Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+10°
Boom metrics
Общество18 февраля 2022 4:00

Распад СССР предопределил не Ельцин или прибалтийский сепаратизм, а крах советского рубля

С таким утверждением в своей новой книге «Коллапс» выступает профессор Лондонской школы экономики Владислав Зубок
1991 г. Очередь за хлебом в продуктовый магазин. Фото: Владимир Саяпин/ТАСС

1991 г. Очередь за хлебом в продуктовый магазин. Фото: Владимир Саяпин/ТАСС

Для многих из нас распад Советского Союза – событие, произошедшее прямо на глазах. Версии – почему это случилось - почти у всех совпадают, равно как народными массами уже давно назначены виновники случившегося.

Профессор Лондонской школы экономики Владислав Зубок, написав книгу «Коллапс» (Collapse), уже наделал на Западе много шума: ведь, по его мнению, распад СССР не был чем-то неизбежным. Более того, автор считает, что главной причиной развала Союза была потеря им финансового суверенитета.

- Профессор, закончив «Коллапс», вы ведь наверняка предполагали, что ваша новая книга может стать новым катализатором прогнозов, предрекающих распад современной России, равно как и призывов к воссозданию Советского Союза или даже Российской империи…

- Если говорить о «Коллапсе» в контексте размышлений о современной России и ее устойчивости, то, безусловно, при ее написании подобные мысли меня посещали. Но как историк-профессионал я их оставлял в стороне.

Пусть это покажется странным, но работа над «Коллапсом» захватила меня: ведь, как мне казалось, я неплохо знал время, о котором писал, ведь я в нем жил. Но в процессе исследований открылось много неизведанного и неожиданного для меня.

Западные СМИ часто цитируют российского президента, назвавшего развал СССР величайшей геополитической катастрофой XX века. И никаких исследований на эту тему! Если Путина травмировал этот распад, то как он его понимает? Насколько адекватно? Адекватно ли это понимаем все мы?

И вот теперь мое мнение ясно изложено: распад СССР не был неизбежностью, он был спровоцирован уникальным сочетанием и стечением ряда обстоятельств и субъективного фактора.

Русские дважды своими руками разрушили две великие державы – Российскую империю и СССР. Если что-то подобное случится в третий раз, через разрушение и хаос, нам нужно будет искать новое место обитания и пересматривать все наше историческое знание о себе самих.

- Что стало для вас главным открытием в процессе исследований причин развала СССР?

- Я же - не просто автор, а еще и свидетель описываемых в моей книге событий. И даже, в определенной степени, их участник. Я москвич, в те годы работал в Институте США и Канады, меня окружали чрезвычайно интересные, хорошо информированные люди.

Уже тогда у меня сложилось мнение, что СССР распался из-за развала экономики. Люди устали от беспросветной, безрадостной, позорно нищенской (особенно в сравнении с Западом) жизни. Тот способ перехода к неизбежному рынку, который тогда был выбран, оказался гибельным. Горбачев понимал это и сказал, что «мы разрушили старые механизмы управления экономикой, но не смогли создать новые». И главным открытием в процессе написания книги для меня стали: понимание масштабов разрушения финансовой системы СССР и неспособность сделать советский рубль работающей валютой.

Советские финансы покоились на жестком разделении на наличный и безналичный расчет. Суверенитет СССР «защищали» от внешнего мира авторитарные рычаги - атомное оружие, закрытые и тщательно охраняемые границы, навязываемая всем хуже горькой редьки коммунистическая идеология и пр. Но все эти рычаги оказались бессильными остановить развал. Всего лишь за два года после начала масштабных горбачевских реформ СССР потерял свой финансовый суверенитет, и это стало главным катализатором его развала. Да, свою руку к распаду СССР приложили и Ельцин, и прибалты, но экономические реформы тех лет уничтожили советский рубль. Первый залп — это закон о госпредприятиях и кооперативах 1988 года, который позволил покупать товары по госценам, а продавать их же по рыночным. И второй — это децентрализация власти, Верховные съезды 1989-90 годов. Все это сделало советские финансы неуправляемыми никем.

Обложка книги Владислава Зубка «Коллапс».

Обложка книги Владислава Зубка «Коллапс».

