Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+12°
Boom metrics
В мире23 сентября 2022 15:06

Украинский блогер сделал русских в Казахстане «сепаратистами»

Провокация подвела мужа и жену под статью УК, и они получили по 5 лет за два неосторожных слова
Внешне, если смотреть на всевозможные этнографические праздники, на севере Казахстана царит дружба народов...

Внешне, если смотреть на всевозможные этнографические праздники, на севере Казахстана царит дружба народов...

Фото: Shutterstock

Одна фраза - пять лет

Украинский рыжий блогер молчал. Он уже сболтнул лишнее.

- Поймите меня правильно. Так получилось, - записал он в аудиосообщении. - Надо было выгрузить именно это видео…

- Почему именно это? - вцепился я. - Кому надо?

Но блогер исчез.

Мою почту разрывали сообщения с севера Казахстана. После поездки в самый русский город соседей - Петропавловск (единственный, где доля титульной нации уступает славянской) там зашептали: приезжал, мол, журналист из Москвы. Из-за ареста. Да-да, той самой семьи, которую (и далее шепотом) посадил рыжий блогер.

- Неужели России не все равно? - шептали там.

Ведь сам Петропавловск тих и равнодушен. Город старательно делал вид, что ему плевать... Лишь пара-тройка русских активистов, которых разбудил мой приезд, очнулись, забеспокоились: а если взять да спасти семью Потопа - 49-летнего Евгения Васильевича и его супругу, 43-летнюю Елену Дмитриевну?

- Думаете, это возможно? - ворчал я, не в силах поверить, что это произошло на самом деле. Крутил видео, из-за которого семье Потопа казахстанский суд дал 5 лет тюрьмы. И не понимал: пять лет за два слова?! Как?!

Это случилось в обычный вечер, когда Евгений Васильевич, приняв законные по случаю выходных сто грамм, радостно вывалился на просторы интернета. Чат «Рулетка» заменял ему завалинку для болтовни с разными проходимцами…

Туда же, на беду, «подвалил» украинский блогер из города Черкассы Микола. Киллер информационной войны. Эдакий тролль-пропагандист с боевой задачей - выявить «ватника», спровоцировать, распалить, зафиксировать крамолу. А там - или жертва прилюдно раскаивается, или статья «за сепаратизм».

Украинский блогер Микола из Черкасс (слева) раскрутил Евгения Потопа (слева) и его жену на опасные слова...

Украинский блогер Микола из Черкасс (слева) раскрутил Евгения Потопа (слева) и его жену на опасные слова...

Фото: СОЦСЕТИ

И вот украинский блогер и Евгений Васильевич сталкиваются в чате.

Видеозапись:

- Ты знаешь казахский язык? - спрашивает блогер у поддато-расслабленного слесаря. (А чего слесарю бояться? Он дома, на кухне, в майке-алкоголичке, в экране компьютера сидит какой-то пижон, чего бы с ним не потрындеть?)

- На хрена? - удивился русский мужичок.

- Ты живешь в Казахстане!

- Я живу в русскоязычном регионе, - Евгений Васильевич изумленно смотрит в камеру. - Зачем мне казахский?!

Опасно. Но пока не смертельно - такой болтовни в Казахстане много. Поэтому семейство Потопа благодушно продолжает разговор. И супруга слесаря Елена Дмитриевна по-женски непосредственно… зарабатывает пять лет тюрьмы.

- Мы ближе к России! - кричит она из-за спины супруга, домывая посуду. - В ближайшее время будем в России.

- Это еще вопрос, - попытался смягчить порыв супруги Евгений Васильевич. Но поздно. Блогер мгновенно бросается на добычу.

- Вы ждете русский мир у себя?

- Да! Да! - кричит супруга.

- Потому что я смотрю на Россию - у нее хорошо все! - кивает слесарь. И подписывает приговор уже себе.

- Вы хотите, чтоб Петропавловск стал Россией? - контрольный выстрел рыжего.

- Да, - кивает Евгений Васильевич.

- А он когда-то и был Россией, - замечает супруга.

- Вас накажут за эти слова, - пообещал блогер.

- Вот дурачок, - наверное, рассмеялось семейство. Через пару месяцев их вызовут в полицию. А потом быстрое расследование, суд, наручники. И тюрьма.

В соцсетях у Потопа одни милые семейные фото с незатейливыми виньетками.

