Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+19°
Boom metrics
Политика18 февраля 2022 16:18

Донбасс не испугался эвакуации и никуда не поедет

Утро в ДНР началось с локальных боев по фронту, стычками с разведкой противника, обстрелами подстанций, а закончилось эвакуацией. Только никто никуда не поехал
Аншлаг возле здания Донецкого музыкально-драматического театра имени Бровуна.

Аншлаг возле здания Донецкого музыкально-драматического театра имени Бровуна.

Фото: Дмитрий СТЕШИН

Ночью Донбасс остался без света. По неофициальному мнению республиканских спецслужбистов, план был такой: погасить артиллерийским огнем две подстанции, а дальше все посыплется само.

Около шести утра, два точечных артналета – по подстанции в Верхней Крынке и за Горловкой, в районе шахты Изотова. Надо заметить, что людей на этих объектах не бывает, все работает само собой и автоматика справилась, кроме кратковременного падения напряжения в сети, никто и не заметил диверсии.

Я не оговорился, диверсии. Хмурые, не выспавшиеся горловские менты, приехавшие на подстанцию возле шахты, объяснили мне, что статья, по которой будет возбуждено дело, называется «терроризм». Я удивился: зачем?

Журналисты на месте диверсии.

Журналисты на месте диверсии.

Фото: Дмитрий СТЕШИН

- А затем, назидательно сказал мне милиционер:

- Снаряд или мину по подстанции выпустил конкретный артиллерийский расчет, реальные люди. У них были командиры, которые отдали приказ устный или письменный и они за это ответят. Тут ущерба – на миллионы!

Разбитые окна наспех заделали пленкой.

Разбитые окна наспех заделали пленкой.

Фото: Дмитрий СТЕШИН

Серия 120 миллиметровых мин попала очень точно в повышающий трансформатор и с небольшим перелетом накрыла здание с оборудованием. Под трансформатором воронка, заполненная водой и красноватым маслом. Его вытекло 20 тонн. Приезжает бригада рабочих и сразу бросается в бой – окна в здании быстро забивают пленкой. Инженер, которому не до меня, объясняет, что соседние поселки запитали от резервных линий, но скоро вечер и будет пиковая нагрузка… Кто-то из рабочих находит несработавшую мину – брак взрывателя или попала на мягкое. Мину огораживают и вызывают саперов. По «Минским соглашением», никаких 120 мм минометов на линии соприкосновения быть не должно. До этой линии, кстати, несколько сотен метров, она проходит по огромному террикону. Впрочем, в «Минских соглашениях» об обстрелах инфраструктурных объектов тоже не было сказано ни слова.

Серия мин попала угодила точно в повышающий трансформатор и, с небольшим перелетом, накрыла здание.

Серия мин попала угодила точно в повышающий трансформатор и, с небольшим перелетом, накрыла здание.

Фото: Дмитрий СТЕШИН

«У нас подвалы есть»

Я возвращаюсь в Донецк, когда товарищ вдруг включает звук в телефоне. Мы молча слушаем сообщение Главы республики об эвакуации жителей в Россию. И в интернете начинается паника. Чем дальше от Донбасса, тем больше тревоги в постах и восклицательных знаках. Кто-то пишет, что на погранпереходе Успенка – массовая драка. Мой товарищ, публицист и ополченец Владлен Татарский смеется, прочитав это сообщение. Мы понимаем, что такого быть не может. Особенно, на восьмой год войны. Владлен звонит своему другу, который должен был в эти минуты пересекать границу. Комментирует этот разговор:

- Людей чуть больше чем обычно – пятница. Но, никаких толп, драк и очередей. Думаю, не стоит туда ехать.

И до нас доходит простая истина. Глава объявил об эвакуации час назад, а езды до погранперехода часа полтора…

Высаживаю публициста и ополченца Владлена и разворачиваюсь возле Музыкально-драматического театра им.Бровуна. Тут аншлаг, машину, как обычно не запарковать. Зрители ломятся в театр, вместо того чтобы собирать чемоданы. Останавливаюсь, делаю несколько снимков.

В городе начинают подвывать сирены, потом я уже выяснил, что это была проверка системы оповещения. Но, меня кусает тревога и я решаю заехать в супермаркет – пополнить запасы продуктов. Людей много, но чуть меньше чем обычно – погода поганая. Гречка на месте, никто не хватает тушенку. За супермаркетом вижу очередь из человек пятидесяти-сорока. Стоят к банкомату. Пристраиваюсь за рыженькой барышней и спрашиваю:

- Что случилось? Эвакуация? Деньги там остались?

Барышня моментально выкупает мой неместный говор.

- Да пенсии задержали на два дня! Вы прямо как моя свекровь, она мне все уши прожужжала этой эвакуации, телефон нагрелся! (показывает мне телефон, я его трогаю -теплый).

Очередь у банкомата в Донецке.

Очередь у банкомата в Донецке.

Фото: Дмитрий СТЕШИН

- А вы чего?

- А я ей говорю - мама! Это политика! Это для политики заявление! Вы что, верите, что Россия нас бросит? Если верите – берите свои гробовые деньги и эвакуируйтесь на здоровье. А мы с мужем останемся, мы по суткам работаем, у нас наконец-то графики совпали. Вы это зачем выясняете?

- Для газеты.

- Напишите, что никто никуда не поедет. У нас, если что, подвалы есть.

В этот момент, за высотными домами и горизонтом, что-то гулко и раскатисто бахнуло. Никто из стоявших к банкомату даже не поднял голову к небу, как все делали в 14 году. Я был единственный, кто посмотрел вверх и ничего там не увидел, кроме серого низкого неба.