В мире5 июня 2021 18:11

Президент Молдовы готова обострить ситуацию в Приднестровье

Европа этому не очень рада, но тон задают не европейцы, а американцы
Президент Молдавии Майя Санду

Президент Молдавии Майя Санду

Фото: GLOBAL LOOK PRESS

До внеочередных парламентских выборов в Молдавии, назначенных на 11 июля, осталось чуть больше месяца, но предвыборные страсти в этой небольшой республике начинают только разгораться. Иностранные послы практически не вылезают из кабинетов молдавских чиновников, выясняя, что еще надо сделать для победы пропрезидентской партии PAS и требуя от местных чиновников удвоить и утроить усилия для достижения этой цели.

ЦИК Молдовы предложил открыть 139 избирательных участков для представителей молдавской диаспоры в других странах. И неудивительно, что большая часть их будет открыта в странах Западной Европы. А вот в России, где число трудовых мигрантов из Молдовы вряд ли ниже, их будет на порядки меньше. Участки для диаспоры – прекрасный инструмент для прозападно ориентированных сил в Молдове. Во-первых, там можно устроить веселуху с «каруселями» и организованным подвозом, а во-вторых, внимание международных наблюдателей будет сконцентрировано не там, а в Приднестровье и Гагаузии. На прошлых выборах сторонники Майи Санду даже организовали при помощи молодчиков спортивного телосложения блокаду участков для избирателей из Приднестровья, не пуская их на голосование.

При этом, самое интересное, что в значительной степени Молдова продолжает существовать в качестве суверенного государства благодаря Приднестровью и Гагаузии. Если бы не эти два региона, то унионисты и прозападники уже давно добились бы поглощения Молдовы Румынией, сторонником чего является действующий президент. Гагаузия в этом вопросе проявила решительность по самому высокому счету, приняв на референдуме решение, что если Молдова уходит в Румынию, то гагаузы оставляют за собой право выхода из состава Молдавии.

И от того еще более удивительно, что диалог по урегулированию приднестровского конфликта все последние годы только деградирует, но особенно это стало заметно на фоне последних избирательных кампаний. В прошлом году стороны даже не смогли провести ни одной встречи в формате «5 + 2», а ряд предварительно заключенных прежним президентом Игорем Додоном соглашений с Тирасполем так и остался в подвешенном состоянии.

Было бы смешно предположить, что мир в зоне этого застарелого «замороженного конфликта (а в этом году прекращению огня исполняется 29 лет, и за это время не случилось ни одного обострения) обеспечивается только привлеченными военными. Силы миротворцев для этого явно невелики – 400 российских военных, 500 приднестровских, 350 молдавских и 10 украинских наблюдателей. В реальности это делает авторитет России. И за все эти годы у экспертов, посредников и наблюдателей сложилось единое мнение, что конфликт не имеет силового решения.

Но с приходом Майи Санду на пост президента многое в этой сфере изменилось. В Кишиневе все чаще стали говорить о необходимости вывода «иностранных войск» (естественно, российских миротворцев и контингента, охраняющего военные склады) и «неполитического решения» конфликта. То ли история с последней войной в Нагорном Карабахе и победой в ней Азербайджана, то ли увещевания зарубежных эмиссаров, зачастивших в столицу Молдовы вскружили голову, но эти предложения стали звучать уже и из президентского кабинета. Последним из таких визитеров встречу с Санду провел заместитель помощника госсекретаря США Джордж Кент, и, как сообщается в пресс-релизе, стороны обсуждали как раз ситуацию с Приднестровьем.

Примечательно, что европейцы ведут себя в этом вопросе гораздо осторожнее, чем американцы. Что вполне объяснимо – заполучить еще один полыхающий конфликт не в интересах Европы. Поэтому ОБСЕ уже отмежевалось от предложения Санду переформатировать миротворческую миссию в гражданскую, заверив, что не получала документов с этой инициативой и сразу же объявила ее бесперспективной, поскольку для реализации потребуется согласие всех 57 стран-участниц ОБСЕ.

Вместе с тем, никто не запрещает Кишиневу разрабатывать новые варианты урегулирования конфликта, вот только Молдавия ни одного плана на обсуждение посредников не предоставила, ограничившись лишь словесными декларациями. Миротворческая операция остается единственной площадкой для урегулирования конфликта, а Кишинев своими действиями лишь подталкивает Гагаузию и Приднестровье к поддержке блока коммунистов и социалистов республики. И единственным вариантом противостоять этим настроениям для прозападных сил Молдовы остается лишь испытанный способ блокирования участков и запугивания избирателей. А после выборов и попытаться «решить» вопрос «силовым путем».