Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+28°
Boom metrics
Общество7 мая 2022 4:01

Платина, золото и бриллианты: куда исчез золотой фонд НКВД

Сталин унес с собой в могилу немало тайн
1937-й: новому наркому Николаю Ежову было о чем посекретничать с вождем. Фото: РГАНИ

1937-й: новому наркому Николаю Ежову было о чем посекретничать с вождем. Фото: РГАНИ

Зимой 1937 года народный комиссар внутренних дел Николай Ежов отправил лидеру СССР Иосифу Сталину совершенно секретную докладную. Сенсационную. Речь шла о золотом фонде чекистов.

Через два года глава НКВД будет арестован. Его обвинят в подготовке госпереворота. Год спустя расстреляют.

Сменщик Ежова во главе грозной структуры Лаврентий Берия писем Сталину о золоте и алмазах не писал. Кому и зачем нужны следы на этих тропах? Камни чистой воды любят тишину.

Клад Ягоды

Графа на «секретные расходы» в бюджете Наркомата внутренних дел существовала с начала 1920-х годов. Ежегодная. Никогда она не расшифровывалась. И всегда росла.

Зимой 1937-го Сталин получил практически одновременно очень важные записки. Одну - от заместителя председателя Госбанка СССР Александра Сванидзе. Другую - от наркома НКВД Николая Ежова.

Первый докладывал, что «в НКВД СССР оказалось инвалюты, золотой монеты и золота в слитках и изделиях всего на руб. 108 миллионов по теперешнему курсу (что составляет 20 млн амер. долларов)».

Послание Ежова иное. Строго говоря, писем от главы госбезопасности Сталину тогда пришло два. Первое - предварительное. Факты во втором оказались убойными.

«На 1937 год на оперативные расходы правительством утверждена смета в размере 2 336 000 американских долларов, - докладывает Ежов. - Кроме этой, ежегодно утверждаемой сметы на секретные расходы, в НКВД имеются следующие валютные фонды: около 24 млн рублей в золотом исчислении».

Откуда взялась гигантская по тем временам сумма в секретном загашнике чекистов?

«Фонд образовался из конфискованных сумм, валютных операций, обнаруженных кладов, задержанной контрабанды, - поясняет Ежов. - А также от завода ХОЗО НКВД по переработке цветных металлов».

Назначенный на этот пост осенью 1936-го свежий руководитель советской госбезопасности обнаружил платину в монетах и платину в слитках. Золото высокопробное в слитках и золото в слитках 56-й пробы. Золотые царские и иностранные старинные монеты. Разной иностранной бумажной валюты почти на 20 миллионов, а также бриллиантов и драгоценных камней почти на 6 млн.

Ежов осторожно предполагает:

«Как мне передали товарищи, этот фонд считался неприкосновенным. А знают о нем лично только тт. Сталин и Молотов».

Кроме указанного фонда, новый нарком обнаружил и другой:

«Этот валютный фонд нигде не числится. Хранился он частью у тов. Ягоды, частью у его бывшего секретаря тов. Буланова. Как он образовался, никто ничего сказать не может».

В этой самой секретной из секретных «шкатулок» чекистов были 36 000 рублей инвалютой в долларах, гульденах, шиллингах, марках, что составляет 150 000 золотых рублей. 2000 золотых рублей царской чеканки. 170 долларов золотом. 1500 граммов золота в пластинках.

Отдельно глава НКВД перечислил найденные им в закромах предшественника бриллианты. Мелких 16, стоимостью 55 000 золотых рублей. Один бриллиант в 60 000 золотых рублей. Один бриллиант «особой ценности» стоимостью 300 000 золотых рублей.

«Валютный фонд был образован еще в 1930 году за счет продажи бриллиантов, - со ссылкой на секретаря Ягоды Буланова докладывает Ежов. - Сколько было в этом фонде валюты, никто не знает. Сколько было истрачено с 1930 года и на какие нужды, сказать точно никто не может». Львиная доля, со ссылкой на слова Буланова, шла «на пособия уезжающим за границу на лечение работникам ЧК и их женам».

