Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+23°
Boom metrics
Политика
Эксклюзив kp.rukp.ru
3 июля 2022 13:12

Азиза: Я хочу, чтобы в этой песне растворилась боль, которой, к сожалению, много накопилось в мире

Реквием, посвящённый Героям спецоперации, о котором политический обозреватель KP.RU Александр Гамов рассказал Владимиру Путину в Ашхабаде, Илья Резник доверил спеть Азизе
Певица Азиза (Мухамедова)

Певица Азиза (Мухамедова)

Фото: Борис КУДРЯВОВ

Почему именно ей – можно догадаться. Прежде всего потому, что Азиза – прекрасная вокалистка с поистине кипучим темпераментом, мощной энергетикой, которая прорывается даже в телефонном общении. Певица, способная передать самые сильные чувства.

- Я думаю, я думаю…- на минуту запнулась Азиза. - Даже не думаю, я в этом уверена.

Илья Рахмиэльевич знает меня, в общем, с 16-летнего возраста, с того времени, когда я еще жила в Ташкенте, работала в филармонии. И он тогда стоял у истоков моего становления. Дело в том, что он в курсе, что Азиза не понаслышке знает, что такое война. К сожалению, да.

- А это как?

- Когда я училась еще в одиннадцатом классе музыкальной школы, меня взяли работать в ансамбль «Садо», он в Ташкенте очень известный был. И я поехала в Афганистан. ( В 1979 году СССР принял решение ввести в Афганистан по просьбе правительства республики ограниченный контингент войск. В 1989 году СССР вывел своих военных. В течение 10 лет многие советские артисты неоднократно давали концерты для воинов Советской армии на территории этой страны. – А.Г.) Это была первая поездка, потом я ездила еще через полгода, еще через год, еще через два года. Кундуз, Кандагар, Мазари-Шариф…

Мы выступали для военных, для раненых. 16-летней девчонкой я вышла там на сцену и увидела ребят чуть постарше, которые, - кто-то без рук, без ног, а кто-то вообще с перевязанными глазами, с забинтованными совершенно телами… Они сидели и слушали. Когда ребята не могли аплодировать, потому что одной руки не было, они хлопали об ладоши друг друга.

А я вспоминала художественный фильм, я не помню, как он называется, о том, как приехала петь юная девушка на фронт Великой Отечественной войны.

Это было в 80-е.

А в 90-е выступала - уже самостоятельно, с собственным ансамблем - в Назрани, в Ингушетии. А в эти годы на Кавказе полыхала война с исламскими террористами, начавшаяся с территории Чечни. Однажды нам сказали: концерта не будет, потому что под сцену заложена мина. А выступление должно было состояться на стадионе, и на трибунах не было свободного места. Люди три часа ждали, когда начнется концерт. Я тогда сказала: отменять не будем. Буду петь. Я вышла на эту сцену и пела.

А в 2000-х я ездила со своими сольными концертами уже в Чечню.

Поэтому я знаю, что такое война. Не понаслышке…

- Откуда же у совсем юной девушки - такая сила духа?

- Откуда? Во-первых, я дочь инвалида Отечественной войны. Мой отец – Мухамедов Абдурахим Нурматович - участник той великой битвы 1941-1945 года.

Конечно, дети того, военного поколения, многое знали из рассказов ветеранов.

А потом, к сожалению, получили уже свой собственный опыт.

Так что у меня не возникает вопроса, почему Илья Рахмиэльевич предложил спеть эту песню именно мне.

Артист с другой биографией не сможет спеть такую музыкальную композицию. Вот и все.

- Наверное, кроме вашей биографии, Илья Резник, наверное, имел в виду чисто певческие данные…

- А если - по поводу вокала… Конечно, такая песня, масштабная, в которой столько боли, она, конечно, подразумевает и особое исполнение. Слава Богу, мне от мамы достался по наследству голос. Моя мама – Мухамедова Рафика Ахметшевна в прошлом была певица в Театре музыкальной драмы, солисткой капеллы Узбекской филармонии. И она вот это свое меццо-сопрано передала мне. А папа - Заслуженный деятель искусств Узбекистана, композитор-классик, творческое наследие которого по сей день изучают во всех музыкальных вузах Узбекистана.

