Общество23 марта 2021 17:05

Экологическая гидра. Кому выгодно чтобы в России росли мусорные полигоны

Разбираемся, кто стоит за протестами против президентской программы борьбы с отходами
Олег НИКОНОВ
Разбираемся, кто стоит за протестами против президентской программы борьбы с отходами

Разбираемся, кто стоит за протестами против президентской программы борьбы с отходами

Фото: Дмитрий АХМАДУЛЛИН

КТО УБИВАЕТ ТЕХНИЧЕСКИЙ ПРОГРЕСС

Гидра — это не ругательство. Это многоголовый персонаж древнегреческой мифологии. Сколько Геракл не отсекал ей голов, на месте отрубленной тут же вырастала новая. С тех пор этот образ ассоциируется с бессмысленным, беспощадным и практически неуязвимым злом. И по мнению многих промышленников, эту героиню древнегреческого эпоса иногда очень напоминают некоторые экологические организации и отдельные представители «зеленой» профессии.

Прикрываясь лозунгами о защите природы, свою игру ведут зарубежные разведслужбы, вымогатели-взяточники, политические экстремисты или просто не вполне отдающие отчет в своих поступках люди.

Такие горе-экологи в свое время загубили, например, проект строительства высокоскоростной магистрали «Москва-Санкт-Петербург» - теперь мы отброшены в этом важнейшем направлении развития транспорта на десятилетия.

ДИАЛОГА НЕ ПОЛУЧИЛОСЬ

Очередным объектом атаки со стороны экологов стал проект строительства мусоросжигательных заводов в Подмосковье. Казалось бы благое дело. Любой специалист скажет, что далеко не все отходы поддаются переработке.

Что же делать с неподдающимися? Вариантов немного. Один - закапывать в землю, накапливая в почве токсичные вещества. Другой - сваливать мусор в кучи, которые постоянно дымят и смердят, жители Москвы и Подмосковья хорошо знают, что такое «свалочный газ» и не раз справедливо требовали закрытия таких полигонов. И третий, самый современный — сжигать отходы человеческой жизнедеятельности на специальных заводах, в печах построенных по последнему слову техники. Такие предприятия действуют по всей Европе, и сейчас их строительство намечается в Подмосковье.

Во вторник в Общественной палате РФ состоялось обсуждение этого проекта.

- Морфология мусора взята российская, а данные по выбросу — швейцарские, - начал свое критическое выступление экологический активист из Воскресенска, один из лидеров протеста против строительства мусоросжигательного завода в Подмосковье Алексей Холкин. - Я не верю, что мусор в разных странах одинаковый.

Смелое заявление. Особенно в нынешнее время глобализации товарных потоков, когда мы видим в разных странах одни и те же хоть памперсы, хоть молочные пакеты, хоть бутылки.

А дальше началось самое интересное. Руководитель комиссии по экологии Общественной палаты Елена Шаройкина сообщила, что пригласила на заседание представителей компании РТ-Инвест, которая занимается строительством мусоросжигательных заводов. Логично — чтобы инвесторы ответили на вопросы экологов. Но оказалось, что экологи, проводившие экспертизу, заявили, что откажутся от участия в совещании, если там будут представители компании. Это все равно, что одна футбольная команда отказалась бы выходить на поле, если там будет команда соперника.

- Полноценного диалога не получилось, - признала Шаройкина.

Но коль собрались — давайте выступать, кто как может. Пересказывать нет смысла, это уже не первое подобное собрание, лейтмотив один - долой заводы!

Далеко не все отходы поддаются переработке.

Фото: Shutterstock

ОБМАН И ВЫМОГАТЕЛЬСТВО — ОРУЖИЕ ЭКОЛОГИЧЕСКИХ ЭКСТРЕМИСТОВ

И длится это уже несколько лет. Экологической опасностью, исходящей от мусоросжигательных предприятий, пугал в эфире одной из радиостанций оппозиционный политик экс-депутат Геннадий Гудков. Наезд не прошел даром. Арбитражный суд Москвы обязал его (и радиостанцию) опровергнуть свои высказывания и выплатить компании «РТ-Инвест», занимающейся комплексной переработкой и утилизацией отходов, компенсацию за нанесение ущерба деловой репутации. Это было в 2019 г.

А 26 февраля 2021 г. Арбитражный суд признал не соответствующими действительности заявления другого экс-депутата Госдумы, учредителя экологического фонда «Гражданин», Максима Шингаркина о «диоксиновой опасности» и сверхвысокой стоимости проекта.

Ну, Максим Шингаркин — случай особый. Для него экология — лишь инструмент влияния. Вот что писал о нем сайт kp.ru. «В 2008 когда в Свердловской области жители массово выступили против вредных производств, Шингаркин предлагал свое «посредничество» в урегулировании конфликта. Выглядит это примерно так: Шингаркин появляется в горячей экологической точке, собирает местных активистов, говорит, что во всем поддерживает и готов помогать, но только не надо спешить, надо действовать умнее. Обнадежив и сбив градус протеста, он организует экспертные мероприятия, показывающие, что «все тут нормально». Так же Шингаркин помогал начать бурение на шельфе Камчатки, несмотря на отрицательное решение Государственной экологической экспертизы, защищал радиоактивные противогололедные реагенты, проданные московским коммунальщикам, предлагал упростить прокладку автомобильных дорог через заповедные земли, помогал московским властям получить права на «Лосиный Остров» и лишить «Нескучный Сад» статуса природоохранной зоны и так далее». Возникает вопрос: «Вы, за кого, господин Шингаркин?» Ответ, похоже будет кратким как холостой выстрел: «За хайп!».

