Общество10 июня 2021 14:27

Защищая память о войне, мы защищаем не прошлое, а наше будущее

Журналист Сергей Мардан - о принятии закона, запрещающего публично отождествлять роли СССР и нацистской Германии во Второй мировой войне
Защищая память о войне, мы защищаем не прошлое, а наше будущее

Защищая память о войне, мы защищаем не прошлое, а наше будущее

Фото: Михаил ФРОЛОВ

Госдума в третьем окончательном чтении приняла закон «о запрете публично отождествлять цели и действия СССР и нацистской Германии во Второй мировой войне, а также отрицать решающую роль советского народа в победе над фашизмом».

Вопрос «Зачем?» тут не стоит. Скорее - «Почему только сейчас, а не 20 лет назад?».

Отлично помню 90-е и начало нулевых, когда все книжные магазины были завалены книгами Резуна, московские интеллигенты с горящими глазами и брызгаясь слюной взвизгивали: «Вот видите! Сталин и Гитлер — это одно и то же. А вообще, Россия — это еще худшее исчадие ада».

Некоторые не могут успокоиться до сих пор и каждое 9 мая исправно репостят фейковые карикатуры и проклинают Пакт Молотова-Рибентропа, словно у них под Брестом была родовая усадьба, которую Красная Армия в 1939 году расстреляла из танков.

Логика этих людей лично мне была понятна всегда. Они, кто интуитивно, а кто-то и вполне осознанно, били по главной нашей «скрепе» - Победе. Они — враги.

Для опустошенного распадом великой страны народа память о войне была, единственной зацепкой, которая давала России шанс выкарабкаться из исторической пропасти, в которой она оказалась второй раз за столетие. Эту зацепку, этот крючок обязательно нужно было сломать.

Но свой шанс они упустили. Окно возможностей окончательно закрыто принятым законом.

Самое время разобраться — зачем это нам? Нормальным людям. Гражданам России.

По-гречески «катастрофа» - это бедствие. Точнее — Бедствие. Великая Отечественная война — была самым страшным, самым невероятным бедствием в русской истории.

Масштаб жертв, которые понесла историческая Россия — это поистине Гекатомба. Двадцать или двадцать семь миллионов погибших — до сих пор историки не могут определиться. Эти цифры человеческое сознание не в состоянии ни вместить, ни описать. Не хватит ни красок, ни слов.

Сегодня осталось только две страны, чья историческая память о войне очень схожа и «выбивается» из общемирового контекста. Это — Россия и Израиль.

Израиль просто не возник бы без Второй Мировой войны. Холокост — не только величайшая трагедия еврейского народа, а основа основ, фундамент и смысл государственности Израиля.

Когда политические украинцы говорят «Никогда больше» - это не значит вообще ничего. Когда эту фразу говорит израильтянин, это означает, что больше никто и никогда не сможет безнаказанно убивать евреев, и у них есть их собственная страна, их собственный — Ковчег спасения.

Для России смысл той войны и Победы почти идентичен. Россия спаслась чудом и ценой страшных, совершенно нечеловеческих усилий, которые были способны (и, по идее, должны были) нас убить. Но не убили.

Победа дает нам надежду. В самые темные времена мы знаем, на что опереться. В минуты самого мрачного отчаянья мы вспоминаем, какой ценой была выкуплена у ада наша жизнь.

Мы не должны стесняться этого библейского пафоса. Мы обязаны защищать наши святыни от любого посягательства. По законам Российской империи святотатство каралось смертью. Времена нынче вегетарианские, но принятый Госдумой закон — это по сути закон о защите национальной святыне и, потому, он более чем уместен.

Для национального строительства, которое вот уже тридцать лет не может сформулировать главную идею российской политической нации, Победа и Великая Отечественная война — естественные опоры, ключевые исторические символы, которые объясняют смысл существования русского народа и России — как государства этого народа.

Не существует ни одной нации, у которой бы не было своей собственной национальной мифологии, пантеона героев и трактовки ключевых событий своей национальной судьбы.

«Полемика» о цене победы, роли Сталина и СССР в военной истории, контексте в котором мы связываем в единую хронологию Российскую империю, Революцию и СССР, это не вопрос исторической науки. Это — реальная политика в чистом виде, причем в самых ее критически важных моментах.

Мы отстаиваем собственную идентичность, свой образ жизни и, соответственно — тот образ будущего, который совершенно не обязательно должен нравиться кому-то еще.

Тот, кто стремится разрушить нашу идентичность и лишить нас права определять судьбу собственной страны — открытый враг. Враг народа и враг государства. Можете выбрать любую терминологию по своему вкусу. Статья в УК для них теперь есть...