Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+10°
Boom metrics
Политика
Эксклюзив kp.rukp.ru
17 февраля 2022 15:27

Жительница обстрелянного дома в Донбассе: «С 2015 года такого не было. Хорошо, что дети были в школе»

Спецкор kp.ru Дмитрий Стешин - о сегодняшних обстрелах с украинской стороны
В пять утра 17 февраля, вся линия фронта зарокотала – и в ЛНР и в ДНР.

В пять утра 17 февраля, вся линия фронта зарокотала – и в ЛНР и в ДНР.

Фото: Дмитрий СТЕШИН

Донбасс – «шумно»

После не состоявшегося наступления Украины 16 февраля в 3 часа ночи, весь Донбасс, без преувеличений расслабился и тут началось. В пять утра 17 февраля, вся линия фронта зарокотала – и в ЛНР и в ДНР. Начали с мелочи – стрелковое оружие, автоматические гранатометы, к восьми часам утра в ход пошли минометы – сериями по 16 мин. Что лишь говорит о согласованности провокации. В 11 утра, украинские военные пропагандисты вбросили в интернет сообщение, вызвавшее бурю эмоций – в поселке Новая Кондрашовка (ЛНР) снаряд попал в детский сад. Прилагалось фото с разгромленной игровой комнатой и уточнение – время обстрела было раннее, в садик не пришли воспитатели и дети. Вскоре, выяснилось, что Новая Кондрашовка находится ЗА линией фронта, а значит, снаряд выпустили ополченцы. Тут фото рассмотрели внимательно – по целым стеклам в здании, стоящим на полках игрушкам и футбольным мячам, стало ясно, что стену, скорее всего выдолбили ломом. Так не бывает, когда в комнате разорвался снаряд. Фальшивка, запущенная украинскими пропагандистами, сработала.

Примерно в это же время, после 10 утра, военные ЛДНР одновременно получили приказы – открыть огонь на подавление огневых точек противника. А вот это мероприятие услышал уже весь Донецк. Давно такого не было, чтобы в центре города грохотало. А потом все затихло…

К трем часам дня, появились официальные данные – по республикам сегодня утром выпустили свыше сотни мин и снарядов. Пули и заряды от автоматических гранатометов, разумеется, никто не считал.

К трем часам дня, появились официальные данные – по республикам сегодня утром выпустили свыше сотни мин и снарядов.

К трем часам дня, появились официальные данные – по республикам сегодня утром выпустили свыше сотни мин и снарядов.

Фото: Дмитрий СТЕШИН

Такие массовые обстрелы не должны быть без последствий в виде разрушений или жертв. Но, информация к военным пока не поступала. По слухам, большие калибры прилетали к пункту пропуска Еленовка (около 20 км. от Донецка), но упали они на позиции – без предварительных договоренностей меня туда не пустят.

Жду информацию в маленькой кофейне на бульваре Пушкина. Баристе Саше 19 лет, всю войну здесь. Говорит, что раньше выезжал в Ростов, в Киев, Харьков, а потом понял, что Донецк – лучший город и менять его не на что. На мой вопрос, чем все закончится, бариста отвечает так:

- Я простой парень и ничего не могу сделать. Пусть закончится так, чтобы больше никто не страдал.

В кафе заходит Игорь, врач-стоматолог:

- Я не испугался сегодня утром. За себя не боюсь, боюсь за родных и близких. Моментально перезвонились со знакомыми и друзьями, говорят – «шумно». Думаю, все-таки начинается «горячая фаза». Быстрее начнется – быстрее закончится.

Приходит сообщение: «последствия обстрела фиксируют сотрудники СЦКК ((Совместный центр контроля и координации вопросов прекращения огня и стабилизации линии разграничения сторон - прим. ред.)по адресу улица Мелитопольская,Петровский район Донецка».

Такие массовые обстрелы не должны быть без последствий. Но, информация к военным пока не поступала.

Такие массовые обстрелы не должны быть без последствий. Но, информация к военным пока не поступала.

