Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+17°
Boom metrics
Общество13 июля 2022 3:55

Запад перестал поставлять в Россию типографские краски, а своих мы не делаем: Что теперь будет с книгами и газетами

При СССР у нас был один-единственный завод полиграфических красок, да и тот обанкротился
По словам бывшего руководства, Торжокский завод иностранцы задушили низкими ценами. А российские типографии не хотели переплачивать за более дорогую отечественную краску.

По словам бывшего руководства, Торжокский завод иностранцы задушили низкими ценами. А российские типографии не хотели переплачивать за более дорогую отечественную краску.

Фото: Николай ВАРСЕГОВ

Запад перестал поставлять нам газетные краски. Закроются ли печатные СМИ, без которых народ российский канет на дно невежества и погубит себя в грехах по задумке недружественных стран? Жизненно важный вопрос изучал наш спецкор Николай ВАРСЕГОВ.

Советское Политбюро во главе с Никитой Хрущевым прозорливостью не блистало. И на этом коварный Запад их в свою западню поймал, предложив в 50-е годы с французской помощью построить у нас в Торжке завод полиграфических красок. Причем с условием, что сырье для красок нам тоже будут поставлять из Европы. И партнеров совсем не смущал тот факт, что с помощью их красок СССР станет распространять в печати «коммунистическую чуму». Но после начала спецоперации Запад тут же прекратил нам отправку красок.

ЖАДНОСТЬ ПОБЕДИЛА РАССУДОК

- Руководству компании «Хубергруп», производящему в Германии типографские краски, пригрозили уголовным делом, если какими-то путями их продукция попадет вдруг к нам, - рассказал мне в Торжке директор ООО «Полиграфические краски» Михаил Кривошеин. - И схемы хитрых закупок через третьи, четвертые страны уже вряд ли сработают.

Директор провел небольшой экскурс в историю. Завод в Торжке с французским оборудованием был построен на площади в 19 гектаров и трудились там 1200 человек. Плюс к этому предприятие имело свои санатории, пионерлагеря, строило жилье для работников. Это был единственный в СССР завод, который обеспечивал всю огромную страну, производя в год до 30 000 тонн типографской краски.

В 90-е годы завод акционировали. Надо бы деньги вкладывать в новые разработки. Но никто на сей счет не заморачивался, поскольку прибыль можно стало пилить меж акционерами. Так жадность победила рассудок и завод пошел к своему неминуемому концу путем подавляющего большинства акционированных предприятий. От санаториев, пионерлагерей, жилстроя, естественно, отказались. Начались сокращения штатов и смены директоров.

Несмотря на все происки капиталистов, Михаил Кривошеин не выдал иноземцам тайну отечественной краски.

Несмотря на все происки капиталистов, Михаил Кривошеин не выдал иноземцам тайну отечественной краски.

Фото: Николай ВАРСЕГОВ

- Я пришел к руководству предприятием в 2013 году, - продолжает Михаил Юрьевич. - Понимая, что дело худо, стали мы с сотрудниками разрабатывать краски на отечественном дешевом сырье. К 2015-2016 годам краски для ролевой и листовой офсетной печати перевели целиком на российскую основу. Производили до 2 100 тонн в год. Иностранцы и в частности Sun Chemical (голландско-американская компания, крупнейший производитель полиграфических красок в мире, - Ред.) зашли в состав акционеров, дабы получить рецептуру нашей краски. Но им не дали. Тогда иностранцы, понимая, что потеряют российский рынок, стали душить нас демпингом (заниженными ценами, - Ред.). И это у них получилось при попустительстве наших властей, несмотря на то, что я не раз обращался в разные министерства. Просил ввести заградительные пошлины для иностранцев, как это принято во всем мире. Отказали.

ТАЙНУ ИНОСТРАНЦАМ НЕ ВЫДАЛИ

- А что бы вам тогда не продать и рецепты, и весь завод иноземцам, как многие это делали? – спрашиваю Михаила Кривошеина.

- Мы чуяли, что ничего хорошего от иностранной зависимости не будет, и хотели, чтобы предприятие было российским. Правильность такого решения сейчас подтверждается санкциями. Но главное, что наша технология у нас осталась. Им она неизвестна. И даже во времена дикого демпинга с их стороны мы умудрялись работать и выживать, потому как наше отечественное сырье дешевое, в основном из нефти.

- И что, иностранцы не могут никого подкупить из ваших, дабы узнать секрет?

