Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+25°
Boom metrics
Политика11 мая 2022 17:40

Чем завершится спецоперация на Украине: три варианта развития событий

Основные сценарии развития событий ведущий Радио «Комсомольская правда» Сергей Мардан обсудил с политологом и главным редактором журнала Fitzroy Magazine Кириллом Бенедиктовым
Российский военнослужащий на БТР в Харьковской области.

Российский военнослужащий на БТР в Харьковской области.

Фото: Александр КОЦ

США НАЧАЛИ СТРОИТЬ КРЕПОСТЬ ИЗ ЗАПАДНОЙ УКРАИНЫ

Сергей Мардан:

- Какая картина мира сложится, когда осядет дым на Украине? Вот как мир будет устроен?

Кирилл Бенедиктов:

- Замечательная тема. Потому что большая ошибка - говорить о российско-украинском конфликте в отрыве от глобального мира. Понятно, что конфликт зрел давно. Рано или поздно этот нарыв должен был прорваться. Но это же не конь в вакууме, это все очень тесно связано с раскладами между США и Россией, США и Европой, Западом и Востоком.

Понятно, что у нас нет хрустального шара, мы не маги, прорицатели будущего. Но есть несколько вероятных сценариев.

Мардан:

- Какой сценарий сейчас наиболее вероятен? Не важно, драматичный он, катастрофичный – какой угодно.

Бенедиктов:

- На мой взгляд, это сценарий ограниченной военной победы России на Украине. Занятие ДНР и ЛНР в границах прежних областей. И удержание за собой тех регионов юга Украины, которые на данный момент уже заняты российскими войсками.

Мардан:

- Сухопутный коридор?

Бенедиктов:

- Сухопутный коридор, Херсон, Бердянск, Мелитополь, Мариуполь – это была основная цель первого этапа спецоперации. И возможное занятие Николаева с Одессой. Будет очень хорошо, если это все произойдет. Но это, конечно, победа настолько не окончательная, что говорить о каком-то переломе сложно. Потому что без занятия Харькова, центральных областей…

Политолог Кирилл Бенедиктов.

Политолог Кирилл Бенедиктов.

Мардан:

- Кривого Рога, Днепропетровска.

Бенедиктов:

- Днепропетровска, да. Это все будет очень уязвимо в плане удержания. И уязвимо с точки зрения общественного мнения. Потому что остановиться, заняв даже Запорожье и Николаев, Одессу, но не заняв Днепропетровск, а главное – Харьков, это значит, сказать «А» и не то что не сказать «Б», а начать это «А» растягивать: «А-а-ааа». Но на данный момент этот вариант в военном плане наиболее вероятный.

Для Украины это будет очень плохо. Потому что это потеря побережья, портов. Но надо понимать, что Украина как таковая мало кого интересует. Украина – лишь плацдарм войны Запада с Россией. И ослабить Россию ценой потери какой-то части этого плацдарма, это потеря не критическая для Запада. Совсем.

С Мариуполем все понятно. Издержки того стоили. Это город, который надо было взять еще в 2014 году. Ключ к сухопутному коридору в Крым. Ценность Херсона в том, что он открывает дорогу на Николаев и Одессу — их потеря отрезает Украину от моря, а нам дает коридор в Приднестровье.

Следы боев в жилом районе Мариуполя.

Следы боев в жилом районе Мариуполя.

Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

Такой вариант наиболее вероятен просто потому, что он достижим при нынешнем соотношении сил.

Менее вероятен, но реален вариант, при котором Россия возьмет под контроль бОльшую часть Украины, за исключением западных областей. Этот вариант, видимо, рассматривался с самого начала. Кавалерийский наскок на Киев в первые дни, он, как считают эксперты, объяснялся ставкой на то, что в Киеве произойдет переворот – военный или спецслужбистский - не важно. С расчетом на создание правительства, с которым можно будет вести переговоры.

Но переворота не произошло, были устранены фигуры, которые могли сыграть роль в этом перевороте. Зеленский удержался.

