Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+17°
Boom metrics
Общество16 мая 2022 8:10

Смерть от рака или судебная ошибка?: Суд не отпускает из-под стражи бизнесмена Маркелова, который проходит по новому делу полковника Захарченко

Врачи считают, что предпринимателя необходимо срочно лечить
Адвокат Александр Гофштейн в эфире «Радио «Комсомольская правда» сообщил, что Валерий Маркелов находится в смертельной опасности.

Адвокат Александр Гофштейн в эфире «Радио «Комсомольская правда» сообщил, что Валерий Маркелов находится в смертельной опасности.

17 мая Пресненский суд Москвы огласит приговор осужденному экс-начальнику управления «Т» Главного управления экономической безопасности и противодействия коррупции МВД РФ Дмитрию Захарченко по делу о получении взяток на 1,4 млрд рублей (напомним, в 2019 года Захарченко уже был приговорен к 13 годам колонии строгого режима и штрафу в 117,99 млн рублей). По новому делу проходят еще трое фигурантов, включая бизнесмена Валерия Маркелова. Председатель Совета партнеров «Гофштейн и партнеры» Александр Гофштейн в эфире «Радио «Комсомольская правда» сообщил, что 56-летний бизнесмен находится в смертельной опасности.

«ЭТО НЕ ВЫМЫСЕЛ И НЕ БАСНЯ»

«Его обвиняют в том, что он передал взятку Захарченко. Обвинение он категорически отрицает. Мы убеждены, что никаких доказательств его виновности нет. Что он привлечен к уголовной ответственности ошибочно, - убежден Александр Гофштейн. - Однако, к сожалению, в ходе более 3,5-летнего содержания под стражей в судьбе Маркелова возникли обстоятельства даже более важные, чем вопросы, связанные с его невиновностью».

Как сообщил адвокат, Валерий Маркелов серьезно болен – у него рак поджелудочной железы в четвертой стадии с метастазами в печень. Такое заболевание препятствует содержанию обвиняемого под стражей. Человека необходимо срочно лечить – проводить химиотерапию. Чего нельзя сделать ни в следственном изоляторе, ни в местах заключения. 6 мая Пресненский суд зарегистрировал медицинское заключение, поступившее из следственного изолятора. На 7 мая было назначено судебное заседание, но оно не состоялось.

«Почему? Прошу вас, когда буду об этом рассказывать, воспринимайте меня серьезно. Материя, в которую мы оказались погружены, к сожалению, не терпит иронии, - предупредил адвокат. - Так вот, 7 числа такой важный, пожарного характера материал не был рассмотрен потому, что, оказывается, суд неправильно оформил требование в следственный изолятор о доставке подсудимого. Не больше, не меньше».

Скажете – «бывает». Возможно. Как говорится, раз в год и палка стреляет. Но когда это происходит дважды подряд, то события начинают вызывать вопросы…

«11-го его тоже не привезли по той же самой фантастической причине: начальник СИЗО сообщил, что суд вторично неправильно оформил требования о доставке. Я уже говорил вам, воспринимайте мои слова серьезно. Это не вымысел и не басня. Именно так все и обстоит дело в двадцать первом веке в столице нашей Родины, в одном из центральных судов города Москвы», - отмечает Александр Гофштейн.

«СЧИТАЮ, ЧТО СУД ЗАБЛУЖДАЕТСЯ»

За время пандемии коронавируса суды регулярно проводили слушания дистанционно. По видеосвязи. Но в данном случае суд этого не сделал. Разбирательство состоялось лишь с третьей попытки – 12 мая. Но решение суда удивило адвокатов.

«Мы рассчитывали, что Маркелов наконец-то получит законную свободу и сможет начать лечение. Мы заблуждались, - говорит адвокат - Суд назначил повторное медицинское освидетельствование».

В столице действует приказ №137 Департамента здравоохранения Москвы, в котором перечислены государственные больницы, которые вправе выносит диагнозы подсудимым. Все лечебные учреждения, которые занимались обследованием Маркелова, в этом списке есть. В больнице №67 бизнесмену провели компьютерную томографию. В клиническом научном центре имени Логинова он был осмотрен врачом-онкологом, в лаборатории этого же центра изучены биоматериалы на предмет наличия онкомаркеров, проведена биопсия и онкологический консилиум, который суммировал результаты ранее проведенных обследований. Поставлен леденящий душу диагноз. После чего в городской клинической онкологической больнице №1 проведено освидетельствование, которое пришло к выводу, что диагноз находится перечне заболеваний, препятствующем содержать обвиняемого под стражей.

«Суд почему-то счел, что биопсию необходимо было проводить именно в городской онкологической больнице №1, а не в центре Логинова, который тоже находится в перечне уполномоченных организаций. Почему суд так решил? Непонятно, - резюмирует Александр Гофштейн. – Повторная биопсия – процедура невероятно опасная: под наркозом человеку в данном случае в печень лезут иглой, забирают кусок ткани. А ведь он серьезно болен. Иммунитет на нуле, есть риск кровотечения. Больше того, постороннее вмешательство ножом или иглой в метастаз чревато метастатическим взрывом, когда метастазы начинают распространяться по всему организму с колоссальной скоростью. Я считаю, что суд в данном случае заблуждается… Кто за это должен рассчитываться? Тот самый Маркелов. И чем - здоровьем или жизнью? Вот ведь в какое положение мы на сегодня поставлены».