В соцсетях у Потопа одни милые семейные фото с незатейливыми виньетками.

Фото: СОЦСЕТИ

Где безопасность и где паранойя

Я приехал в Петропавловск с опасением: поймет ли меня читатель правильно? Ведь в наши дни слово - пуля. Кастет. Нет теперь у слова свободы. Одна ответственность.

- Сколько бы дал за такое видео российский суд? - размышлял я, прогуливаясь по его старинным казацким улочкам, по чудом сохранившейся «Кандальной улице» - по этим древним булыжникам каторжан гнали в Сибирь. Я пытался представить. Гипотетически: сколько даст тетушке, которая ляпнет где-нибудь на калининградской кухне «В ближайшее время будем жить в Германии», российский суд? 5? 3? Или сразу 10?

Где проходит эта тонкая грань между государственным интересом и идиотизмом? Национальной безопасностью и безумием? Территориальной целостностью и паранойей?

Но, с другой стороны, не нарушу ли я хрупкий межнациональный мир, это чудесное казахо-русское равновесие?

В соседнем городке Кокшетау председатель общественного объединения «Республиканское славянское движение «Лад» Максим Крамаренко сказал мне сразу:

- Напрягает, что российские СМИ все время пишут о масштабной русофобии в Казахстане, но этого нет. Скандальные истории вроде «языкового патруля» искусственны. Они создаются специально для скандальной атмосферы (организатор «патруля» Куат Ахметов в итоге убежал в Киев. - Ред.). Но получается заколдованный круг - чем больше наши политики и журналисты говорят резкие вещи о Казахстане, тем больше у казахов фобий. Об аннексии территории, например. Страхи с удовольствием подогревает Запад, казахи нервно реагируют, Москва отвечает тем же…

В конце прошлого года, например, был принят закон о необязательности употребления русского языка в рекламе или потребительских услугах. Попытки редких смельчаков, напомнить, что русский язык вообще-то вполне достоин стать вторым официальным, - теперь чуть ли не экстремизм.

- Я попытался поднять тему, но на меня обрушилась сотня разных уважаемых персонажей, требующих примерно меня наказать, - вспоминает Крамаренко. - И все равно я хочу жить в Казахстане с двумя госязыками. И русские бы не бежали, и страна была бы богаче… Но наши власти в глухой обороне. Несколько лет назад русская женщина из Караганды получила за такой же «кухонный разговор» 2,5 года. Тогда - условно. Но уже было ясно: так называемым ватникам власть вынесла последнее предупреждение. «Болтунов», мол, будем сажать. Даже таких бедолаг, как семья Потопа.

- Но зачем?!

- В том-то и загадка, - задумался Крамаренко. - Чтобы напугать?

По табличкам во французском квартале Петропавловска хорошо видно, в чью сторону смотрят местные власти. Фото: Дмитрий ЧАСОВИТИН/GLOBAL LOOK PRESS

По табличкам во французском квартале Петропавловска хорошо видно, в чью сторону смотрят местные власти. Фото: Дмитрий ЧАСОВИТИН/GLOBAL LOOK PRESS

Петропавловск мы не сдадим

Город меня встретил солнцем и колокольным звоном. Отчаянный казак - местный юрист Евгений Кожевников сразу потащил смотреть его любимый Петропавловск. Так с гордостью хороший хозяин показывает гостю родные хоромы и ждет, что охнет тот - какая красота!

Я и охал. Но было в Петропавловске что-то странное. Долго не мог сообразить что, пока рассеянно не спросил: а что такое Кызыл Жар?

Это название мелькало повсюду. Гостиница «Кызыл-Жар». Аэропорт Кызыл-Жар. Футбольная команда «Кызыл-Жар». Телеканал «Кызыл-Жар»…

Казак посуровел. Говорит: Петропавловск вот-вот переименуют, правда, это «вот-вот» растянулось на 15 лет - с тех пор, когда лобовая атака Астаны была отбита горожанами.

- Чуть ли не весь Петропавловск тогда нацепил желтые ленточки в знак протеста против переименования, - вспоминал Кожевников. - На автомобилях, сумочках, рюкзаках, одежде - все было в желтом! Даже петропавловские казахи поддержали. Лишь горстка националистов носила контрленты - красные. Поэтому власть отступила. Похоже, мудро решила подождать…

- Подождать? Но что?! Пока вы не смиритесь с Кызыл-Жаром?