Фото: Дмитрий СТЕШИН

«Обстрел №2»

Петровский район, это поселки, выросшие вокруг шахт. Улица Мелитопольская, грубо говоря, относится к шахте Челюскинцев. Собственно, шахтеры здесь всегда старались селиться возле места работы, зачем куда-то ездить? Удобно.

Поселок, несмотря на свою близость к линии фронта – аккуратный. Встречаются советские типовые частные домишки. Есть домики кирпичные, с интересными, необычными флигелями и арочными окнами. Улицы чисто выметены и прибраны, это не «Нахаловка». Адресов пострадавших домов у меня нет, но, я вижу в конце улицы джип СЦКК. Мужчина в камуфляже и в каске с ярко-синим чехлом фиксирует адресный план, в руках у него табличка с сегодняшней датой, за его спиной – пострадавший дом. Улица упирается в серую лесопосадку и можно предположить, что где-то за ней и идет линия фронта. Я не ошибся.

Мужчина в камуфляже и в каске с ярко-синим чехлом фиксирует адресный план, в руках у него табличка с сегодняшней датой, за его спиной – пострадавший дом.

Мужчина в камуфляже и в каске с ярко-синим чехлом фиксирует адресный план, в руках у него табличка с сегодняшней датой, за его спиной – пострадавший дом.

Фото: Дмитрий СТЕШИН

Моложавая пенсионерка Лариса, говорит мне, что с утра уехала на рынок:

- Приезжаю, не могу понять, почему у меня шторы внутри дома раздернуты. Смотрю – осколок, еще и по мебели шоркнул. Соседка говорит, что очень громко взорвалось. Были сильные прилеты.

- С чем этот обстрел связан?

- Вы меня спрашиваете? Мы уже тут восемь лет под обстрелом! Что сделано, чтобы дети не боялись? Ничего! Прилеты постоянные.

Улица упирается в серую лесопосадку и можно предположить, что где-то за ней и идет линия фронта.

Улица упирается в серую лесопосадку и можно предположить, что где-то за ней и идет линия фронта.

Фото: Дмитрий СТЕШИН

- Много детей?

- Куча. А вы зачем снимаете?

- А я больше ничего не могу сделать. Я здесь с 2014 года, я гражданин ДНР, мне здесь все, как родные, и единственное, чем я могу вам помочь – зафиксировать происходящее.

Лариса тяжело вздыхает, бросает мне на прощание слово «бесполезно», разворачивается и уходит… Иду в следующий дом, там тоже осколок вошел в окно и посекло шиферную крышу. Ирина Галич – домохозяйка. Говорит, что обстрел шел почти тридцать минут, очень давно такого здесь не слышали.

- С 2015 года такого не помню, клали по посадке. Это второй такой сильный обстрел за восемь лет. Тогда у нас полностью, с рамами, два окна вылетели.

Ирина говорит, практически без эмоций, мне показалось, что она еще не отошла от потрясения:

- Хорошо, что дети в школе были, дистанционка закончилась. Дети – первый и третий класс. Очень было громко и страшно. Нет, в подвал я не успела спуститься, во дворе была, успела в прихожую заскочить, там и ждала, когда закончится.

- Можете показать, относительно линии дома, где тут линия фронта?

Ирина удивляется вопросу:

- Так Петровский район и есть линия фронта…

Примерно 100 тысяч человек жило в Петровском районе до войны. Район даже по меркам всего видавшего военного Донбасса считается «нехорошим», но несмотря на такой статус, здесь до сих пор проживает около 10-15 тысяч человек. Как «на Петровке» включить мир и выключить войну – не знает никто. Ну, может в Совете безопасности ООН сегодня придумают. Это сарказм, если что.

Как «на Петровке» включить мир и выключить войну – не знает никто.

Как «на Петровке» включить мир и выключить войну – не знает никто.

Фото: Дмитрий СТЕШИН

ЕЩЕ ПО ТЕМЕ

В центре Донецка слышен артогонь – такого не было давно

Спецкор kp.ru Дмитрий Стешин передает с линии соприкосновения (подробности)