«Кроме этих двух фондов, у НКВД СССР имеется 310 000 рублей золотом в различных банках за границей, - продолжает нарком. - Деньги эти Наркомфину не сдавались и в 1935 г. были выданы нашим заграничным резидентурам как особый резервный фонд».

В совсекретной записке Сталину обнаруживший несметные богатства глава НКВД предлагает все золото и бриллианты сдать в Наркомат финансов. Ну а ему оставить 150 000 рублей в валюте «на особые оперативные нужды».

Для пополнения золотого запаса страны, и в том числе секретных фондов НКВД, многие тысячи зеков вкалывали на золотых приисках Колымы. Фото: © kolyma.ru

Для пополнения золотого запаса страны, и в том числе секретных фондов НКВД, многие тысячи зеков вкалывали на золотых приисках Колымы. Фото: © kolyma.ru

Иосиф Виссарионович знал

Осторожная ссылка Ежова в записке на «мнение товарищей» про то, что размеры и состав как минимум одного из трех фондов фонда знали только Сталин и Молотов, - попытка нового руководителя госбезопасности соблюсти политес. Мол, руководство спецслужбы так предано руководству партии, что о самых секретных запасах золота и камушков на самые секретные нужды не распространялось даже среди своих. И по документам многое не проводило. А доверяло лишь генеральному секретарю. Ну и еще его правой руке.

Глава Советского Союза и несколько его доверенных лиц, конечно, не могли не знать о закрытых от всех глаз фондах главной спецслужбы СССР на проведение деликатных (и не очень) операций, связанных с зарубежьем. Фондов из нигде не учтенного золота, платины, царских и американских золотых монет и бриллиантов, в том числе уникальных.

6 ноября 1930-го в письме Вячеславу Менжинскому (председателю ОГПУ СССР) секретарь ЦК (Сталин) сообщает, что решено «отпустить на особые нужды ОГПУ один миллион червонных рублей» - дополнительно к смете.

16 сентября 1932 года управделами Совнаркома Платон Керженцев получил указание из Политбюро «отпустить из резервного фонда СНК СССР - ОГПУ 10 тысяч рублей в инвалюте на расходы, не предусмотренные сметой».

20 января 1934 года согласно выписке из протокола Политбюро № 152 за подписью секретаря ЦК (Сталина) Генриха Ягоду, тогдашнего заместителя наркома НКВД, информируют о выделении 10 тысяч рублей золотом «в распоряжении ОГПУ для проведении операции» в китайском Синьцзяне.

13 сентября 1936 года Сталин оповещает Ягоду о выделении НКВД для «специальных нужд» дополнительно 35 млн французских франков.

3 ноября 1936-го уже в адрес Ежова уходит совсекретная телеграмма о выделении еще 50 млн франков на те же «специальные нужды».

А 26 января 1937-го, на следующий день после получения двух записок от наркома НКВД, Сталин вынес тему секретных фондов чекистов на обсуждение узким кругом. Опросом членов Политбюро, судя по выписке из протокола заседания этого высшего органа партии П45/205, глава СССР настоял на следующем решении.

Политбюро (читай - его вождь) предложило Народному комиссариату внутренних дел сдать Наркомфину СССР все ценности из двух указанных главой НКВД секретных кубышек. То есть и 108 миллионов плюс 940 тысяч рублей золотом из фонда, о составе и назначении знали только товарищи Сталин и Молотов. И все 18 бриллиантов (в том числе один уникальный), а также царские рубли и золотые доллары, золотые пластинки плюс гульдены с шиллингами из сейфов Ягоды и Буланова.

Значит ли это, что у чекистов не осталось секретной заначки на секретные операции, о которых знать полагалось только Сталину и нескольким доверенным людям из госбезопасности?

Конечно, нет. 310 тысяч рублей золотом в заграничных банках остались в качестве «особого резервного фонда для резидентур». И это были не последние деньги...