- Никогда! - вспыхнул казак. - Петропавловск мы не сдадим!

Но помрачнел еще больше.

- Вчера, - говорит, - знакомый казах влип в историю. Водил группу иностранцев по городу, а у нас кругом следы Империи! Храмы, казацкие улицы... И один из туристов возьми и спроси: «Все это не казахи, а русские построили?» А тот ответил: «Ну да…»

Кожевников нервно хо-хотнул.

- И что? Ну спросил и спросил, - не понимаю. - Это же исторический факт.

- Эх, сразу видно, не местный, - просиял казак. - Нельзя у нас беззаботно и легко обращаться с правдой. Чревато. Бдят. Кому надо, наверх доложили - и начались у парня проблемы. Зачем, дескать, гостей в храм повез? Зачем русскую старину показывал? А куда ему, блин, везти?!

- Как-то мелко для властей, - пожимаю плечами. - Ну построила Империя город Петропавловск, что тут обидного? Ерунда какая-то…

Но тут, оказывается, с такой ерундой и борьба.

Особенно Кожевникова задела история со старинным русским кладбищем, «появившимся» у реки Ишим, когда с обрыва посыпались кости и открылось крестьянское православное захоронение средины XVIII века. Первые русские поселенцы… И, казалось бы, дело святое, епископ Петропавловский и Булаевский Владимир отслужил заупокойную панихиду, благословил похоронить останки «первопроходцев» на старом кладбище возле храма Всех Святых (здесь его называют «маленькой» церковью).

Но началась типичная казацко-казахская возня. Малочисленная (по десятку активистов с каждой стороны), но гремучая. Казаки - с одной стороны, националисты - с другой.

- Думаете, дали похоронить?! - горько спросил казак Кожевников. - Прибежали наши «друзья», закричали: а по какому праву русским такая привилегия?! Почему их хоронят в центре города?!

- Так это же территория православной церкви…

Машет рукой. Уступил, мол, епископ. Похоронили на кладбище общем, городском…

Город сепаратистов

Даже попытки городских властей отреставрировать центр города наталкиваются на яростное сопротивление националистов. Думаешь: «Господи! Зачем им это?! Чего они хотят добиться?»

И ты чувствуешь, что сам тихо, по-русски молчаливо, но сатанеешь. Ведь если послушать лишь десять минут из многочасовых проповедей петропавловского блогера Ергали Копеева, то - Аллах свидетель - ты возмущаешься: где справедливость? Где 5 - 10 лет тюрьмы от принципиальных казахстанских судей, посадивших семью Потопа?

«Забегали, зашевелились, враги нашей независимости - имперцы, - проповедует с экрана Копеев. - Павлодар – город сепаратистов. Там надо казаков разогнать, штабы закрыть, форму поснимать, и тогда в Павлодаре наступит порядок… И в Петропавловске (имперцы) голову поднимают - хотят восстановить исторический центр города. Крепость хотят восстановить, прикрываясь религией. Отреставрировать старинную солдатскую церковь. «Солдатский» - сразу нет. Солдатский - значит, пришел с оружием, стрелять в коренное население, изгонять с насиженных мест. Там работает заводской цех. Вот пусть и работает…»

То есть вокруг потрескивает, но все еще держится мир. Русско-казахские семьи. Компании. Коллеги. Старые друзья. Мир - чудесная хрустальная ваза, стоит на краю серванта. А внизу бесятся то ли несмышленые дети, то ли чертенята. И раскачивают яростно, чтобы раскололось, разбилось, рухнуло…

Местный суд, например, сажает очередного русского мужика - Игоря Чуприна. Тоже не сдержался, как и семейство Потопа, влез с националистом в спор. Чуприну показали карту Великого Казахстана - с частью территории Узбекистана, Китая, России, тот взбрыкнул - мол, попробуйте. И пошло-поехало. Суд. Наручники. 5,5 года.

И тут же - как назло - сход в деревне Еленовка Акмолинской области для переименования. Часть зала русская, часть - казахская. Тема - переименование Еленовки в Самалтау.

- Мы строим казахское государство, не русское, - кричит докладчик.

- Ничего себе! Это что такое… - загудела часть схода.

- Все эти Еленовки, Дмитровки - это значит быть под русской головой, а нам нужно быть независимыми от Москвы.