А еще я понял – почему позиция, которую США занимали по отношению к СССР в конце его существования , так и не изменилась у них кардинально по отношению к России в 1990-е годы, когда Горбачев, а затем Ельцин и его окружение казалось бы выбрали «демократию» и хотели интегрироваться в Запад. Многие представители американской элиты тогда посетили Москву, большое количество россиян ездило в Вашингтон, стажировалось в американских центрах и университетах, и все тогда уверенно говорили о том, что вот снимем все наслоения холодной войны, лишим друг друга образа врага, и все пойдет хорошо. А дело не пошло. Долгое время я считал, что причина только в нерешенности каких-то российских политических и экономических проблем. Но в архивах администрации президента США Джорджа Буша я нашел интересную запись совещания в Белом Доме о возможной финансовой помощи Запада Горбачеву. Говорил министр финансов Николас Брэди, и говорил он четко и недвусмысленно: «Стратегическая задача США заключается в том, чтобы увидеть Россию в качестве третьеразрядной страны, у которой не будет мощного военно-промышленного комплекса, способного обеспечить возможности ведения полномасштабных военных действий». Соединенные Штаты прагматично и расчетливо не хотели видеть Россию великой державой ни в виде СССР, ни в виде независимой федерации.

- А вы не считаете, что этот вывод создаст для вас сложности в той же Америке? Кстати, как восприняли его ваши западные коллеги?

- Я многим обязан западным фондам и Лондонской школе экономики, за поддержку моих исследований распада СССР. Не сомневаюсь, что мои заключения вызовут возражения и несогласие многих, кто считал и считает Советский Союз чудовищным экспериментом, который должен был исчезнуть с лица земли и не подлежал какому-либо реформированию. Есть жесткое мнение – «Чего там обсуждать? Развалился, и слава Богу». К счастью, есть немало серьезных коллег, которые прекрасно понимают, что я написал свою книгу не в припадке ностальгии по СССР, а чтобы понять, как и почему именно так он развалился. В конечном счете, на понимании причин и следствий во многом стоит современная наука об обществе, государстве и международных отношениях.

- Для написания книги вы использовали не только архивные материалы, но и записи своих бесед с ведущими советскими и российскими политиками, экономистами, военными. Вы говорили с Горбачевым, Бурбулисом, Язовым и многими другими…

- Мне всегда хотелось, чтобы в России больше развивалась т.н. устная история, когда люди сами, пусть и пристрастно, вспоминали бы – что они делали, как и почему. Мемуары? Дневники? Их далеко не все успели написать, а качество тех, что написаны, весьма неровно. В России только учатся относиться к истории и ее свидетельствам бережно.

- Целая глава в вашей книге посвящена Андропову. Вы тоже верите в то, что если бы этот Генеральный секретарь ЦК КПСС прожил еще несколько лет, то Советский Союз остался бы цел?

- Скучна та история, где все предрешено - мол, случилось и случилось. Но я не берусь писать книги с сюжетом в сослагательном наклонении. Некоторые рецензии, уже написанные на Западе на «Коллапс», представляют меня сторонником Андропова. Это совсем не так.

Я написал главу о нем для того, чтобы показать – были люди, понимавшие реформы по-другому, не так, как они потом пошли. Может быть с авторитарным лидером было бы проще и с меньшими потерями осуществить рыночные реформы и предотвратить обвал рубля.

А еще эта глава понадобилась для того, чтобы напомнить о том, что именно Андропов, что называется, пропихнул Горбачева во власть.

- На обложке «Коллапса» - фото Горбачева…

- Если кто-то сочтет, что и я считаю Михаила Сергеевича главным виновником распада СССР, то отвечу, что спорить с массовыми мифами и предрассудками совершенно бесполезно. Я и не пытаюсь даже это на это поле ступать.

Я считаю, что на Горбачева возведено столько жесткой и бессмысленной напраслины, что даже та критическая оценка, которую я даю ему в своей книге, - ничто по сравнению с тем, что о нем говорят и пишут другие. «Коллапс» - косвенная его реабилитация. Даже при том, что остаюсь при убеждении: если бы не серия идеалистичных и одновременно странных реформ, которые осуществил Горбачев, СССР продолжал бы существовать.