- Нет. Им владею только я. Это секрет не красок, а синтеза связующего материала - основы нашего производства.

- Но вы же не в одиночку химичили над веществом. Разве ваши сотрудники не знают секрета?

- Давайте скажем так упрощенно. Вот у меня на родине делают вятский квас. Допустим, что есть у него секрет, состоящий из трех секретов. Кто-то варит секретное сусло, другие делают секретный мятный экстракт, третьи - секретную добавку из хрена. Каждый знает только свое, и лишь директор квасного дела ведает всеми тремя секретами. Примерно так и у нас. И вот Кемикэл с его огромным капиталом, не получив секрета, взялся душить нас демпингом. Они продавали краску примерно 110 рублей за килограмм. Я тогда умолял типографии купить у меня на 10 рублей дороже, не дать загубить наше производство. Для больших типографий это капля в море. Но они говорили «на такое мы не согласны, у нас каждый рубль должен идти на дивиденды акционерам». Теперь они звонят и слезно просят продать им краску хоть по тысяче рублей за кило, а у меня ее просто нет, потому как в апреле прошлого года мне пришлось прекратить производство. Случись это год назад, я без проблем бы за две-три недели поднял выпуск до 300 - 350 тонн в месяц. А сейчас завод растаскивают на кирпичи и металлолом (в 2015 году его признали банкротом, - Ред.). И нужно строить новое предприятие. У меня сейчас небольшая компания на двух гектарах. Работают десять человек. Производим трафаретные краски, флексокраски, спецкраски для оборонки. Разработали и производим офсетную краску по жести.

- Но возможно ли «импортозаместить» красочную потребность для газет и журналов?

- На меня выходили многие крупные типографии с таким вопросом. Я говорил им и вам повторю, что необходимо построить новый завод. Земля у нас вот тут рядом. К сожалению, Россия не производит нужного оборудования. Наше машиностроение загублено. Но Китай согласен продать все нам нужное за юани. С учетом доставки, растаможивания и т.д. это обошлось бы, примерно, в 140 млн рублей. Но надо сделать проект, купить уже наши энергоносители, плюс то, другое и в конечном итоге вся сумма выльется в 450 - 500 миллионов рублей. Но типографии пока не решаются вкладываться.

- Сколько времени понадобится от покупки станков и до выпуска первой краски?

- Чтобы не дать помереть типографиям, для начала бы запустить производство черной краски. На это уйдет от 4 до 6 месяцев. На выпуск цветной понадобится по самым пессимистичным расчетам до 8 месяцев.

- То есть, если сейчас вы найдете деньги, то уже в этом году типографии получат первую нашу краску…

- Тут еще большой вопрос: сколько их к тому сроку выживет? Мелкие типографии мне звонят. Они на грани отчаяния, но я ничем не могу помочь. Если крупные вроде «Комсомольской правды», какими-то окольными путями еще добывают краску, то мелким она недоступна. А последние составляют у нас 60 процентов и они наверняка погибнут.

- Тогда погибнут и районные газеты?

- Полагаю, да. Они, конечно, обратятся к большим типографиям. Но там машины рассчитаны на миллионные тиражи. С учетом перестройки на мелкие тиражи цена печати будет космическая. Если приобретать для этого специальные листовые машины, опять же понадобятся большие деньги. А кто заплатит?..

А вам какой дизайн милее - современный (справа) или прежний, добрый, черно-белый, зато без «недружественной» краски?

А вам какой дизайн милее - современный (справа) или прежний, добрый, черно-белый, зато без «недружественной» краски?

И пошел я в тугих раздумьях в районную типографию. Оказалось, что она недавно лопнула и закрылась. Однако же районная газета «Новоторжский вестник» выходит в свет в разноцветных красках. Главный редактор Людмила Спиридонова рассказала, что их газета уже давно печатается в областной типографии в Твери, так как качество районной типографии не устраивало. Краска теперь немного подорожала, но пока терпимо. Панических настроений в тверской типографии вроде нет, а истинная картина дел ей неведома.

Главный редактор газеты "Новоторжский вестник" Людмила Спиридонова пока не страдает от санкций Запада.

Главный редактор газеты "Новоторжский вестник" Людмила Спиридонова пока не страдает от санкций Запада.

Фото: Николай ВАРСЕГОВ

ГОСУДАРСТВО НАМ ПОМОЖЕТ?

Истинную картину раскрыл мне Сергей Моисеев, в недавнем прошлом министр по делам печати и информации Правительства Московской области, а ныне Председатель совета директоров ОАО «ПФОП» (Подольская фабрика офсетной печати).