Гул от русской части стал оглушительным, а другая часть грянула аплодисментами.

- Вы разделяете людей! - крикнул кто-то из зала, да кто его слушал…

Граница в деревне уже проведена: 98 - за, 46 - против…

Памятник в центре Петропавловска напоминает о «проклятом имперском и советском прошлом». Но с памятниками в Казахстане все-таки не борются... Фото: Дмитрий ЧАСОВИТИН/GLOBAL LOOK PRESS

Памятник в центре Петропавловска напоминает о «проклятом имперском и советском прошлом». Но с памятниками в Казахстане все-таки не борются... Фото: Дмитрий ЧАСОВИТИН/GLOBAL LOOK PRESS

Немыслимая дерзость

Возможно, все новорожденные страны проходят положенные природой стадии. В подростковом возрасте им страстно хочется построить национальное государство, при котором страна максимально дистанцируется от бывшей метрополии.

И, похоже, официальная Астана выстроила именно этот национальный курс.

Например, с сентября Петропавловский Северо-Казахстанский университет имени М. Козыбаева стал филиалом… американского Университета Аризоны.

- Обучаясь в Штатах, в городе Тусон, у студентов будет шанс обучаться в международном сообществе… Когда студент изучает обе образовательные системы и при этом становится гражданином мира, он понимает, как думать о мире, в котором он живет, - пообещал петропавловцам вице-президент университета Дэниел Палм.

С юга Казахстана на север по специальной программе едут казахские переселенцы. Для переселения на «русский север» не нужно ни знаний, ни денег. Если тебе не хватает проходных баллов или ты завалил экзамены, езжай в Петропавловск и Павлодар, там тебя примут в университет, дадут общежитие и хорошую стипендию…

И если кто-то будет ворчать, возьмут на заметку. Лишнее слово - и ты зек.

Поэтому, когда я попытался поговорить с родственницей семьи Потопа Татьяной Одарич, та взяла время на размышление, но после семейного совета извинилась. 21-летняя дочь, Ангелина, оставшаяся без родителей с ребенком на руках, тоже боится говорить.

- Мы боимся навредить, - вздохнула Татьяна Васильевна. - Их же у нас, откровенно говоря, похитили. И мы не понимаем - за что? Но мы должны молчать. Пообещали условно-досрочное освобождение…

И я согласился. Действительно, здесь, в Казахстане, им лучше промолчать…

Мы сидели с адвокатом семьи Потопа Александром Зенковским и грустили…

- Поразительно! - почти кричал он. - Я работаю 37 лет, видел многое, но чтоб такое... Как вы можете так откровенно сажать ни за что?! Состава преступления нет. Вы хотите пресечь болтологию - отправьте участкового. Или вызовите в КНБ (комитет нацбезопасности. - Ред.) - для «говорунов» это будет такой страх, что они вообще говорить в интернете перестанут!

- Поймите, Владимир, – говорил мне защитник, - мы же так поколениями обучены, если сболтнем лишнее - подъедут и скажут: эй, рот-то прикройте. Если хотите мира, займитесь профилактикой.

- А если - войны? - вдруг спросил я с ужасом.

И махнул рукой - нет, не может быть.

И мысленно перекрестился.

ВМЕСТО ПОСЛЕСЛОВИЯ

Украинский блогер в следующем своем эфире проговорился.«Люди с органов дали список вопросов», - сказал он о своем разговоре с семьей Потопа. Неужели спецслужбы Казахстана так тесно работают с Украиной?

И кстати. Вопрос к Российской Федерации: что делать со всем этим будем? В ответе ли государство российское за тех, кого приручило? С помощью нашего ТВ, которому внимает весь русскоязычный Казахстан. Он внимательно слушает Владимира Соловьева, Дмитрия Киселева, Тиграна Кеосаяна...

Приведу пример. Как-то в маленький казахстанский городок Риддер приехал из России к родителям погостить молодой парень Игорь Сычев. Его арестовали. И посадили на пять лет за сепаратизм (будучи администратором одного из форумов, он нечаянно пропустил «неправильный» пост). Отсидев «за пропаганду присоединения к России», он, конечно, бежал из Казахстана и подал на российское гражданство... Но у него даже не приняли документы. Осужденных «за стремление в Россию» в Россию не берут. И ходит Игорь Сычев по инстанциям, как Левша в сказке Лескова, и не понимает - где правда?

Вот правда: где?