаку при освобождении Алеппо.

Спецназовец Александр Прохоренко, зажатый сотней бандитов, вызвал огонь на себя…

Их именами называют школы и улицы. И память о них будет жить.