Вообще же, верхоглядские наскоки на нужные людям знаковые проекты (а только на такие и наскакивают — на мелкие смысла нет, никто не заметит этих наскоков) были всегда уделом доморощенной радикальной оппозиции, связанных со спецслужбами западных структур, таких как Greenpeace или Bellona либо малограмотных горе-экологов, которых если послушать, то хоть в пещеры жить возвращайся.

Но год назад к этой «армии спасения» присоединился академик РАН Владимир Грачев — известный ученый, не радикал, это было неожиданно и заставил серьезных экологов внимательнее присмотреться к мусоросжигательному проекту. Но позже мотив ученого стал понятен. Согласно публикации в «Коммерсанте», прошлым летом, в июле, сотрудники ФСБ взяли Грачева с поличным в столичном ресторане Vаниль за вымогательство взятки в 1 млн евро. В обмен на положительную экспертную оценку проекта.

История громкая. Сотрудники ФСБ долго вели авторитетного эколога, отслеживая его встречи и телефонные разговоры. Да и задержан он был с поличным — как сообщает следствие, при получении первого транша в размере 3 млн руб. Это нанесло мощнейший репутационный удар по всему зеленому движению. Впрочем, виновен ли Грачев, себе он брал или для передачи вверх по экологической цепочке, следствию еще предстоит разобраться.

Кстати, до момента ареста Владимир Грачев возглавлял Всероссийское общество охраны природы. Елена Шаройкина, став ответственным секретарём центрального совета ВООП, продолжила критиковать тему мусоросжигания.

УЧЕНОГО НИКТО НЕ СЛЫШИТ

Но атаки на мусоросжигательные заводы не прекращаются. Нынешняя руководитель комиссии по экологии Общественной палаты Елена Шаройкина начала свою работу на новом посту с продолжения старой пластинки. «Строительство объектов несет угрозу для окружающей среды и здоровья людей, - пишет она министру жилищно-коммунального хозяйства Московской области Антону Велиховскому. - При этом известно, что европейский опыт эксплуатации подобных объектов привел к загрязнению обширных территорий суперэкотоксикантами — диоксинами».

Снова диоксины — те самые, за которые суд признал экс-депутата Шингаркина обманщиком.

Кстати, серьезные ученые пытаются рассказать правду о современных мусоросжигательных заводах, но их, похоже, никто не слышит. В том числе и в Общественной палате.

Известный химик и эколог Валерий Петросян — устанешь перечислять титулы, отметим лишь, что профессор кафедры органической химии химфака МГУ, ректор Открытого экологического университета, вице-президент Российской академии естественных наук, председатель Экологического совета при Правительстве Москвы, эксперт ООН по химической безопасности, член Высшего экологического совета Госдумы РФ.

Петросян постоянно выступает в печати с разъяснениями законов химии, которые ни один оппозиционер отменить не в силах. Все канцерогены разрушаются уже при температуре 850 градусов, а те самые диоксины распадаются без возможности снова возродиться 1200 градусах. А печи на мусоропереработке раскочегаривают для верности до 1260 градусов.

Следы органических токсикантов поглотит фильтр с активированным углем, а оставшиеся примеси оксидов углерода, азота и серы будут существенно меньше, чем от проезжающих автомобилей, резюмирует ученый.

Во Франции, сжигается 35% отходов, а захораниваются всего 26%. Остальное – идет на переработку.

Фото: Shutterstock

В ЕВРОПЕ ВСЕ СПОКОЙНО

Кстати, в самих европейских странах такие заводы, какие предполагается построить в Подмосковье, давно работают и никакому Гринпису не мешают. Более того, один из крупнейших мусоросжигательных заводов в мире располагается всего в 10 км от международной штаб-квартиры этой организации в Амстердаме. И за 20 лет работы завода – ни одной жалобы со стороны экоактивистов.

Другой экологический гигант мирового масштаба Bellona базируется в Норвегии — здесь целых 18 мусоросжигательных заводов. И ничего. В Германии и того больше — без малого сотня предприятий.

Такие печи работают в Швейцарии, Швеции, Германии, Дании, Франции, Нидерландах и других странах — там это воспринимается, как обычное дело. Например, во Франции, сжигается 35% отходов, а захораниваются всего 26%. Остальное – идет на переработку.

А у нас, по данным Счетной палаты РФ, в землю уходит 90% мусора! Кому как не нам осваивать передовые технологии в борьбе с отходами. О том, что сжигание разгрузит задыхающиеся полигоны наши «зеленые» почему-то забывают.