Но я вот на что хочу обратить внимание - на изменение риторики Байдена. Он начал говорить, что НАТО посылает Путину безошибочный сигнал - ему никогда не удастся подчинить всю Украину. Вот «всю Украину» важно. Действительно, с большими поставками оружия на Украину, в американских СМИ поднимается тема его исчезновения. Говорится: мы не можем отследить судьбу поставок через несколько часов после того, как оружие попадает на Украину. Там «черная дыра».

Никому в США не хочется, чтобы их оружие вдруг всплыло где-то на Ближнем Востоке против тех же американцев. И эти круги ратуют, чтобы оружие хотя бы не покидало Западную Украину. Там накапливалось. Это говорит о том, что рассматривается вариант превращения Западной Украины в крепость, которую Россия не должна взять.

Американские аналитики считают, что занятие Россией центральных областей Украины не исключено. Но маловероятно установление контроля над западными областями.

Вот три основных сценария.

Наиболее вероятный первый. Более желательный, - второй. И маловероятный – третий - контроль над всей территорией Украины, по образцу 1939 года.

БАЙДЕН — ПЕНЬ ХОЛОДНОЙ ВОЙНЫ

Мардан:

- Хорошо, с судьбой Украины понятно. А какова судьба Запада? Разговоры о том, что мы свидетели его заката, имеют основания? Или это - почесать языками?

Бенедиктов:

- Тут надо трезво отделять хотелки от того, что на самом деле.

Понятно, что гегемона не любит никто никогда и нигде. Поэтому ничего удивительного, что весь мир потирает ладошки и ждет, когда Запад накроется. Россия - не исключение.

Вопрос в другом. Гегемония Запада столетиями строилась на мощи научно-технического прогресса. Сейчас, с глобализацией, прогресс перестал быть трофеем Запада. Он довольно равномерно распределился по развитым государствам, включая не западные Китай и Японию.

Поэтому говорить, что Запад сохраняет козырную карту, неправильно. Именно это побудило даже американских экспертов говорить уже во времена Обамы, что скоро последует постамериканский мир.

На самом деле, все первые два десятилетия нашего столетия в США велась жесткая борьба между двумя крупными силами - глобалами и локалами. Глобалы – это банки и корпорации. Они делали ставку на глобальную экономику, когда производство переносится из США в Китай, Вьетнам, Индонезию, Бангладеш, куда угодно, где дешевле рабочая сила. А газ и нефть идут откуда угодно, даже с территории политических противников.

А локалы – это крупный капитал и индустрия, завязанная на конкретные территории, штаты. Это нефтяники, обрабатывающая промышленность. В 2016 году это противостояние неожиданно закончилось победой Трампа. Он - фронтмен локалов. И за 4 года президентства Трампа стало казаться, что либерально-глобальная модель Запада идет к концу. Это было возвращение ресурсов Америки, которые глобалы просто тратили на…

Мардан:

- …на внешнюю экспансию.

Бенедиктов:

- Да. Поскольку ресурсы ограничены даже в Америке, то глобализм чем дальше, тем больше напоминал натягивание совы на глобус. И глобусу было нехорошо, а сове совсем тяжко.

Обстрел российскими войсками позиций "Азова" в Мариуполе.

Обстрел российскими войсками позиций "Азова" в Мариуполе.

Фото: REUTERS

Мардан:

- А что сейчас?

Бенедиктов:

- В 2020-м глобалы взяли реванш. Я убежден, что победу одержал Трамп, ее у него украли, и в Белый дом пришел реликт Холодной войны – Байден.

Мардан:

- А он действительно реликт Холодной войны?

Бенедиктов:

- Конечно! Он сформировался как политик еще в те времена. Я до сих пор не могу забыть, как он, по-моему, в 2011 году сказал, что России осталось 15 лет существования, после чего она распадется. Это такой пень Холодной войны однозначно.

