Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+11°
Boom metrics
Звезды16 февраля 2022 18:55

Друзья Баталовых рассказали в суде, как Цивин и Дрожжина им всегда казались подозрительными

16 февраля в Замоскворецком суде допрашивали свидетелей по уголовному о мошенничестве с имуществом семьи народного артиста СССР
Наталья Дрожжина и Михаил Цивин.

Наталья Дрожжина и Михаил Цивин.

Фото: Лариса КУДРЯВЦЕВА/ЭГ

Судебный процесс по уголовному делу с имуществом семьи Алексея Баталова потихоньку движется вперед.

15 февраля Хамовнический суд временно отстранил от должности нотариуса Дмитрия Бублия, которого обвиняют в пособничестве мошенничеству с квартирами Баталовых. И в злоупотреблении полномочиями нотариуса. Вопрос о лишении Бабулия статуса нотариуса пока не стоит. Но отстранение будет действовать до решения суда по уголовному делу, которое рассматривалось 16 февраля в Замоскворецком суде.

Напомним, что в мошенничестве по ч. 4 ст. 159 УК РФ (в особо крупном размере, совершенное группой лиц по предварительному сговору, повлекшее лишение права гражданина на жилое помещение) обвиняют 73-летнюю актрису Наталью Дрожжину и её 74-летнего супруга Михаила Цивина. Свою вину они не признали.

По версии следствия, Дрожжина и Цивин вошли в доверие к вдове Алексея Баталова Гитане Аркадьевне Леонтенко и младшей дочери артиста Марии, чтобы обманом завладеть их имуществом. В 2019-2020 годах они сняли по доверенности с расчетных счетов Баталовых более 20 млн рублей.

Кроме того доверчивая вдова "под влиянием обмана" подписала договоры пожизненного содержания на имя Натальи Дрожжиной. Вследствие чего Мария Баталова лишились доли в четырехкомнатной квартире в Доме на набережной на улице Серафимовича, мастерской, расположенной по тому же адресу, и еще одной квартиры в районе Самотечной площади. Права на эту недвижимость получила Наталья Дрожжина. Прокуратура потребовала дать уголовно-правовую оценку действиям нотариуса, который заверял договоры пожизненного содержания с иждивением.

Дочь актера Алексея Баталова Мария.

Дочь актера Алексея Баталова Мария.

Фото: Первый канал

Сегодня в суде выступали два свидетеля со стороны Баталовых. Это друзья семьи - научный руководитель Государственного архива РФ Сергей Мироненко и подруга Гитаны Аркадьевны Марьяна Есаян.

Они подробно рассказали, как полтора года назад Гитана Леонтенко случайно узнала о мошеннических намерениях Дрожжиной и Цивина. По словам Мироненко, Михаиал Цивин часто бывал в доме у Баталовых. Со стороны он казался слишком доброжелательным и "слащавым". Старался произвести впечатление распорядительного и нужного человека. Такая избыточная любезность казалась подозрительной окружению Баталовых, и только Гитана Аркадьевна продолжала видеть в Цивине настоящего «друга семьи». Она очень доверяла Михаилу Семеновичу и его супруге Наталье Дрожжиной.

Но однажды и у неё открылись глаза. Это случилось, когда Наталья Дрожжина захотела оформить опеку над Марией Баталовой. После этого Гитане Аркадьевне стали понятны многие вещи. В первую очередь - истинные намерения Дрожжиной. «Эта опека над Машей была для Гитаны Аркадьевны неприемлема, даже несмотря на то, что у Марии Баталовой тяжелая форма ДЦП»,– сказал в суде Сергей Мироненко.

После неаккуратных, опрометчивых слов об опеке над Машей, с Гитаны Аркадьевны как будто слетела пелена. Она наконец поняла, что имущество Марии оформлено на Дрожжину и со счетов Баталовых сняты все деньги. В банке была ячейка, куда «друзья семьи» уговорили поместить ордена, золотые часы Алексея Баталова, документы... Когда Гитана Аркадьевна захотела проверить ячейку, Цивин долго не отдавал ключ от ячейки. Но потом отдал, а в ячейке - пусто…

Как нам рассказал адвокат Баталовых Сергей Лукин, на ближайших заседаниях будут допрошены и другие свидетели по этому громкому уголовному делу.

Напомним, что в апреле прошлого года Замоскворецкий суд признал договоры ренты, заключенные между Дрожжиной и Марией Баталовой, недействительны, признал, что имущество перешло к Дрожжиной обманным путем. После этого Наталья Дрожжина подала апелляцию. Однако Мосгорусуд оставил решение Замосковорецкого суда без изменений.