- В России не осталось уже ничего для полиграфии, кроме бумаги. Мы даже ветошь протирочную покупали в Польше. И когда в марте европейские фирмы перестали нам поставлять краску, мы испытали шок. Но ныне краску уже повезли из Китая, Индии, из Турции. Она несколько дороже, но нас спасает. А клей для книг везут из Ирана. Мы потеряли все свое. Даже алюминиевые офсетные пластины, без которых не выпустишь ни одну книгу, ни одну газету, мы, крупнейшая в мире страна по добыче алюминия, везли из Европы! А с нынешней весны пластинами выручает нас Китай.

Далее собеседник рассказал примерно то же, что слышал я в Торжке от Михаила Кривошеина. Был крупнейший советский завод в подмосковном Зарайске, производил офсетные пластины. А в постсоветские времена, получивши вольную, на радостях прекратил развитие и тут же пал жертвой демпинга со стороны Европы. Так иностранцы подобным образом убили чуть ли не все наше производство - от мочалок, скрепок до пассажирских лайнеров. Посему ныне остро стоит вопрос возрождения. Что касается типографской краски, то Сергей Николаевич солидарен с Кривошеиным - оборудование мы должны купить в Китае, пока он готов продать. Может когда-то изобретем свое, но время нас поджимает.

- В Торжке есть предприниматели, - рассказывает Сергей Николаевич, - готовые вложить деньги в это производство, дать работу родному городу. Они пригласили меня как консультанта. Осмыслив картину разрушенного завода, я сказал, что не рискнул бы браться за это дело без помощи государства.

Сергей Моисеев знает о полиграфии все.

Сергей Моисеев знает о полиграфии все.

Фото: Николай ВАРСЕГОВ

- Почему?

- Потому что там надо все подымать с нуля. А это выльется в миллиард рублей. И займет год до пуска завода. Отсюда вопрос: выдержит ли предприятие при таких затратах конкуренцию с новыми заграничными поставщиками?

- Удивлен! Михаил Кривошеин назвал мне сроки и затраты вдвое меньшие.

- Кривошеин, дай ему Бог здоровья, строит расчет только на газетную краску с минимальным объемом, который не покроет всю нашу страну и не устранит конкуренцию. Другой момент, что газетное производство у нас резко сокращается. И перспективы газетной краски будут сокращаться. Потому, может вторым этапом, но обязательно надо на этом же заводе создавать краску для книг, журналов, краску для этикеток, для конфетных фантиков, пластиковой тары и т.д, и т.д. Там огромный спектр, а это уже совсем иные краски, иное оборудование и добавочные расходы. Тогда мы не прогадаем, если станем терять в одном, то выиграем в другом. У меня уже были устные договоренности со значимыми людьми, которые обещали по линии импортозамещения поддержать этот проект государственным кредитом под полтора процента на 10 лет. А еще государство может вложить свои, скажем, 50 процентов денег с последующей продажей своей доли второму собственнику.

Кстати

Кстати

Фото: Дмитрий ПОЛУХИН

- Не получится ли так, что и будущий завод новые иностранцы придушат демпингом?

- Как только пойдет производство, государство должно ввести заградительные пошлины для иностранцев. Но сначала необходимо обеспечить всю страну краской. Торжок в последние годы своей жизни просил ввести заградительные пошлины - чтобы иностранцы платили 10 процентов за ввоз и Торжок мог бы с ними конкурировать. На что большинство полиграфистов ответили «нет!». Теперь мы должны стать умнее. Но в Торжке, правду скажем, если черная краска была отличная, то цветная здорово уступала Европе. И виной тому был глупый закон, по которому Торжок не мог производить краску на этиловом спирте без лицензии, в отличие от европейцев. Торжок делал ее на нефтянке в ущерб качеству. Недавно, слава Богу, закон этот отменили.

- Задам вам такой вопрос: может быть скоро совсем отпадет надобность в краске для газет и книг, так как те и другие перейдут целиком на электронные носители?

- Газеты перейдут еще очень нескоро. А что касается книг, то электронный опыт не оправдал себя. И читатель опят все больше возвращается к бумажному варианту. Дело в том, что бумажная книга она передает авторскую энергетику через осязание, что не скажешь про электронную. Это тонкая физика, кто чувствует - понимает. И разница между электронной книгой и бумажной, как между женщинами - резиновой и живой. То же я бы сказал и о газетах, журналах.