Президент США Джо Байден.

Президент США Джо Байден.

Фото: REUTERS

ЗАПАД СЧИТАЛ, ЧТО РОССИЯ СОЛЬЕТСЯ, СТРУСИТ

Мардан:

- А они вообще ожидали, что Путин настолько рисковый человек, что ставки будут вздернуты до небес? Или думали, что Россия опять струсит?

Бенедиктов:

- Хороший вопрос. А кто они?

Мардан:

- Они – коллективная жаба Запада.

Бенедиктов:

- Коллективная жаба Запада - она о двух головах, как минимум. Одна голова точно была уверена, что никакого сюрприза от России ждать нечего. Потому что последние 8 лет Россия вела себя, как ботаник, которого загнали в угол хулиганы. Бормотала о каких-то Минских соглашениях. Что произошло, собственно, 24 февраля? Этот ботаник внезапно снял с носа очки…

Мардан:

- … Взял кастет и двинул кому-то в челюсть.

Бенедиктов:

- В челюсть он, конечно, дал, но оказался один против стаи. Понятно, что все разговоры - я один троих… А реально, когда ты один против двоих даже…

Мардан:

- Да, тогда можно курить бамбук. Когда ты один против двоих, у тебя проблемы. А против троих - ты почти гарантированно труп.

Бенедиктов:

- Большая часть экспертов на Западе считали, что Россия сольется. Но был и влиятельный круг людей, которые просчитывали варианты войны. И тут даже их ждало удивление. Потому что Россия все-таки перешла к решительным действиям, но сделала это совсем не так, как на Западе представляли. Не было ковровых бомбардировок городов. А были ограниченные ракетные удары и кавалерийский наскок. Я думаю, на Западе долго чесали репу.

С точки зрения России это, конечно, все было оправданно, если считать русских с украинцами одним народом. Тогда мы, в общем, не планируем массового уничтожения населения, как это делают обычно американцы. Например, в Ираке они повалили безумное количество людей. И даже это не дало им победы. Как и в Афганистане. Поэтому, когда слышите, что если бы мы воевали так же, как американцы, раскатали бы пол-Украины в блин и устроили из Киева большую…

Мардан:

- …дымящуюся воронку.

Бенедиктов:

- То мы бы войну закончили за 3 дня. Или за 3 недели. Но смотрите на Ирак - чего там добились американцы ковровыми бомбардировками? А ничего.

И Украину, конечно, не жалко было на Западе никому. Если бы Россия ударила со всей силы, то, конечно, лицемерные слезы были бы, но при этом разговоры о вступлении в конфликт Запада начались бы сильно раньше. Не в апреле, а прямо в конце февраля.

Поэтому нельзя сказать, что такие ограниченные военные действия России, это ошибка.

Я, кстати, ничего против не имел бы, если бы штабы Украины были поражены сразу же - в первую ночь «Кинжалами». Но говорить о том, что удар был недостаточно силен в плане уничтожения живой силы, а тем более городов? Это резко поставило бы Россию в положение изгоя.

РУССКАЯ ИРРЕДЕНТА ИЛИ БОРЬБА С ФАШИСТАМИ?

Мардан:

- А что с идеологической подоплекой этой военной кампании. Как ее объяснить добрым русским людям?

Бенедиктов:

- Я вообще склонен считать, что эту нашу военную кампанию можно было считать выдающейся, если бы не ее идеологическое обеспечение. Если мы вспомним «русскую весну» 2014 года, когда был абсолютно бескровно, на энтузиазме возвращен Крым, и начались прорусские восстания в Новороссии, тогда можно было спокойно брать и Харьков, и все что угодно. Это была русская ирредента. Возвращение территорий и восстановление исторической справедливости в интересах народа. И вроде бы в начале кампании-2022 слово «русский» тоже звучало. А потом стало затухать. И превращаться…

Мардан:

- …в борьбу с фашистами.

Бенедиктов:

- И возвращение памятников Ленину.