Вот от них мой музыкальный дар. Так что я музыкант династийный…

Много боли, в моей душе, к сожалению, очень много боли было. И я как-то с ней справилась, с Божьей помощью. И - с помощью друзей. У меня их мало, но они настоящие.

И поэтому вот эта песня, да, она будет исполнена таким образом, как это видит, слышит, чувствует, какой ее и создавал Илья Рахмиэльевич вместе с автором музыки. (Музыку написал Александр Батрак, композитор из Севастополя, который работает в ансамбле Черноморского флота. - А.Г.)

- Мы сейчас можем показать - хотя бы несколько тактов - слушателям Радио «Комсомольская правда», посетителям нашего сайта?

- Понимаете, я эту песню только вот на днях услышала. Мне ее прислал Илья Рахмиэльевич и вместе со своей супругой Ириной. И, вы знаете, конечно, эту песню надо прочувствовать, с ней надо слиться, с ней надо срастись. Ее нельзя так – раз, схватила и запела. Поэтому я только вот… знаете, как - присматриваюсь.

Это не такие песни, которые были до сегодняшнего момента вообще на музыкальном поприще эстрадного искусства. Вот пришло время таких песен. И поэтому я не буду вам петь ее целиком. Потому что прежде надо пропустить через себя, действительно, основательно. Я напою первые две-три строчки. Сама себе аккомпанирую.

- Будем вам очень признательны.

- Секунду. Сейчас, я попробую.

(Азиза садится за рояль, играет и поёт - слушайте здесь же, на сайте, аудиозапись)

- Пришла война большой бедою,

Раскатом огненным звеня.

И над распятою землею

Взошла кровавая заря…

- У меня мурашки, Азиза. Извините, что я вас прошу об этом.

- Знаете, с песней надо поздороваться, с песней надо на Вы, с большим уважением. С такой песней – особенно. Вообще с песнями надо очень осторожно, аккуратно и с любовью, с доверием, с благодарностью, что они пришли в твою жизнь.

- Азиза, а теперь вы можете сказать несколько слов не только журналисту, а и нашим читателям, слушателям, посетителям сайта…

- У каждой песни есть своя душа. И я хотела бы, чтобы эту песню вы все благословили на то, чтобы она была услышана, и на то, чтобы в ней растворилась боль, которой, к сожалению, сейчас много в мире.

Вот, и я, конечно, хотела бы приехать с этим произведением к тем, кто меня сейчас слышат, в города, в села, в края, к людям и к тем душам человеческим, которые тоже знают не понаслышке, что такое боль.

Боль – она бывает разная. Она может быть связана с разными вещами. Но боль от потерь – самое тяжелое испытание. Но проходить их надо так, чтобы в жизни стать увереннее и, как ни странно, сильнее.

- Скажите, как долго вы будете работать над этой песней? Или это глупый вопрос? Сколько времени это все займет?

- Я думаю, что до конца месяца эта песня будет записана. А когда я целиком ее выучу, я под фортепиано вам спою, уважаемые радиослушатели и уважаемый Александр.

Я эту песню имею право петь.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Владимир Путин: Воины спецоперации заслуживают того, чтобы о них знала страна

Президент России ответил на вопрос политического обозревателя kp.ru Александра Гамова (подробнее)

Илья Резник: И боль потерь неистребима, и каждый миг душа в огне, когда любимые любимых хоронят в праведной войне

Великий поэт прочитал в эфире Радио «КП» стихи, о которых наш политобозреватель Александр Гамов рассказал Владимиру Путину ночью в Ашхабаде (подробнее)