Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+7°
Boom metrics
В мире
Эксклюзив kp.rukp.ru
19 августа 2022 9:37

Чудовище атомной угрозы, Европа в огне и великая китайская война

Политолог Федор Лукьянов оценил, разошлись ли навсегда пути России и Старого Света
На Запорожской атомной станции проводят учения по ликвидации возможных последствий обстрела станции.

На Запорожской атомной станции проводят учения по ликвидации возможных последствий обстрела станции.

Фото: REUTERS

Ведущий Радио «Комсомольская правда» Сергей Мардан поговорил с председателем президиума Совета по внешней и оборонной политике, главным редактором журнала «Россия в глобальной политике» Федором Лукьяновым.

Председатель президиума Совета по внешней и оборонной политике, главный редактор журнала «Россия в глобальной политике» Федор Лукьянов.

Председатель президиума Совета по внешней и оборонной политике, главный редактор журнала «Россия в глобальной политике» Федор Лукьянов.

Фото: Михаил ФРОЛОВ

АТОМНЫЙ ПРЕЦЕДЕНТ

- Не является секретом боязнь европейцев всего, связанного с атомом. То марши мира были, то решили закрывать все АЭС. Но сейчас украинская армия продолжает обстреливать Запорожскую АЭС, и это воспринимается с абсолютным хладнокровием. Откуда оно у них?

Запорожская АЭС

Запорожская АЭС

Фото: Алексей СТЕФАНОВ

- Очень важно, что такого еще просто не было никогда в истории: чтобы атомная станция в результате боевых действий переходила из одной юрисдикции в другую. Но действительно, получается странно: вместо обсуждения реальной угрозы начинается очередная пропагандистская война. Дескать, вы это сами ее обстреливаете. Вопрос, который, наверное, стоило бы задать западным коллегам: в чем они видят смысл для России обстреливать станцию, которая находится под ее собственным контролем.

Я все же надеюсь, что украинская сторона сознательно нагнетает. И хотя боевые действия там ведутся, но, конечно, никто прямой наводкой по реакторам не бьет. Это единственное, что меня успокаивает. Мне все-таки, кажется, что украинская сторона при всей своей специфике все-таки понимает, что есть некоторая грань, которую переходить нельзя ни в коем случае.

Возможные последствия аварии

Возможные последствия аварии

Фото: Алексей СТЕФАНОВ

ЕВРОПУ ПУГАЕТ ВОЗВРАЩЕНИЕ В ПРОШЛОЕ

- Я полгода пытаются понять причину всеобщего ожесточения и ненависти европейских элит к России. Это в той самой Европе, которая за свою историю вела бесчисленное количество войн. И любой человек, который там хоть раз открывал учебник, к этому может относиться так: ну, война и война, бывает. Чего они с ума-то сходят?

- Именно так, кстати, ко всей этой ситуации относится остальной мир - условная Нигерия или Пакистан. Для третьего мира войны никогда не кончались, и объяснить жителям Ближнего Востока, что это прямо кошмар-кошмар, никак не получается. Они сразу отвечают: «Как это никогда такого не было? А Ирак, а Йемен?» Но с точки зрения европейцев это форс-мажор гигантского масштаба - война в центре Европы.

Европа действительно после Второй мировой войны предприняла гигантские усилия для того, чтобы такого больше никогда не было. И проект Евросоюза действительно создал совершенно другую атмосферу. Более того, возвращение прежних времен их чудовищно пугает. Они-то знают, что могут очень быстро вернуться к войнам. Только убери эту внешнюю оболочку. Но риторика, конечно, удивительная, когда они говорят, что в Европе 75 лет войн не было. То есть бомбежку Югославии они войной не считают. Босния, Косово - это все у них «невойна». Это другое, как говорится.

- А нет в этом какого-то удивления от России. Мол, вы-то куда на нас?

- Европа 30 лет пыталась делать вид, что они сближаются с Россией и принимают ее как родную. С самого начала это было, скажем мягко, не вполне искренне. Потому что эта ментальная граница - где настоящая Европа, а где ненастоящая - она была. В их понимании Россия должна была себя менять и становиться, как они, но тем не менее. Чем дальше развивался процесс, тем больше становилось понятно, что Россия другой не будет. Наоборот, она после периода сумятицы и хаоса восстанавливает свои исторические параметры. Хорошие или плохие, это неважно, главное, что свои.

Другое дело, что надо понимать, куда мы идем. Давайте скажем честно, что мы азиатами не станем сами по себе. Поэтому здесь возникает очень большой вопрос: что, собственно, представляет собой наша русская цивилизация?

КИТАЙ АМЕРИКЕ НИЧЕГО НЕ ЗАБУДЕТ

- Много говорят про евразийство. Но тоже не совсем понятно пока, с чем его едят.

- Дело даже не в том, есть у нас связи с Европой или нет. Ведь мы с вами прекрасно знаем, что наша родовая черта (очень, на мой взгляд, нехорошая) заключается в том, что мы все время норовим сами на себя смотреть как бы с европейской стороны. Наше шараханье от резкого и яростного антизападничества, наоборот, к объятиям и поцелуям, это две стороны одного явления – какой-то глубокой неуверенности в себе. По идее, мы должны смотреть на Запад с цивилизационным равнодушием. Так же как мы, на самом деле, смотрим на Китай. Это же не неприязнь, это не отсутствие интереса, это просто отсутствие эмоций. Вот этого России не удавалось, по крайней мере, последние лет триста.

- У самих китайцев это равнодушие, кстати, есть. Они как-то совсем не хотят стать похожими на европейцев.

- Что касается Китая, то вообще начинается какой-то невероятно интересный этап. У нас многие комментаторы ждали, что они собьют самолет с Пелоси. Но все вменяемые эксперты по Китаю прекрасно понимали, что такого быть не может. Китай на такие жесты: «А, гори оно все синим пламенем» - никогда не был способен. Но, конечно, они готовились к такому развитию событий. Теперь Китай стоит перед необходимостью показать всем, и, прежде всего, своему населению, что этой выходки Америке никто не простит. Но как это сделать? Обрушение экономических связей с США очень сильно ударит по Америке, но, может быть, даже больше на первом этапе ударит по Китаю. В Китае сейчас осенью исторический ХХ съезд КПК. На нем, как все полагают, будут продлены, возможно – бессрочно, полномочия Си Цзиньпина. Он займет позицию третьего Великого Кормчего после Мао и Дэн Сяопина.

Я думаю, что после этого съезда все начнет двигаться к реальному военному столкновению. Для американцев сложность заключается в том, что это не только про американо-китайские отношения. Если вдруг окажется, что Соединенные Штаты за Тайвань не вписываются, то тогда возникает вопрос у Японии, у Южной Кореи, у Филиппин, у Сингапура – у всех региональных союзников США: а если с нами что, они так же? И вот это ловушка, из которой вылезти невозможно.